ЧУЖИЕ ПОРОГИ

22 March 2018

МАТЬ-ОДИНОЧКА С РЕБЁНКОМ ОСТАЛАСЬ БЕЗ ЖИЛЬЯ И БЕЗ ПОМОЩИ

После центра
С Натальей Капустиной и ее дочкой Мариной мы познакомились в минувший Новый год, когда помогали устроить праздник для ребятишек самарского центра социальной помощи женщинам и детям «Ты не одна». Маришка тогда стала счастливой обладательницей «говорящей» куклы, о которой давно мечтала, и ее восторгу не было предела. А мама Наташа с грустной улыбкой смотрела на дочкину радость – сама она не могла купить такую дорогостоящую игрушку.
Однако в центре социальной помощи женщины с детьми имеют право находиться не более полугода. На сегодняшний день Наталья работает почтальоном в селе Утёвка Нефтегорского района и снимает вместе с дочкой угол. Знакомые сельчане временно прописали их у себя. Хозяйка дома, где Наташа с Маришкой снимают комнату, предупредила, что пустила квартирантов только до середины сентября, дольше – не может. А идти им некуда…

Судья не защитила права ребёнка
Раньше у них был какой-никакой, но свой дом. В восемнадцать лет Наташа вышла замуж и прописалась в квартире мужа. Квартира была и остается неприватизированной, а ответственной квартиросъёмщицей в ней являлась бывшая свекровь. Семья мужа оказалась пьющей и скандальной, поэтому Наталья с супругом развелась и вышла замуж во второй раз. Но из квартиры не выписывалась, так как другого жилья у нее, да и у нового мужа не было.
Вскоре в семье родилась Маришка, которую прописали вместе с матерью. Однако и второй брак не сложился. Пришлось Наталье с дочерью возвращаться в дом бывшего мужа. К которому, чтобы не зависеть от бывших родственников, отец Натальи сделал однокомнатный пристрой. Вот в этом пристрое Наташа с Маришкой и жили, не забыв изменения в планировке дома оформить официально.
Легко догадаться, что это соседство очень не нравилось бывшему мужу Натальи и его матери. «Все эти годы бывшая свекровь пила и дебоширила, – рассказывает Наталья. – Она запросто могла среди ночи явиться ко мне в пристрой и поднять крик, требуя, чтобы мы убирались отсюда на все четыре стороны. Ох, мы и намучились! Поэтому, когда мне предложили место няни в сельском районе и разрешили жить в доме хозяина вместе с Маришей, я обрадовалась».
Женщина оформила временную регистрацию в сельском районе, чтобы ее дочь могла учиться в местной школе. Но через полгода Наталье позвонили из Самары. Оказалось, что свекровь, воспользовавшись отсутствием Натальи и тем, что та временно выписалась, подала иск с требованием выселить бывшую сноху и ее дочь из своего дома. И прошло уже два заседания суда, о которых Наталью не проинформировали. Через три дня состоится третье. Наташа с дочерью немедленно приехала в Самару, собрала все, какие успела, бумаги и справки и явилась в суд. Однако суд принял решение не в ее пользу. «Вы же выехали с Некрасовской? И оформили прописку в сельском районе, – обосновала свое решение судья Е.В. Антонова. – Значит, в этом доме больше не живете».
– Но я выехала только на время работы. А чтобы моя дочь могла жить вместе со мной и учиться в школе, пришлось оформить временную прописку в доме хозяина. Временную, а не постоянную, – объясняла Наталья. – У нас и вещи все остались на Некрасовской, да и жить нам больше негде». Ведь выезжают же из своих квартир люди в другие города работать вахтовым методом, а жильё тем не менее остаётся за ними.

