Председатель воронежского Союза дизайнеров Евгений Барсуков: С карты Воронежа должны исчезнуть имена террористов

Выступление на Форуме интеллигенции по теме культурной политики, который организовало реготделение партии «Родина».

За последнее время для придания Воронежу статуса полноправной столицы Черноземного края делается много. Заслуги города перед Отечеством (колыбель русского флота, город воинской славы, родина первого воздушного десанта) находят свое определенное материальное отражение в городской среде.

Однако, отдавая дань тому, что сделано и делается, мы должны помнить о нерешенных проблемах. Одна из них связана с мемориальной памятью о событиях и людях нашей непростой отечественной истории.

В древнегреческой мифологии существовал миф о Лете - источнике и одной из рек в подземном царстве Аида. По прибытии в подземное царство умершие пили из Леты и получали забвение всего прошедшего. Широко известно в русском языке выражение «кануть в Лету», означающее исчезновение навсегда, предание забвению.

За последнее время проблема забвения по отношению к отечественной истории поднималась многократно и рассматривалась под различными углами зрения. Однако для понимания ее сути необходимым условием является анализ причин, вызывающих нарушения памяти. Если в медицине причины амнезии понятны только частично и к их числу относят чаще всего повреждение головного мозга под воздействием травм, алкоголя, наркотиков, приема чрезмерного количества транквилизаторов, то с социальной памятью (то есть той, которая обусловлена отношением общества к своей истории) дело обстоит гораздо сложнее.

Зигмунд Фрейд утверждал, что в забывании лежит мотив нежелания помнить.

Иллюстрацией мотивированного забывания по Фрейду являются случаи, когда человек намеренно хотел бы забыть то, что может напомнить ему о психологически неприятных обстоятельствах, связанных с отрицательными переживаниями.

Примерами преднамеренного забвения, в основе которого лежал мотив воспоминаний, связанных с отрицательными переживаниями, изобилует наша отечественная история недавнего советского прошлого. Борьба с наследием царизма, религиозными путами, с буржуазной и мещанской культурой велась для того, чтобы лишить общество исторической памяти, вызывавшей у идеологов и проводников коммунистической идеологии те самые отрицательные переживания, о которых говорил Фрейд.

Следует отметить, что социальная амнезия усиливается за счет превалирования в обществе частных интересов над интересами общественными. Процесс деидеологизации пока еще мало повлиял на укоренившиеся в массовом сознании представления об отношении к памяти прошлого. Продолжают исчезать памятники архитектуры, разрушается сложившаяся историческая среда, деградируют естественные и урбанизированные ландшафты, в городскую среду вторгаются инородные объекты, выдаваемые за шедевры, что свидетельствует о продолжающемся прогрессе социальной амнезии, затрагивающей практически все сферы человеческой жизни.

Улицы Воронежа (да и других населенных мест страны) по-прежнему носят названия в честь революционеров-террористов. Причем в то же самое время, когда Россия ведет борьбу с международным терроризмом, в том числе и за пределами своих границ.

К сожалению, принятый 100 лет назад ленинский план монументальной пропаганды, призванный посредством произведений монументального искусства внедрять в массовое сознание коммунистические идеи, продолжает осуществляться. Устанавливаются памятники и мемориальные доски деятелям коммунистической партии, а также мемориальные знаки в честь событий, имеющих явно выраженный оттенок красного цвета.

Примеры? Пожалуйста. В сентябре 2017 года в Воронеже открыли памятник советскому партийному и государственному деятелю коммунисту Виталию Воротникову (член Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь краснодарского крайкома КПСС, первый секретарь воронежского обкома КПСС). А в 2012-м на доме №3 по улице Дзержинского открыли посвященную ему же мемориальную доску.

В 2018 году в честь 100-летия ВЛКСМ власти Воронежа согласовали установку мемориала в Комсомольском сквере, устроенном на месте снесенного в 30-е годы Владимирского собора. Аналогичный памятник появился и в Калаче.

А вот с установкой мемориальной доски, посвященной визиту Государя Императора Николая II в 1914 году в Воронеж на фасаде бывшей Мариинской гимназии, - проблема. Идея ее установки и эскиз были единогласно одобрены городской комиссией по культурному наследию в сентябре 2016-го. Однако свое согласование на ее размещение до сих пор не дает управление по охране объектов культурного наследия Воронежской области: не тот текст, не те размеры, да и вообще - не там. По мнению управления, мемориальной доске в память о выступлении в 1957 году композитора Дмитрия Шостаковича в гарнизонном Доме офицеров на главном входе в здании бывшей Мариинской гимназии размещаться можно, а мемориальной доске в память о визите последнего русского царя, который прославлен (вместе с женой и детьми) в лике святых Русской Православной Церковью как страстотерпец, - нельзя.

Конечно, было бы несправедливо сказать, что в сфере восстановления исторической памяти ничего не делается. Но, к сожалению, мало. Мы в долгу перед нашим прошлым.

До сих пор в Воронеже не установлен памятник его основателю - воеводе Семену Сабурову. На проведение Международного Платоновского фестиваля искусств имени Михаила Бычкова деньги нашлись, а на сооружение памятника основателю города - нет.

Несмотря на происходящие в российском обществе перемены, все еще доминирует одностороннее освещение трагических событий времен гражданской войны, унесшей множество жизней наших соотечественников.

Односторонняя трактовка противостояния красных и белых относится и к мемориальной памяти - увековечению в памятниках и монументах информации в основном о жертвах так называемого белого террора.

Но наряду с белым проводился красный террор, начавшийся гораздо раньше гражданской войны. Красный террор, в отличие от белого, был направлен против социальных групп, провозглашенных большевиками классовыми врагами: дворян, офицеров, священников, казаков, промышленников, помещиков, ученых, интеллигенции и т.д.

На территории одной только Воронежской области располагаются 112 воинских захоронений времен гражданской войны. Однако памятные знаки, установленные на них, как правило, указывают на то, что в братских могилах похоронены герои-красноармейцы. В некоторых случаях указаны даже их фамилии. И ни слова о других участниках братоубийственной войны.

Следует признать тот факт, что в братоубийственной войне нет и не может быть героев. Есть только жертвы. Поэтому представляется целесообразным увековечить память о тех, кто погиб в гражданской, особым памятным знаком - «Жертвам гражданской войны».

Установка мемориальных памятных знаков «Жертвам гражданской войны» на братских могилах и в местах, где проходили боевые действия, позволит восполнить белые пятна нашей отечественной истории и будет способствовать дальнейшей консолидации российского общества.

Проект можно реализовать в рамках ведомственной целевой программы «Обеспечение сохранности и ремонт военно-мемориальных объектов на территории Воронежской области», дополнив ее содержание соответствующим разделом.

Вообще же для восстановления исторической памяти средствами монументального искусства необходима региональная (если речь идет о Воронежской области) целевая программа, предусматривающая (что главное) источники финансирования. Ведь ленинский план монументальной пропаганды был частью государственной политики с соответствующей финансовой поддержкой.

В числе первоочередных задач программы можно было бы указать на исключение из названий улиц Воронежа и других населенных мест региона имен революционеров-террористов, а также увековечение памяти 124-го пехотного Воронежского полка; 226-го пехотного Землянского полка; святого Русской Православной Церкви архиепископа Серафима (в миру - Николая Соболева) - ректора Воронежской духовной семинарии, идеолога русского православного монархизма.

В наше время, когда так много произносится призывов к духовному оздоровлению общества, произведения монументального искусства могут стать одним из эффективных средств процесса. http://4pera.ru/~kMSug