ПРО МОЛОДЦА ЧЕЧЕНЦА И БОГАТЫРЯ НОГАЯ ЧЕЧЕНСКАЯ СКАЗКА

30.03.2018

В незапамятные времена в одном ауле жил хороший старик, у которого было три сына и три дочери. Дочерей своих он повыдавал в замужество: старшую за Орла, среднюю за Сокола, а младшую за Оленя. Почувствовав приближение смерти, старик призвал к себе сыновей своих и дал им такой завет:

- После моей смерти, если когда случится, что народ будет собираться на войну, вы должны все трое участвовать в войне, каждый на хорошем коне и при хорошем оружии.

Скоро после этого старик умер, а чеченский народ собрался на войну против другого соседнего народа. Братья, исполняя завет отца, вооружились, сели на коней и поехали. Ехали они целый день и к вечеру приехали на одно место, где и расположились ночевать. Нужно было разложить костер, а огня они с собою не захватили. Вот старший брат и крикнул младшему:

- Молодой человек! Сядь на коня и съезди посмотреть: нельзя ли где раздобыться огнем!

Младший брат сел и поехал. Ехал, ехал он и заметил, что вдали, в камышах, как будто сверкнул огонь; направился он на этот огонь и как раз наехал на пылающий костер, около которого молча сидели три девушки-красавицы. Позади девушек, поодаль, стоял злой дух, не спускавший с них своего противного глаза. Не раздумывая долго младший брат вынул шашку из ножен, подскакал к проклятому духу и одним ударом положил его на месте. Потом он подъехал к костру, забрал всех трех красавиц, захватил также огня и помчался с ними на то место, где оставил своих братьев. Приехал и кричит братьям:

- Вот бог послал мне добычу - принимайте ее!

Увидев таких красавиц, каких похитил брат, братья только крикнули от удивленья и тотчас же разобрали их себе в жены, а разобравши, тут же поженились на них и ради такого случая устроили большой пир, с песнями, танцами, стрельбой. Пока братья так пировали, - откуда ни взялся - подъехал к ним одноглазый Ногай, здоровый, сильный, одним словом великан-богатырь. Конь под Ногаем был трехногий, но скакал так скоро, как скоро летит стрела, пущенная из лука. Ногай сказал приветствие и присел к огню, будто хочет погреться и повеселиться в хорошей компании, а сам, улучив минуту, схватил жену младшего брата, вскочил с нею на своего трехногого - да и был таков. Когда братья заметили дело Ногая, того уже и след простыл. Младший брат не раздумывая долго, вскочил на своего коня и помчался в погоню за похитителем. Долго ли, коротко ли он скакал и прискакал к одной речке. Здесь конь его от усталости упал и издох. Не зная, что делать, младший брат снял с павшего коня седло, уздечку и сел на берегу речки, ожидая помощи от бога. Много ли, мало ли он сидел так, только увидел, что к речке подходит одна красивая женщина с кувшином за плечами. Присмотревшись к женщине, он узнал в ней свою старшую сестру, вышедшую замуж за Орла. Женщина также узнала его, очень ему обрадовалась и пригласила его к себе в гости. Пошли они в жилище Орла. Здесь брат рассказал сестре о своем несчастии, а та накормила, напоила его и спать уложила, сама же села ожидать прибытия мужа. В полночь над жилищем послышался страшный шум и вслед за тем в него влетел Орел, обремененный большой добычей. Только что влетел он, как крикнул:

- Кто у тебя тут, жена? Я слышу противный дух не нашей родины!

Жена отвечает:

- Не гневайся, мой господин! Я приняла к себе в гости родного брата, с которым случилось большое несчастье.

И потом рассказала мужу все, что знала о несчастии брата. Орел успокоился, поужинал и лег спать, а утром дал шурину хорошего коня и тот опять поскакал вдогонку за Ногаем. Скакал он целый день и к вечеру опять доскакал до одной речки, где конь его от усталости упал я издох. Младший брат снял с коня седло, уздечку и сел на берегу, положившись на бога.

Много ли, мало ли он просидел так и увидел, что к речке подходит красивая женщина с кувшином на спине. Присмотревшись к женщине, он узнал в ней свою среднюю сестру, вышедшую замуж за Сокола. Сестра тоже узнала брата и, обрадованная встречей, пригласила его к себе в гости.

Вошли они в жилище Сокола. Брат рассказал сестре о приключившемся с ним несчастии, а сестра накормила, напоила его и спать уложила; сама же села на порог сакли ожидать мужа. В полночь над жилищем послышался шум и вслед за тем в него влетел Сокол. Влетел он и крикнул:

- Кто у тебя тут, жена? Я слышу противный дух не нашей родины!

Жена говорит мужу:

- Не сердись, о, мой муж! Приняла я к себе на ночлег родного брата, с которым случилось большое несчастье.

- Сокол успокоился, поужинал и лег спать. Наутро же снабдил шурина хорошим конем и отпустил его догонять одноглазого Ногая. Младший брат сел и поскакал.

Ехал он целый день, от зари до зари, и доехал до третьей речки. Здесь конь его от усталости упал и издох. Младший брат снял с коня седло, уздечку и сел на берегу реки, в ожиданий помощи от Всемогущего. Пока он сидел так, подходит к речке красивая женщина с кувшином на спине. Младший брат присмотрелся к женщине и угадал, что это его младшая сестра, вышедшая замуж за Оленя. И брат, и сестра, оба, обрадовались неожиданной встрече и пошли в жилище Оленя. По приходу туда брат рассказал сестре, как и почему он попал в эту сторону, а сестра, выслушав рассказ брата, накормила, напоила его и спать уложила, сама же села на пороге жилища ожидать прибытия мужа. В полночь прибегает Олень и только что шагнул в жилище, как крикнул:- Кто у тебя тут, жена? Я слышу противный дух не нашей родины!

