НЕ ЗАРЕКАЙТЕСЬ ОТ ВОЙНЫ

06.04.2018

К нам часто обращаются люди, оказавшиеся в беде. Как в последнюю инстанцию, когда помощи искать уже не у кого, а службы, призванные ее оказывать, бездействуют…

История юной женщины Екатерины Гроза – беженки из Луганска – казалось бы, у любого должна была вызвать сочувствие и желание помочь. Но вместо этого ей пришлось выслушать несправедливые обвинения и требование немедленно уехать домой. И не от каких-нибудь досужих кумушек, а от специалистов Новокуйбышевской службы УФМС, которые по закону как раз и обязаны решать проблемы беженцев.

Зарегистрировав брак в июле прошлого года, Катя Грибоносова поменяла фамилию, но не успела сменить паспорт. Через три дня после свадьбы они с мужем были вынуждены срочно уехать в Россию, спасая свои жизни. Позже это обстоятельство сыграло с молодой женщиной злую шутку.
…Они убегали от войны, как и тысячи других граждан Украины, что уезжали в Россию, нередко в последний момент, спасаясь от пуль и взрывов, бывало, даже без вещей, денег и документов, без самого необходимого, лишь бы выжить и уберечь от смерти детей…
Когда начались боевые действия в Луганске, многие горожане думали, что это ненадолго, что скоро наступит мир. Так же рассуждал и молодой экономист Евгений Гроза, успокаивая юную жену Катю: мол, всё образуется, не надо паниковать. Молодые люди только-только расписались, и Катя ждала ребенка. Вскоре Евгения, возвращавшегося после работы домой, в Луганск, при въезде в город задержали украинские силовики, чуть не расстреляли. Спастись удалось просто чудом. Добравшись до дома, Евгений решил: все, надо бежать, спасать жену и еще не рожденного ребенка. Тем более что в городе не работали ни больницы, ни роддома. Схватили самые необходимые вещи, документы – и на вокзал. В Самару попали через Симферополь. Молодым людям было неважно, куда ехать, ведь в России родственников и друзей у них нет.
Остановились в пункте временного размещения беженцев (ПВР), что в Дубках. Через неделю после приезда в Самару Катю увезли в роддом. А спустя месяц из Луганска приехали ее родители. Удалось снять двухкомнатную квартиру в Новокуйбышевске. В начале сентября, когда переехали и немного обустроились, отнесли документы в местное отделение УФМС, чтобы стать участниками государственной программы переселения соотечественников в Самарскую область по упрощенной форме. Им обещали, что они смогут в кратчайшие сроки, согласно новым поправкам к законодательству, получить гражданство, а вместе с ним – государственную выплату по уходу за ребенком, другие компенсации на первое время (которые, кстати, ими были получены своевременно).
– Именно тогда и выяснилось, что документы у вас не в порядке? – интересуюсь у Кати.
– Нет, проблему с паспортом я пыталась решить еще в пункте временного размещения, когда мы только приехали в Самару. С нами там работали специалисты из Федеральной миграционной службы, – говорит молодая женщина, тетешкая шуструю и подвижную малышку Таисию, которая появилась на свет под мирным самарским небом. – Я спросила у них, нужно ли мне менять фамилию. Мне ответили, что сейчас не надо, когда будете оформлять российское гражданство, тогда и поменяете. На том и порешили. Тот же разговор повторился и во время нашего визита в Новокуйбышевское отделение УФМС в сентябре. Мы оставили там заявление, копии документов и стали ждать.
Ожидание затянулось не на дни и недели, а на несколько месяцев, в течение которых наши герои несколько раз посещали Новокуйбышевское отделение миграционной службы. И всякий раз оказывалось, что что-то в оформлении их документов не в порядке и им возвращали их на переделку. И наконец в декабре семья обратилась уже в областное отделение УФМС, чтобы узнать решение комиссии. Поехали с грудным ребенком на руках – куда ж его было девать?
Вот тогда-то и выяснилось, что Катин старый паспорт в связи со сменой фамилии при заключении брака является недействительным и требуется установление личности. О том, что эту процедуру нужно провести, к слову говоря, новокуйбышевские специалисты УФМС до этого не сказали ни разу.
Более того, отвечая на запрос управления по вопросам семьи и демографического развития администрации Новокуйбышевска по поводу этой семьи, руководитель городского отделения УФМС Андрей Кизимиров ничтоже сумняшеся ответил, что «гражданин Гроза Е.А. и члены его семьи с заявлением о получении разрешения на временное проживание в пределах квоты, установленной на 2014 год, не обращались». И далее: «Гражданка Гроза (Грибоносова) Е.А., обратившаяся за получением временного убежища, не предоставила свидетельство о заключении брака, в котором имеется запись о перемене фамилии». Мол, поэтому она не была грамотно проконсультирована сотрудниками отделения и свидетельство о временном убежище получила на старую, недействительную на тот момент фамилию. Короче, сама виновата.
Я снова и снова переспрашиваю Катю: точно ли она предоставляла в Новокуйбышевское УФМС все документы, в том числе и свидетельство о браке. Девушка твердо отвечает: «Да».
В результате чиновничьего вранья и пренебрежения своими обязанностями в программу переселения соотечественников на 2014 год семья не попала, а Катя оказалась без документов и без права находиться на территории России. Фактически нелегалкой, незаконно проникшей в страну. Что, собственно, ей с готовностью в миграционной службе и разъяснили.
Но Евгений и Екатерина Гроза и их родители не какие-нибудь нахлебники, приехавшие в Россию жить на всём готовеньком, за чужой счёт. Они цепляются за любую работу. Евгений, дипломированный экономист, не имеющий возможности из-за своего статуса беженца устроиться по специальности, сначала пошел в таксисты, сейчас нашел место неквалифицированного рабочего на заводе. Неофициально работают и родители Кати. И она сама, ухаживая за грудным ребенком, мечтает в будущем, когда дочка подрастёт, окончить российский вуз, ведь в родном Луганске она четыре года проучилась на психолога. Свое будущее они связывают с Россией. И приятно, что, столкнувшись с несправедливым к себе отношением чиновников, они не ожесточились, остались спокойными и доброжелательными людьми.
Чтобы помочь молодой матери, редакция обратилась с запросом в Управление Федеральной миграционной службы по Самарской области. И – ура! – наша просьба была услышана. Второго февраля нашей героине было выдано свидетельство о предоставлении ей временного убежища уже на настоящую ее фамилию. Спасибо специалистам этого ведомства за то, что они вникли в ситуацию и пошли навстречу. Хотя при личной беседе мне и пришлось услышать несколько нелестных фраз по поводу нарушительницы закона, которая не соблаговолила поменять паспорт в отведенный для этого срок.
Но, господа, сверьтесь с датами – они все в документах беженки из Луганска прописаны: 16 июля девушка зарегистрировала брак, а уже 19 июля была вынуждена срочно бежать из Украины. Когда ей было заниматься оформлением нового паспорта? Воистину к поговорке «От сумы и от тюрьмы не зарекайся» нужно добавить еще: и от войны. И, пожалуй, – от чиновничьего равнодушия.

