Как птице – летать

Если активно помогаешь нуждающимся, считает С.Г. Погановская, педагог и социальный работник с многолетним стажем, то болезни и немощи отступают

«Или учителем, или никем!»
Соня росла энергичной и шустрой. Со школьной скамьи была пионервожатой-горнистом и в будущем видела себя исключительно педагогом. «Или учителем, или никем!» – так категорично говорила она взрослым.
Выучилась на учителя начальных классов, а позже получила диплом психолога. Работала и учителем, и завучем. Став в 1987 году директором только что открывшейся самарской школы №131, она еще окончила курсы бухгалтеров. Ведь директор школы обязан быть не только педагогом и организатором, но и хорошим финансистом.
А сейчас, когда пришлось вплотную заняться социальной работой, изучать тонкости бюрократической казуистики и бегать по судам да прокуратурам, отстаивая права своих подопечных, Софья Георгиевна с грустинкой размышляет: «Теперь я поняла, что во мне умер хороший юрист…»
Хотя почему умер? Уже будучи пенсионеркой и сменив школу на городской центр «Семья», Погановская окончила курсы социального адвоката, и сейчас ей это очень помогает.
«Я никогда не считала зазорным учиться чему-то новому, – поясняет она. – Когда была директором школы, не стеснялась просить своих учеников разъяснить что-то непонятное в работе с компьютером. Благодаря этому я стала очень приличным пользователем ПК. Иногда даже молодые коллеги обращаются ко мне за советом».
Выпускники 131-й школы, которая сейчас называется лицеем «Созвездие», с ностальгией и теплотой вспоминают директора Погановскую. Мол, и сердечной она была, и неравнодушной к нуждам ребят.
Сама Софья Георгиевна считает, что ее педагогический опыт бесценен. Ведь в центре «Семья» она сталкивается с теми же проблемами, которые возникали в школе. То ребенок забросил учебу, то родители не справляются с собственным чадом, то бабушки жалуются, что за их внуками не смотрят горе-родители, то соседи рассказывают, что нередко встречают маму-папу ребенка пьяными...

«Возьмите меня к себе...»
В ее ведении – самые разные проблемы. Она выезжает в семьи, для того чтобы изучить обстановку на месте, посмотреть, в каких условиях живут дети, исполняют ли их папы и мамы надлежащим образом свои обязанности. А если есть какие-то проблемы – решает их. Где-то достаточно простого разговора, а где-то приходится направлять родителей на лечение, заниматься их трудоустройством, а то и забирать детей на время из семьи, чтобы папа и мама образумились.
Поистине неоценимую помощь в получении собственной жилплощади оказывает она детям-сиротам. Бывает, что начинает с нуля: посылает запросы в различные инстанции, долгими месяцами собирает все необходимые справки, обходит вместе с сиротой чиновничьи кабинеты, а то и суды, и прокуратуры. Ведь не секрет, что детдомовские ребята выходят во взрослую жизнь неподготовленными, не знают элементарных вещей, не умеют отстаивать свои права и добиваться положенного. А службы опеки, обязанные таких ребят поддерживать, зачастую от них просто отмахиваются.
Вот и получается, что социальных педагогов в Самаре много, а людей, реально помогающих сиротам, попробуй отыщи. Поэтому и обращаются к Софье Георгиевне не только из Самары, но и со всей области. А те, кому она уже помогла, передают ее координаты как эстафетную палочку другим. Знают, что не откажет, не сошлется на то, что «район чужой», «проблема не моя», а разберется и поможет.
Работает Погановская и с многодетными родителями, и с приемными семьями. Проб­лемы последних ей знакомы не понаслышке. Самой пришлось, будучи матерью-одиночкой, воспитывать двоих приемных детей. Мальчика она привезла из летнего лагеря, в котором работала директором. Было ему восемь лет, и жил он в приемной семье, где у него не сложились отношения с родителями. Дело дошло до того, что стал он убегать из дома, воровать. Приемная мать уже хотела отправить его в колонию. И вот такой ребенок оказался в детском лагере.
Но Софья Георгиевна, присмотревшись к мальчишке и поняв, что он совсем не такой испорченный, каким приемные родители его хотели выставить, а просто потерянный и нелюбимый, решила взять его в свою семью. И стала ему самым родным человеком на свете. Воспитала, выучила. Сейчас это уже взрослый и самостоятельный мужчина, отец семейства.
А еще, когда Софья Георгиевна работала в школе завучем, у нее четыре года жила ее ученица. Она сама подошла к ней, когда потеряла мать, и попросила: «Возьмите меня к себе, я не хочу в детдом».
И София Георгиевна не отказала. Вырастила девочку, помогла получить профессию, выдала замуж…
Скажите, много вы знаете педагогов, готовых взять на воспитание своих учеников?
А много ли школьников в трудной ситуации решатся попросить «стать мамой» своего учителя? Лично в моей практике такой случай единственный.

