Чисто американское неравенство: как и зачем лицензии разыгрывают в лотерею

24.06.2018

В России практика распределения дефицитных лицензий на крупную дичь путём случайного выбора – проще говоря, розыгрыш в лотерею – только зарождается. А вот в США этот принцип в ходу так давно, что никто и не вспомнит, когда было по-другому.

АВТОР СТАТЬИ: МАКС ФРИЗ
АВТОР СТАТЬИ: МАКС ФРИЗ

Более того, когда средний американский охотник заходит на интернет-сайт Службы рыбы и дичи своего штата (государственный орган, приблизительно эквивалентный региональному департаменту охоты в России) за лицензией на ценного и редкого зверя, такого как американский благородный олень (вапити), – он или она в первую очередь ищет кнопку «подать заявку на участие в розыгрыше». И для него – или неё – иногда оказывается полной неожиданностью, если лицензия на такой вид продаётся всем желающим.

Как известно, основная проблема охотничьего хозяйства – в том, что диких животных, которых можно добыть без ущерба для популяции, намного меньше, чем могут добыть все желающие, если будут делать это бесконтрольно. Чтобы не выбить всё живое, надо ограничивать или число охотников, или их возможности. Именно с этой целью существуют и «финансовый ценз», ограничивающий доступ к охоте необходимостью тратить на неё солидные средства, и предоставление права на охоту только членам клубов и обществ, и сокращение сезонов охоты, и запрет на самые эффективные способы и средства – и, разумеется, лицензии. Но что делать, если лицензий мало, а желающих много, и ограничить их число невозможно, поскольку общество исходит из равного права каждого на охоту (как, скажем, в США)?

На первый взгляд, проблемы в этом нет: «Кто первый встал, того и тапки». Но этот принцип неплохо работает, только если разница между количеством лицензий и числом желающих их приобрести невелика. А когда на одну «бумагу» приходится по десять или больше охотников, может возникнуть ощущение несправедливости. Что делать заядлому охотнику, если он или она работает с утра до ночи и физически не в состоянии оказаться там, где получают лицензии, в первый день их продажи к открытию (или за несколько часов до открытия)? А тем временем придут бездельники и всё раскупят? «Америка – страна равных возможностей для всех« – так, по крайней мере, утверждает один из популярных лозунгов – и лучший способ обеспечить равенство возможных, по мнению американцев, – выбирать счастливчиков случайным образом.

Карта деления штата Аризона на охотничьи зоны
Карта деления штата Аризона на охотничьи зоны

Распределение лицензий производится на уровне Службы рыбы и дичи отдельного штата. В большинстве случаев за участие в розыгрыше взимается плата, которая не входит в стоимость самой лицензии и не возвращается в случае неудачи. Сумма, как правило, символическая, порядка 10 долларов, но в отдельных случаях может достигать и нескольких сотен (как, например, в Калифорнии на второго оленя за календарный год). Охотник должен создать на сайте индивидуальный профиль, жёстко привязанный к номеру социального обеспечения (или другим средствам определения личности). Заявку можно подать и в бумажном виде, но разница будет лишь в том, что данные внесёт в систему сотрудник Службы рыбы и дичи. Далее охотник должен выбрать вид, пол и возраст предполагаемой добычи, способ охоты (с современным оружием, дульнозарядным или луком) и место её проведения. Все штаты разбиты на отдельные «охотничьи зоны», не столько по административному делению на округа (counties), сколько по экологическим критериям. На каждую зону выделяется отдельная квота, и лицензии, выданные в одну зону, недействительны в других.

После окончания срока приёма заявок компьютер случайным образом выбирает победителей. Однако принцип «равенства возможностей» отнюдь не предполагает, что у каждого охотника есть равные шансы выиграть вожделенную лицензию. Скорее, наоборот, перефразируя известную цитату из «Скотного двора» Джорджа Оруэлла, все охотники равны, но некоторые равнее других. Речь здесь не идёт о деньгах и связях. Просто система, которая выбирает, кому достанется лицензия, а кому придётся ждать следующего года, настроена так, чтобы давать больше шансов одним охотникам, и меньше – другим.

Бланк заявки на участие в розыгрыше лицензий, штат Аризона
Бланк заявки на участие в розыгрыше лицензий, штат Аризона

Неравенство проявляется уже в делении охотников на местных и неместных. Как правило, последние могут претендовать лишь на ограниченное число лицензий (в среднем порядка 20–30% от общего количества); кое-где резиденты участвуют в розыгрыше первыми, а нерезидентам достаётся то, что осталось. Впрочем, преференции местным – стандартная ситуация для США, и не только в охотничьей сфере. Обосновывается это тем, что местные жители платят в казну штата налоги, а приезжие – нет, и потому должны компенсировать бюджету разницу. Кроме того, простые охотники из таких штатов, как Вайоминг, Вашингтон, Айова, Айдахо – где зарплаты невелики, зато сохранились прекрасные возможности для охоты – очень обеспокоены тем, что «приедут богатеи с Нью-Йорка и Калифорнии да всё и выбьют». А какой бюрократ откажется одновременно поднять расценки на свои услуги и удовлетворить этим своих избирателей?