Роковой «подарок»
Но ее аргументы не возымели никакого действия. Наталья оспорила решение в областном суде. Со своей стороны представители опеки и департамента имущественных отношений подали апелляцию на решение суда, ведь без жилья и прописки осталась несовершеннолетняя Мариша. Однако их протест суд также не принял во внимание.
Вот так мама с дочкой оказались без крыши над головой. По злой иронии судьбы дата вступления решения суда в силу совпала с днем рождения Мариши – 23 сентября 2014 года. Такой вот подарок сделали девочке судейские.
Нынешней весной знакомая помогла Наталье оформить временную регистрацию в Утёвке, и она устроилась работать в сельском магазине, а Маришка пошла в местную школу. Но из магазина женщине пришлось уволиться: «Не могу принять на постоянную работу, – сказал хозяин, – у тебя же регистрация временная…»
Слава Богу, место на почте появилось. Зарплата там, конечно, крошечная – 5800 руб­лей, зато «белая», с социальными гарантиями. Но снова встал вопрос: где жить?

Вилы закона
– Я обегала всё село, пытаясь найти кого-то, кто мог бы нам сдать комнату на долгий срок, но мне всюду отказывают. Говорят, что продают дома, а не сдают квартирантам…
Побывала Наталья Капустина и на приеме у главы поселения, но тот, узнав о ее проблеме, только руками развел, сказав, что предоставить женщине с ребенком комнату в общежитии не может, потому что домов маневренного фонда в поселении нет. Зато предложил ей подать документы, чтобы встать в очередь в качестве нуждающейся в жилье. Предупредил, правда, что документы юристы могут и вернуть: для того чтобы встать в очередь на получение жилья, по закону требуется постоянная регистрация в их посёлке, которой у Натальи нет… Это обстоятельство также является препятствием для признания Натальи малоимущей, а значит, она и ее дочь не могут получать субсидию, которая хоть немного облегчила бы их тяжелое материальное положение. Ведь бывший муж, добыв справку о минимальной заработной плате, алименты Маришке платит всего по тысяче-полторы в месяц.
– Таковы «вилы» закона, – пояснила консультант Самарского областного родительского комитета «Доверие» Оксана Владимирова. – С одной стороны, если женщина нигде постоянно не прописана и на скромную зарплату одна воспитывает ребенка, то она явно малоимущая и нуждается в жилье. С другой – если у нее нет постоянной регистрации, то она не может ни в очередь на получение жилья встать, ни материальную помощь от государства получить. Наталья стала заложницей этой ситуации.
Справедливости ради надо сказать, что общественники предложили Капустиным пожить в социально-реабилитационном центре, который находится в Нефтегорске, но они отказались, потому что не хотят опять в «казенный» дом, которых в жизни матери и дочери было уже великое множество. Да и проб­лему это не решит, ведь всевозможные центры и приюты – это временное пристанище на пару-тройку месяцев, максимум – на полгода. А дальше что? Снова поиск угла? И вечный страх, что опека может забрать у нее Маришку, потому что она не в состоянии предоставить ребенку нормальные бытовые условия. Девочке по этой причине уже приходилось жить и учиться в интернате, и теперь она панически боится расстаться с матерью, все время бегает за Натальей как хвостик.
Честно говоря, наиболее реальный выход из положения видится лишь один – попросить о помощи главу Нефтегорского района. Если в маленькой Утевке нет своего маневренного жилья, то во всем районе оно наверняка имеется. А семья Капустиных и комнатке в общежитии будет очень рада. И работать Наталья может в любом почтовом отделении, ведь почтальоны-то везде нужны.

Марина ГОНЧАРЕНКО.

* * *

От автора. Мы обратились с официальным запросом в администрацию Нефтегорского района с просьбой помочь семье Капустиных, оказавшихся в отчаянном положении. Вот что ответила нам ведущий инженер по жилищным вопросам администрации района Светлана Зекановская: «Действительно, в Утёвке нет маневренного фонда, поэтому глава поселения помочь с жильем Наталье Капустиной и ее дочери не может. Но Наталья имеет право подать заявление с просьбой о предоставлении жилья в администрацию Нефтегорского района. Жилищная комиссия рассматривает подобные заявления дважды в месяц».
Мы рассказали об этой возможности Наталье, и сейчас она собирает все необходимые документы.