ВИРТУАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ

На вокзале меня встретила старая добрая знакомая Светлана Сергеевна. Не виделись мы года три, и по дороге к ним домой я заметила, что выглядит она очень огорченной. Объяснила мне все Светлана Сергеевна, когда мы пили чай на кухне.

– Знаете, у нас в семье случилось большое несчастье: мой внук Никита буквально погибает.

– Что с ним? – в голову сразу же полезли мысли о стереотипных пороках и бедах нашего времени, выкашивающих молодежь. – Неужели наркомания или алкоголизм?

– Нет, другое, – горько махнула рукой Светлана Сергеевна, – но из той же оперы. Игромания. Слышали про такое? Произошло все как-то незаметно. На первом курсе института Никита увлекся компьютерными играми. Стал все больше времени проводить за игрой. Отношения с матерью у него были натянутые, она разведена, часто уходила из дома. Учеба пошла наперекосяк, экзамены он завалил и взял академический отпуск. Оказался кругом в долгах, стал таскать из дома деньги и вещи. Тут отец – а он живет в другом городе – встревожился и забрал Никиту к себе, устроил на работу, нашел репетиторов, чтобы подготовить сына к экзаменам. Стал контролировать его увлечение компьютерными играми. Но внук уже превратился в другого человека! Стал скрытным, чужим, эгоистичным. И через неделю он, никого не предупредив, сбежал от отца назад, к матери. Работать и учиться больше не хотел. И вот теперь ни отец, ни я не можем достучаться до его сердца. Ему никто не нужен. Живет в своем замкнутом мирке, ни перед кем не чувствует никакой ответственности. У отца просит только денег. Я не знаю, чем это все закончится и можно ли помочь Никите?

И бедная Светлана Сергеевна принялась пить лекарства, жалуясь на то, что от переживаний у нее сердце прихватило. С горьким чувством я уходила из гостей. Жаль было Светлану Сергеевну, еще больше – Никиту. Думалось: может, не все так страшно, как кажется бабушке? И я решила задать этот вопрос специалисту, известному самарскому психотерапевту Александру Третьякову.

Александр Леонидович нашел историю с Никитой очень тревожной. По его словам, игромания так же, как и наркомания, болезнь зависимого поведения.

– Современная компьютерная графика, – пояснил психотерапевт, – достигла таких высот, что сегодняшние игры способны имитировать очень многие реальные чувства человека, погружать игрока в виртуальный мир, почти ничем не отличающийся от реального. Причем игрок может как бы сам воздействовать на персонажей игры и на ее течение, иллюзия реальности выдуманного мира становится очень сильной. И подростка, увлекшегося играми, больше влечет яркий и опасный компьютерный мир, в котором он, как ему кажется, является настоящим героем и суперменом, чем реальный мир, представляющийся ему бледным и скучным. С проблемами, уроками и обязанностями, в котором он – обычный ребенок и в котором жить гораздо тяжелей…

В истоках этой зависимости лежат четыре пласта. Первый – биологический. Он подразумевает биологическую, врожденную предрасположенность человека к зависимому поведению. Речь в данном случае идет о врожденной недостаточности (или же переизбытке) в организме человека так называемых гормонов радости, по-научному – эндорфинов. Это часто случается, если родители ребенка – алкоголики или психически больные люди.

Бывает, к таким последствиям приводят родовые травмы головы. В таких случаях подрастающий ребенок ощущает неясную тревогу, какую-то неудовлетворенность жизнью. Иногда это удается снять за счет увлечения спортом, искусством, наукой, рукоделием. Другим же требуются сильные, острые ощущения. И такие люди уходят в наркоманию, игроманию, проституцию, совершают преступления.

Выход из такой ситуации есть: близкие, заметив в своем ребенке склонность к противоправному поведению, должны своевременно обратиться к неврологу. И лекарственные препараты могут снять напряжение.

Второй пласт проблемы – психологический. Психологи отмечают, что ребенок, испытавший в детстве недостаток любви и уважения (или переизбыток, что также опасно), склонен к девиантному поведению. Такой человек «привык принимать счастье как товар» (слишком ценит вещи, деньги, но не ценит отношения). Возникают цинизм и нигилизм, которые ведут к потере смысла жизни.

Третий пласт – социальный. Оглянитесь вокруг – сколько сейчас появилось искушений для наших детей! И родители, учителя, общественность должны понимать опасность этой тенденции для неокрепших детских душ, должны уметь защищать своих детей от этого яда.

Четвертый пласт болезней зависимого поведения связан с духовной теорией. Настоящим антинаркотическим и антиигровым иммунитетом становятся вера, надежда, любовь. Души глубоко верующих людей естественно защищены от погружения в бездну наркомании или игромании.

И что в такой ситуации остается делать родителям и близким людям увязшего в сетях игромании человека? Как можно скорее, не теряя драгоценного времени, ведь проблема со временем только усугубляется, обратиться к специалистам – к психотерапевту, неврологу, психиатру. И начинать реабилитацию сразу по всем направлениям – биологическому, психологическому, социальному и духовному. И чем скорее человек или его близкие забьют тревогу, тем больше шансов вернуть игрока в реальный мир.
Коллаж Влада ГРАМОТЕНКО.