Жена говорит мужу так и так:

- Ночует у меня родной брат, с которым случилось такое-то несчастие.

Олень успокоился, поужинал и лег спать, а утром дал шурину такого коня, что и в Кабарде не сыскать, и младший брат опять пустился в путь на поиски своего врага.

Ехал он долго ли, коротко ли, доехал, наконец, до жилища Ногая, в степных местах. Не подъезжая к самому жилищу, младший брат расседлал своего коня и, стреножив, пустил его на пастьбу в ожидании наступления ночи. Когда наступила ночь, он прежде всего осмотрел свое оружие, а потом, осторожно подобравшись к жилищу Ногая, взглянул в него: кроме его жены, в жилище никого не оказалось. Младший брат, не раздумывая долго, схватил свою жену, сел с нею на своего коня и помчался домой, что было духу. Вечером возвращается в свое жилище Ногай и дивится, что жена не выходит встречать его. Вошел он в жилище - жены и там нет. Ногай туда-сюда, нет жены да и только. Рассвирепев, как волк, одноглазый побежал к своему трехногому коню и спрашивает его:

- Куда девалась моя жена?

Трехногий как будто ожидал прихода своего хозяина и когда тот показался, заговорил:

- Знаю, что тебя так рассердило! Жены твоей нет, жену твою увез ее прежний муж, а уехали они в такую-то сторону.

Ногай схватил свой тяжелый молот, вскочил на трехногого и повелел догонять беглецов. Прошло не более времени, чем нужно для совершения омовения перед молитвой, а Ногай уже был около беглецов, и размахнувшись своим страшным молотом, опустил его на голову младшего брата: младший брат рассыпался, бедный, как рассыпается чашка, когда ее со всего размаха ударят камнем. Совершив это дело, злой Ногай взял свою жену и хотел уже вернуться домой, когда жена начала так умолять его:

- О мой страшный муж, что тебе в том, что кости моего первого мужа будут растасканы хищными волками и воронами? Позволь мне собрать их и прикрыть землею!

Одноглазый сжалился над женою и позволил ей исполнить ее желание. Жена собрала кости младшего брата, но вместо того, чтобы предать их земле, взяла, сложила их в сумку, сумку привязала к седлу, праздно лежавшему на спине коня ее несчастного первого мужа и затем вернулась к страшному Ногаю. Когда Ногай и жена его уехали, конь убитого, оставшись один, побежал туда, откуда был взят, т.е. в дом Оленя. Прибежал и остановился посреди двора, около столба, к которому его постоянно привязывали. Завидев коня, жена Оленя выбежала на двор - встретить брата, но вместо брата нашла за седлом коня окровавленную сумку, а в сумке - части человеческого тела. Тут она догадалась, что брат ее погиб от руки Ногая и сказала об этом мужу. Оба они - и муж, и жена - сильно огорчились смертью их родственника и не знали, что делать.

На счастье, в одном ауле с Оленем жила в то время одна старая колдунья, которая своим колдовством оживляла мертвых. Олень отправился к ней и стал умолять ее оживить покойного, обещаясь сделать ей за это большое вознаграждение. Колдунья согласилась, оживила покойного, а потом сказала ему такое слово:

- На морском берегу есть крылатая кобылица, рожающая каждую пятницу по одному крылатому жеребенку. Отправься туда и дождись первой пятницы. Как только кобылица родит жеребенка, ты дай новорожденному три раза пососать молока матери и тогда отними его. На нем ты доедешь до жилища Ногая и отнимешь у одноглазого свою жену.

Младший брат поблагодарил колдунью за хорошее слово и, отправившись на морской берег, сделал все так, как она ему велела: дождался рождения первого жеребенка и дал ему три раза пососать молока матери, потом вскочил на него - это был уже не жеребенок, а крылатый конь - и велел доставить себя в жилище Ногая. Крылатый взвился на воздух и в минуту был на месте. А случилось так, что Ногая опять не было дома. Младший брат вошел в его жилище, взял свою жену, сел с нею на своего коня и только их и видели. Вечером идет в свое жилище Ногай и опять удивляется, что жена не встречает его.

- Не случилось ли опять чего, - думает одноглазый и бежит к своему трехногому коню спросить: куда делась его жена?

Трехногий говорит:

- Жену твою увез ее прежний муж, а поехали они в такую-то сторону.

Бешеный Ногай вскочил на коня и поскакал вдогонку за своим врагом.

Долго ли, коротко ли скакал трехногий, а догнал-таки крылатого, только вот беда: конь Ногая скачет по земле, а крылатый младшего брата летит по воздуху, не замечая погони. Когда же он увидел, что за ним гонятся, то бросился вниз, как орел бросается на добычу, и ударил одноглазую собаку своим копытом. Проклятый Ногай разлетелся на куски, как разлетаются щепки под ударом тополя... После того конь младшего брата опять поднялся на воздух и менее, чем в минуту прилетел на то место, где оставались старшие братья. Здесь крылатый остановился, спустил своих седоков и внезапно скрылся. Старшие братья очень обрадовались, увидев благополучно вернувшегося к ним младшего брата с его добычей. Отправились они все трое в свой аул и здесь задали угощенье такое, какого ни прежде, ни после никто не устраивал. Меня тоже не забыли, или вернее я сам не забыл угостить себя жирной бараниной и аракой.

Про молодца чеченца и богатыря Ногая. «Терские ведомости». 1880, № 45.