Марина ГОНЧАРЕНКО.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

НА СНИМКЕ:
— Малышка Таисия, родившаяся в семье беженцев из Луганска на самарской земле, по закону гражданкой России не является. Ее судьба всецело зависит от того, дадут ли ее родителям российское гражданство или нет.

ОТ АВТОРА. Хотелось бы надеяться, что эта история – нонсенс, просто досадная недоработка специалистов УФМС Новокуйбышевска. Тем более что в областном отделении быстро разобрались в ситуации и решили проблему. Вот только точку здесь ставить еще рано. Хотя бы потому, что удостоверение временного убежища, с такими муками полученное Екатериной, имеет свой срок действия, который истекает в июле этого года. И что потом? Руководитель УФМС РФ по Самарской области Иван Дахно на наш вопрос о возможности оформления для семьи Гроза гражданства ответил следующее: сначала украинским беженцам нужно получить разрешение на временное проживание на территории РФ (но и то лишь в том случае, если они попадут в квоту, ведь в 2015 году Самарская область имеет право выдать всего 5 тысяч таких разрешений). Оно выдается сроком на три года… И лишь после этого может идти речь об оформлении российского гражданства.

Р.S. История эта закончилась все-же печально. Не найдя поддержки на самарской земле, семья была вынуждена вернуться в Луганск... Отечественная бюрократия победила?