Работа, спорт, досуг. На бумаге и в жизни


«Самараавтожгут»  – предприятие действительно уникальное. Ведь оно принимает на работу  инвалидов, в том числе и полностью незрячих людей. Но своими силами, без  помощи властей, ему не выстоять…
«Самараавтожгут» – предприятие действительно уникальное. Ведь оно принимает на работу инвалидов, в том числе и полностью незрячих людей. Но своими силами, без помощи властей, ему не выстоять…

Вовлеченность людей с инвалидностью в трудовую и общественную жизнь наталкивается на определенные трудности

О создании безбарьерной среды для инвалидов в Самаре сегодня не говорит разве что ленивый. Чиновники всех уровней власти рапортуют о проделанной работе: рассказывают о возведенных современных и доступных объектах, о принятии законов по квотированию рабочих мест, о реабилитации, о спортивных и культмассовых мероприятиях.
В отчетах все выглядит если не лучезарно, то весьма оптимистично. А как на деле? Чтобы ответить на этот вопрос, мы решили ознакомиться с работой конкретной общественной организации. О проблемах, с которыми сегодня сталкиваются инвалиды по зрению, рассказал и.о. руководителя Самарского отделения Всероссийского общества слепых Александр Дорофеев.

«ВЫЖИВАЕМ, КАК МОЖЕМ»
В России, как и в большинстве стран Европы, существует три востребованных вида трудо­устройства инвалидов. Они могут открывать собственное дело, инклюзивно работать на обычных предприятиях или же составлять костяк специализированного производства, где большая часть сотрудников – люди с инвалидностью. Яркий пример последнего – завод «Самараавтожгут», много лет возглавляемый как раз Александром Дорофеевым.
Федеральное министерство труда сейчас делает упор в основном на инклюзивное трудоустройство. Но беда в том, что далеко не везде оно возможно, ведь для человека с инвалидностью необходимо создать специальные условия труда. Попробуй-ка оборудуй рабочее место, к примеру, для тотально слепого человека. Вряд ли руководство компании будет этим заморачиваться. Совершенно иной подход на спецпредприятиях – таких, как «Самараавтожгут», где специальные условия были созданы давным-давно. Поэтому взять на работу колясочников или людей с разной степенью поражения зрения и слуха – не проблема. Острые моменты – в другом.
– Прежде нашу организацию поддерживало государство, и мы имели возможность строить специализированные заводы и социальную инфраструктуру – санатории, школы, детские сады, больницы, жилые дома. Построили даже институт повышения квалификации при Всероссийском обществе слепых, – вспоминает Александр Константинович. – Сейчас господдержки нет, и мы выживаем, как можем. Поэтому и закрылись филиалы нашего завода в Сызрани, на Кряже, в Бугуруслане…

МАССАЖИСТ С ВЫСШИМ ОБРАЗОВАНИЕМ
В Самарской области сохранились две школы, в которых обучаются дети с инвалидностью по зрению, в том числе и полностью слепые. Одна из них – самарская, №17 – славится сильными педагогами и качеством образования. Их выпускники потом с легкостью поступают в различные вузы. Другое дело, что, получив высшее образование, ребята часто не могут устроиться по специальности.
Так, например, незрячие выпускники Международного института рынка, помыкавшись туда-сюда, вынуждены были в итоге переучиться на массажистов, которых охотно принимают на работу в больницы и реабилитационные центры. Спрашивается: для чего же пять лет учились?
– Ребятам с инвалидностью необходимо специальное сопровождение при обучении – начиная со старших классов и заканчивая трудоустройством, – считает Дорофеев. – Наша организация готова работать в этом направлении, но должно подключиться и региональное министерство труда. Слепые могут работать как бухгалтерами и экономистами, так и преподавателями, юристами, товароведами, регистраторами. Просто им нужно в начале пути немного помочь приспособиться к своему рабочему месту. И заниматься этим необходимо на уровне государства, а не бросать людей с инвалидностью в «свободное плавание».
Еще одним хорошим подспорьем, по мнению членов Всероссийского общества слепых, могло бы стать введение налоговых и таможенных льгот для предприятий, предоставляющих специализированные рабочие места. Заводы нужно заинтересовать какими-то «пряниками».
– Сейчас вроде бы действует закон о квотировании рабочих мест, но предприятиям зачастую выгоднее платить штрафы, чем предоставлять рабочие места инвалидам. Какой я вижу выход? Можно законодательно ужесточить штрафные санкции для предприятий, как это делают на Западе. Или же воспользоваться альтернативным предложением – арендовать рабочие места. В этом случае организации, которые не в состоянии создать у себя особые условия, могли бы оплачивать аренду рабочего места на предприятии, подобном нашему, что засчитывалось бы им как исполнение закона по квотированию. А это уже вопрос к парламентариям. Если рассмотреть его на законодательном уровне, то я уверен, что многие неразрешимые сегодня проблемы, связанные с трудоустройством, сдвинулись бы с мертвой точки.

ХОТИМ ПЛАВАТЬ, НО НЕ ДАЮТ
Около полусотни членов Всероссийского общества слепых попросили руководство своей организации поспособствовать им в занятиях плаванием. Дело в том, что их не пустили ни в один самарский бассейн.
– Я обратился за помощью в Министерство спорта Самарской области, а в ответ развели руками: ничего не можем поделать. Все бассейны принадлежат частникам, и решение – разрешить в них плавать инвалидам или нет – принимают только они, – поделился информацией Дорофеев на недавней встрече общественного совета при губернской Думе.
Что интересно, такое положение наблюдается исключительно в Самаре. А в других городах и районах области – в Чапаевске, Отрадном, Клявлино – незрячим пловцам без проблем предоставляют возможность заниматься плаванием. В чем же дело? В областном центре какие-то особенные бассейны или их владельцы – люди бездушные, не идущие в ногу со временем? Ведь доступность для людей с инвалидностью сегодня не только модный тренд, но и необходимость. Однако региональное министерство спорта, по словам инвалидов по зрению, самоустранилось от решения этого вопроса.
– Члены нашей организации не только плаванием хотели бы заниматься, но и другими видами спорта – биатлоном, настольным теннисом, лыжами, – делится Александр Константинович. – Сейчас даже создали волейбол для слепых, где одержать победу над соперником помогает острый слух. Мы понимаем, что нужны тренеры, умеющие работать с незрячими. И их вполне реально подготовить, послав на курсы в Москву. Уверен, наши незрячие спортсмены могли бы выступать не хуже команд из Свердловска, Тюмени и Челябинска, которые ежегодно привозят медали с Паралимпийских игр. Но это станет возможным только в том случае, если нас поддержит региональное министерство спорта. Пока я такой поддержки не вижу.

Марина ГОНЧАРЕНКО.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

ОТ АВТОРА:
Мы подняли только две проблемы, с которыми сталкиваются сегодня инвалиды по зрению. На самом деле их гораздо больше. Например, незрячие и в пении сильны, и стихи декламируют охотно. Но и тут желание не совпадает с возможностями: специалистов по культмассовой работе им не предоставляют и «футболят» из одного ведомства в другое. Мы обязательно передадим пожелания инвалидов по зрению в профильные ведомства с надеждой, что их беды и чаяния услышат.