Немец, для которого я был пленником, протянул мне папироску, еще не зная, что сейчас я с ним разделаюсь

Наступившая в 1941 году война железной крышкой накрыла мое детство, вынудив меня моментально вырасти лет на пять. По крайней мере психологически.

Но этого все равно было недостаточно для моего призыва - военкомату я был не нужен. Молодой, говорят. "Иди, успеешь еще повоевать". Поэтому я, страстно желая быть полезным, ушел работать на завод.

Но в 1943 году я все-таки достиг нужного возраста и понадобился военкомату, в следствии чего тут же был направлен в пехотный полк. Разумеется, перед этим мы некоторое время обучались в тылу, но там мы провели так мало времени, что даже рассказывать нет смысла.

Товарищи, встречавшие нас на передовой, весело рассказывали нам, что мы тут надолго не задержимся и, в лучшем случае, скоро уедем в госпиталь. На вопрос - почему они так считают, отвечали, что в пехоте никто не задерживается и они сами через все это прошли.

Я тогда подумал, что ранение не получу, в плен не сдамся, вернусь домой живым. И, знаете, из всего этого списка я выполнил только последнее обещание.

Провоевав немного в пехоте, я получил ранение, откинувшие меня в тыл. Пролежал там несколько месяцев, кормя постельных клопов, а потом меня выписали.

Мое бывшие подразделение было уже невесть где, потому меня отправили на "девятку", как сейчас говорят солдаты. Это то место, где тебя "покупают" офицеры.

Меня отобрали в разведчики, чему я был бесконечно рад. Это же так почетно звучит - разведчик! В общем, на передовую я ехал с довольным сердцем.

Ребята оказались вполне себе дружелюбными и нас, новичков, приняли довольно хорошо. Более опытные бойцы делились с нами своими историями успешных вылазок на вражескую территорию, показывали какие-нибудь приемы и всячески учили нас.

В скором времени и мне пришлось идти на вылазку. Командир дал нам команду сходить за языком. За час была сформирована команда, состоящая из 2 групп - захвата и прикрытия и мы выдвинулись, но уже после полуночи - как только саперы закончили разминирование прохода.

Я угодил в первую группу, группу захвата. Мы тихо обследовали территорию противника, засекли положение их штаба, окопов и так далее. Потом подползли как можно ближе к окопу и залегли, прислушивались.

Наконец, из окопа раздался храп. ГРуппа захвата из трех человек бросилась в окоп и накинулась на заснувшего немца. Но мы облажались - немец был до того крупный, что без лишних проблем раскидал нас.

К нему на помощь пришли остальные немцы, а наша группа прикрытия убежала. Струсила. Я не видел, что стало с другими моими ребятами, но меня взяли в плен.

Сутки держали здесь, допрашивали. А я притворялся, что не знаю русский, все на татарском им отвечал.Потом меня решили отправить куда-то дальше, видимо в штаб выше по рангу.

Сперва меня вышло вести двое солдат, но потом второй ушел, дав мне шанс на побег. Пройдя несколько километров, немец объявил привал и сел, закурив.

Я жестами попросил у него папироску. Немного подумав, немец протянул мне ее, еще не догадываясь, что я с ним сейчас сделаю. Я вставил папиросу в рот, попросил огня. И немец начал протягивать мне зажигалку, одной рукой держа ее, а другой - закрывая от ветра.

И я, пользуясь этим, накинулся на него. Мы слились в драке и скатились в кювет. Мне повезло и удалось вырубить своего противника. Забрав оружие, я начал быстро идти назад, шугаясь любых силуэтов.

К своим мне удалось выйти только ночью. Меня уже посчитали погибшим, поэтому командир очень заинтересовался моим рассказом. Сообщил мне, что группа прикрытия наплела о нашей гибели...

-Слушай, ты сказал, что знаешь как пройти к их штабу, верно? Давай, отдохнешь денек, да сам организуешь поход к немецкому штабу, - говорит мне командир.

Я понял, что мои приключения еще не закончены и улыбнулся, козырнув.

-Есть, товарищ капитан, выполню!, - отчеканил я и ушел отсыпаться.

Спасибо за прочтение. Не забывайте подписываться на канал, а так же ставить большой палец вверх статье, если вам было интересно ее прочитать.