«Мне просто некогда болеть»
Поэтому, наверное, совершенно не случайно, что именно эта маленькая хрупкая женщина к своим обязанностям социального педагога прибавила еще и общественную работу, став членом благотворительного фонда «Благодетели» и самарского областного родительского комитета «Доверие». Ну не может она пройти мимо беды, не откликнуться, не помочь.
Я с Софьей Георгиевной знакома уже несколько лет и считаю ее испытанным «боевым товарищем». Познакомились мы с ней ранним мартовским утром, когда стрелки часов показывали всего пять утра. Активисты родительского комитета «Доверие» вместе с журналистами отправлялись в Кинель-Черкасский медицинский колледж выручать бывшего детдомовца Мишу Толстова. Выехали в такую рань, потому что спешили, ведь администрация колледжа намеревалась именно в этот день отправить парня в пансионат. Мишка же боялся этого как огня, он хотел самостоятельно распоряжаться своей жизнью.
Потом были совместные выезды в Тольятти, к Галине Беляевой, бывшей детдомовке, по вине местных властей оставшейся с тремя детьми без жилья. Ей благодаря вмешательству Софьи Георгиевны тоже удалось помочь. А также в Отрадный, в приемную семью Светланы Райсих, где нашла приют и материнское тепло шестнадцатилетняя Полина, сбежавшая до этого из интерната и скитавшаяся по знакомым.
Были и совместная встреча с уполномоченным по правам человека Ольгой Гальцовой, где активисты «Доверия» обсуждали проблему обеспечения жильем детей-сирот, и беседы с матерями, отказавшимися от своих детей. Да всего и не перечислишь! И именно Софья Георгиевна помогла сориентироваться в непростой ситуации, когда отец и мать после расставания никак не могли поделить ребенка (статья «А Аленки там не было»).
Выезжая с Софьей Георгиевной в разные районы по самым разным поводам, я обратила внимание на одну ее особенность. Она, внимательно выслушав людей, обязательно первая предложит помощь, если это в ее компетенции.
Например, приехав в Отрадный посмотреть, как устроилась в семье Светланы Райсих ее подопечная Полина, Софья Георгиевна разговорилась с одним из приемных сыновей Светланы и услышала от него, взрослого уже парня, что он вынужден жить у приемной мамы, потому что ему положенного как сироте жилья никак не добиться. И она тут же предложила свое содействие. Хотя, рассуждая обывательски, зачем ей лишние хлопоты, она ведь сюда по другому поводу приехала? Но для Софьи Георгиевны приходить на выручку людям так же естественно, как птице – летать.
– Самая главная награда в моей работе – видеть благодарные глаза людей, – признается Софья Георгиевна, – ощущать, что удалось им помочь. Только ради этого стоит заниматься социальной работой. И еще: благодаря этой работе я не ощущаю груза лет, а ведь мне уже за семьдесят. Совсем не хожу по врачам. Мне просто некогда этим заниматься.

Марина ГОНЧАРЕНКО.