Следующий уровень неравенства возможностей зависит от удачи охотника в предыдущих розыгрышах. В полном соответствии с той ценностью, которая в американской культуре придаётся настойчивости и умению «никогда не сдаваться», система распределения лицензий «подыгрывает» тем охотникам, кто год от года подаёт на лицензии, но ничего не выигрывает. Следующей группой по вероятности успешного исхода лотереи являются новички, впервые подающие заявку на данный вид. А вот те охотники, кому в текущем розыгрыше повезло, в следующем году будут иметь минимальные шансы. Если вообще смогут подать заявку: лицензию на некоторые особо редкие и желанные виды – например, пустынного барана-толсторога в штате Юта, того же толсторога и дикую козу Скалистых гор в штате Орегон – можно выиграть только раз в жизни.

Как это всё работает технически? В большинстве штатов участников подразделяют на несколько пулов, на каждый из которых выделяется разное количество лицензий. Допустим, пул с наибольшей вероятностью выигрыша носит условное обозначение А, далее в порядке убывания – B, C и D. Впервые участвующий в розыгрыше охотник попадает в пул В. Если ему не везёт и он не выигрывает лицензию, то он перемещается в пул А. Выиграв лицензию, охотник на следующий сезон перемешается в пул D. Если ему везёт и он выигрывает лицензию, то так в пуле D и остаётся, а если не везёт, то со следующего сезона будет участвовать в розыгрыше из пула С, и так далее. В некоторых случаях лицензии, которые остались невостребованными при распределении по привилегированным пулам, на следующем этапе разыгрываются между участниками из менее привилегированных.

Существуют и более изощрённые системы определения победителей. Так, в штате Аризона заявки сначала распределяются по группам, соответствующим виду, полу, способу и месту охоты, а также наличию «преференционных» баллов. Затем каждой заявке присваивается индивидуальный номер – но не в порядке поступления, а случайно выбранный компьютером. Если у заявителя есть бонусные баллы, то компьютер выбирает номер несколько раз, по количеству бонусных баллов, и присваивает заявке наименьшее из выпавших чисел. Затем заявки выстраиваются в список согласно присвоенным номерам, и компьютер отбирает требуемое количество заявок с начала списка – таким образом, чем меньше число, присвоенное заявке компьютером, тем выше вероятность выигрыша.

Правила розыгрыша лицензий, распределения заявок по пулам и начисления бонусных баллов отличаются от штата к штату. Где-то охотник, выигравший лицензию, но не выкупивший её, всё равно получает дополнительные баллы. В других местах в этом случае охотник перемещается в конец пула так же, как если бы лицензию выкупил. Кое-где есть возможность копить баллы, не принимая участие в лотерее – или принимая, но не выкупая лицензию (находятся там даже такие люди, которые не охотятся, а только копят бонусы, ожидая момента, когда смогут со 100% вероятностью выиграть лицензию на охоту в самом лучшем месте). Бонусные баллы могут начисляться не только за неудачные попытки, но и за возраст (системы благоволят юным охотникам, чтобы поддержать охотничьи династии), за прохождение курсов по технике безопасности, участие в природоохранных проектах. А где-то их можно просто купить – в Вайоминге, например, такая возможность обойдётся в 240 долларов.

Впрочем, схемы, при которых бонусные баллы можно получить за деньги, подвергаются жёсткой критике: считается, что это стимулирует Службу рыбы и дичи превращать распределение лицензий в подлинную лотерею – то есть средство заработка. Так, в Калифорнии часть лицензий выделяется в специальный фонд, который так и называется fundraising («для сбора денег»). На эти лицензии каждый охотник может подать столько заявок, сколько пожелает – хоть тысячу, если карман позволяет. Вероятность выигрыша, разумеется, также пропорционально снижается, что мотивирует обеспеченных охотников подавать всё больше и больше заявок. Только на заявлениях Служба рыбы и дичи Калифорнии собирает довольно приличные суммы.

Система распределения лицензий среди охотников, таким образом, очень и очень непростая; чтобы выиграть в эту лотерею, кроме удачи, нужен точный расчёт. Не все зоны и виды охоты одинаково популярны среди охотников; какие-то больше привлекают резидентов, какие-то, наоборот, приезжих; на разные зоны выделяется разное количество лицензий. В результате вероятность выигрыша в соседних угодьях может отличаться в разы. При этом надо иметь в виду, что точная вероятность выигрыша неизвестна до самого момента розыгрыша. Заявки подаются заранее, а квоты определяются на основании учётов уже после окончания приёма заявок. Однако в целом Служба рыбы и дичи США – организация достаточно прозрачная, отчитывающаяся о каждом своём шаге на страницах издаваемых ей журналов, так что каких-то резких принципиальных изменений ожидать сложно.

В помощь охотникам Служба рыбы и дичи публикует статистику розыгрышей за прошлые годы. Работают частные консультанты, предоставляющие за умеренную плату полный расклад о вероятностях выиграть лицензию на тот или иной вид в разных штатах. Журналисты, которые пишут дельные статьи на эти темы, тоже пользуются большой популярностью.

Российского охотника, разумеется, в первую очередь интересует вопрос о том, насколько всё это честно и справедливо. Что касается возможных злоупотреблений – органы управления охотой в США имеют в целом прекрасную репутацию, и у американских охотников не возникает ни малейших подозрений в нечестной игре или каких-то подтасовках при распределении лицензий. Равенство возможностей – штука тонкая, несводимая к математическим тождествам. А справедливость – понятие абстрактное, в дикой природе не существующее. Так что вопрос, насколько справедлива американская система распределения лицензий, пусть каждый читатель решает самостоятельно.

***

Если вам понравилась статья - подпишитесь на канал.

Больше материалов об охоте есть на нашем сайте huntportal.ru