Фиаско в Зальцбурге, или Несентиментальное путешествие Терезы Мэй

Анализируя путешествие в Зальцбург, которое на днях довелось совершить премьер-министру Соединенного Королевства Терезе Мэй, я никак не мог отделаться от мысли, что оно подпадает под категорию путешествий поневоле, которую ровно 250 лет назад замечательно представил Лоренс Стерн в своем классическом «Сентиментальном путешествии по Франции и Италии».

Правда, себя самого он квалифицировал как чувствительного путешественника, что к британскому премьеру, известной в своей стране под ником Maybot, подходит едва ли. Но в том, что ее австрийский вояж был совершен под давлением очень многих обстоятельств, а отнюдь не из праздного интереса к готическим соборам (их, как известно, и в Англии полно), - сомневаться не приходится. И главное из обстоятельств - Brexit, условия которого до сих пор не согласованы с бывшими партнерами по Евросоюзу.

Собственно неформальный саммит бывших партнеров на родине Моцарта и подвигнул Терезу Мэй на вояж в надежде уговорить их на сделку в формате, который принято называть Чекерс-планом (по месту его обнародования в июле - в загородной правительственной резиденции Chequers). А от того, насколько ей удастся ее миссия, зависит очень многое - в первую очередь для нее самой. Прессинг на Мэй в самой партии тори, со стороны оппозиции (лейбористы, либерал-демократы, шотландские националисты), со стороны противников Brexit`а в последнее время усилился так, что вопрос о скорой отставке Мэй с поста партийного лидера и затем с поста премьера занял в британской политической повестке одно из первых мест.

Трудно ожидать, чтобы в столь стрессовой ситуации Тереза Мэй испытывала чувство самодовольства. Скорее наоборот. Но, возможно, именно необходимость внутренней полной мобилизации могла бы способствовать успеху вояжа. Ведь не случайно тот же Лоренс Стерн заметил: «Когда человек недоволен собой, здесь есть по крайней мере та выгода, что его душевное состояние отлично подходит для заключения торговой сделки».

На кону как минимум 39 млрд фунтов стерлингов - сумма отступных, которые Великобритания должна будет выплатить ЕС в случае, если стороны о чем-то обоюдоустраивающем договорятся. Но ведь могут и не договориться. И - что тогда?

Главное препятствие на пути к договоренностям - вопрос о границе между Северной Ирландией и Республикой Ирландия. ЕС настаивает на том, чтобы и после Brexit`а между ними не было реальной (физической) границы - с таможенным, паспортным и прочим досмотром. Соответствующее требование обозначается термином «backstop» и означает де-факто пребывание Северной Ирландии в составе Таможенного союза и Единого рынка ЕС. Мэй уже неоднократно отвечала, что на фактический раскол Соединенного Королевства она не пойдет. И предложила тот самый Чекерс-план.

Его суть в том, что границы между Ирландиями действительно не будет, поскольку все королевство остается в Таможенном союзе и после завершения Brexit-транзита в декабре 2020 года. Но общие таможенные правила должны быть еще согласованы и только для продовольственных, промышленных и сельскохозяйственных товаров. А вся сфера услуг Британии (в первую очередь финансовых) в комбинированную таможенную зону не входит.

Первичная реакция европейцев на Чекерс-план была резко отрицательной. Они справедливо опасались, что товары третьих стран, завезенные в Великобританию через другие границы, пойдут контрабандным потоком в ЕС через Ирландию. И тем более опасались, что схема, в которой Британии отводилась роль сборщика таможенных тарифов для ЕС, весьма рискованна. Опасения остаются, и их в своем твиттере весьма дипломатично изложил президент Европейского Совета Дональд Туск: «Сегодня, похоже, больше надежды, но определенно - все меньше и меньше времени. По вопросу ирландской границы и формату экономического сотрудничества предложение Соединенного Королевства нуждается в переработке».

Твит Туска оптимизма Терезе Мэй явно не добавил, а в стресс наверняка вогнал еще больший. Ведь ранее председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер туманно обещал согласовать детали по поводу того, кто, где и когда все-таки будет проводить проверку товарных потоков на территории Северной Ирландии. Что можно было понять как готовность ЕС принять Чекерс-план. А тут! Мало того, что Мэй выделили всего десять минут для презентации позиции Британии во время совместного обеда. Так еще и за пару часов до презентации Туск заявляет о необходимости переработки.

И вообще. Атмосфера за общим столом для Мэй ничего хорошего не обещала. Ей было известно, что в одном из приватных разговоров Ангела Меркель заявила, что Британия со своим Brexit`ом должна пострадать. А в своих публичных интервью ВВС премьер-министр Мальты Джозеф Мускат (Joseph Muscat) и премьер-министр Чехии Андрей Бабиш (Andrej Babiś) высказались более определенно. Первый от имени большинства своих коллег по ЕС высказал надежду на то, что почти невозможное (то есть отказ Британии от Brexit`а) все-таки случится. А второй предположил, что британский народ еще может передумать - выходить ли из ЕС.

Но Тереза Мэй пошла на обед как Жанна Д’Арк на костер. В своем дообеденном комментарии он заявила, что Чекерс-план - серьезная уступка и теперь очередь ЕС сделать шаг навстречу. А также отвергла как вариант откладывания даты Brexit`а с 29 марта 2019 года на неопределенный срок, так и возможность второго референдума.

О реакции участников тайной вечери в Зальцбурге стало известно по некоторым комментариям. Премьер Литвы Даля Грибаускайте и премьер Словакии Петер Пеллегрини в интервью агентству Reuters заявили, что по Brexit`у и по ирландской границе прогресса нет.

Нельзя сказать, что ситуация абсолютно устраивает участников саммита. Потому что при отсутствии сделки с Соединенным Королевством возникает перспектива его выхода из ЕС по самому жесткому сценарию - тому, что называется Hard Brexit. Судя по всему, Тереза Мэй в своем десятиминутном обеденном докладе не воспроизвела свой боевой лозунг - по крайней мере Жан-Клод Юнкер охарактеризовал ее выступление как вежливое, не агрессивное. Но ведь всем памятно, что для нее - «Better no deal, than a bad deal». Что подтвердил премьер Нидерландов Марк Рютте (Mark Rutte): «Коль скоро у нас не получается сделка, возникает риск получить «No deal».

Тем не менее, подводя итоги той части саммита, которая была посвящена Brexit`у, Дональд Туск сформулировал ответ Терезе Мэй из трех пунктов:

• backstop в вашем формате неприемлем;

• ваш план экономического сотрудничества неприемлем;

• следующий очередной саммит ЕС - в середине октября и, если понадобится, - внеочередной в ноябре. http://4pera.ru/~qPp8d