Профсоюз суверенных государств

31.07.2018

Турция устами своего президента Реджепа Эрдогана заявила о намерении присоединиться к БРИКС. Дело было на саммите в Йоханнесбурге. В данный момент в БРИКС входят пять ведущих незападных государств: Китай, Индия, Россия, Бразилия и Южная Африка. Население стран БРИКС - 3,1 млрд человек, на них приходится 40 трлн долларов совместного ВВП, или 32% мирового.

Саммит в Южной Африке прошел. Возникает вопрос: что дальше, каковы перспективы? Многие критики утверждают, что БРИКС объединяет слишком разные государства, чтобы превратиться в серьезную альтернативу глобальному Западу. В самом деле, в БРИКС входит и демократическая (но бедная) Индия, и успешно развивающийся в последние десятилетия коммунистический Китай. Входит и Бразилия, чей рост в последние годы замедлился. Входит Россия, находящаяся в настоящее время в конфликте с Западом, с которым Китай успешно торгует. Мы слишком разные, не так ли?

На самом деле мир стоит на пороге резкого усиления влияния многих государств, которые раньше было принято считать третьестепенными. Почему так происходит? Изменилась сама структура мирового порядка. В условиях противостояния между СССР и США каждое государство было вынуждено делать выбор, кого поддерживать. Принцип «Кто не с нами, тот против нас» работал на ослабление независимых центров силы. Все вынуждены были делать выбор и идти в фарватере либо СССР, либо США.

Сегодня ситуация изменилась. Есть три общемировых экономических и политических центра: США, ЕС и Китай. Наличие сразу трех суперсил дает возможности для маневра. Если даже вы в конфликте с двумя из центров, вас может поддержать третий.

Например, Турция удачно маневрирует между европейцами и американцами, благодаря чему Эрдоган удерживает власть, хотя в былое время его давно бы свергли. Но проамериканский переворот в Стамбуле не нужен ни в Брюсселе, ни в Москве - и турецкий руководитель удерживает власть.

Иначе говоря, многие страны стремятся поддерживать отношения со всеми центрами силы, что позволяет усилить позиции на мировой арене.

В моде не просто экономические союзы с перспективой превращения в сверхдержавы вроде ЕС. В моде крупные конфедеративные объединения, являющиеся своего рода профсоюзами государств.

Например, британцы в нынешнем году перезапустили проект Содружества наций - объединение своих бывших колоний, возглавляемое английской королевой. Состоявшийся в Лондоне саммит глав правительств Содружества избрал принца Чарльза новым главой международного объединения. Британия не скрывает, что она намерена резко усилить свое влияние на дела Содружества и превратиться в отдельную геополитическую силу. Вполне возможно, что англичанам их замысел удастся и после выхода из ЕС они уже не будут страной-одиночкой, а возглавят крупнейшую конфедерацию, которую когда-либо знала мировая история.

Отдельные небольшие страны неспособны на равных разговаривать с США или Китаем. Чем президент США Дональд Трамп активно пользуется, применяя механизм санкций для давления на неугодных. Так было в случае Северной Кореи, так было в случае Ирана. Но если государства создают объединения наподобие БРИКС, они получают возможность для дипломатического и политического маневра.

Индия - очень большая, но разве она держава третьего мира? Отнюдь нет. Как участник БРИКС и Содружества наций она влиятельна. С ней вынуждены считаться и Вашингтон, и Лондон, и Пекин. Надавить в одностороннем порядке на индийцев не получится. Напротив, США их активно зазывают в гости (Вашингтон намерен использовать Индию как противовес Китаю). Пекин, несмотря на очевидное преимущество по экономическим показателям (23 триллиона против индийских 9 трлн долларов), вынужден на равных вести дела с Индией, опасаясь, что в противном случае индийцы перейдут на сторону противников Китая, например, США.

Сейчас, как ни парадоксально, вреден однозначный геополитический выбор. Украина выбрала ЕС, подписала с ним ассоциацию и почти полностью утратила влияние на свою собственную судьбу.

Попытки Украины маневрировать между Европой, Россией и США при предшествующих президентах делали Украину крайне ценной в глазах борющихся сил. С ней были вынуждены считаться. Сейчас все уже не так - великие державы ведут переговоры поверх головы официального Киева. Действительно, раз Украине можно просто приказать из Брюсселя, украинское руководство не является самостоятельным субъектом.

Иначе говоря, торговые блоки и конфедеративные объединения - вот будущее современного мира.

Для России ситуация означает, что при умелой дипломатии мы можем обеспечить себе не только влияние в мире, но и условия для стабильного экономического роста. Роль России может быть похожей на роль Франции в ЕС.

Французы по численности населения и размерам экономики не превосходят тотально ни Британию, ни Италию. Но за счет эффективной дипломатии, наличия ядерного оружия и статуса великой державы они на равных могут разговаривать с другим лидером ЕС - Германией.

Россия благодаря БРИКС может построить аналогичные отношения с Китаем. Да, Китай больше по населению (1,3 млрд человек против 140 миллионов в России). У Китая больше ВВП (23 триллиона против 3 трлн долларов у России). Но наличие совместных проектов, таких как БРИКС и ШОС, сглаживает разницу экономических потенциалов и дает пространство для маневра в отношениях с США и ЕС.

Иначе говоря, БРИКС имеет большие перспективы как своеобразный профсоюз государств второго мира, которые не хотят попасть под прессинг американской дипломатии или оказаться в зависимости от брюссельских бюрократов. БРИКС усиливает Китай, Россию и остальных членов объединения, делая невозможным давление и изоляцию. Когда бывший президент США Барак Обама заявлял, что Россия изолирована с дипломатической точки зрения, его слова были неправдой, так как существовали БРИКС и ШОС.

Поэтому значение БРИКС будет не только сохраняться, но и усиливаться, по мере того как на мировую сцену будут выходить новые государства. Кроме Турции в среднесрочной перспективе присоединиться к БРИКС может, например, успешно развивающаяся Индонезия с ее населением 250 млн человек. Затем, возможно, придет черед Нигерии (190 миллионов). В случае удачного развития могут присоединиться и такие государства, как Филиппины и Эфиопия (по 100 млн жителей каждое).

Наконец, приход к власти в Мексике президента Лопеса Обрадора может внушить мексиканским властям мысль проводить более многовекторную политику. Сейчас Мексика - задний двор США и член НАФТА. Но когда к власти придут левые, они могут захотеть, чтобы Вашингтон больше считался с ними. Тогда - прямая дорога в БРИКС.

Иначе говоря, БРИКС не просто международный форум, но очень удачный инструмент политического выживания для многих государств, которые не хотят оказаться под прессом политики Вашингтона, Брюсселя или Пекина. Поэтому, вопреки мнению критиков, влияние БРИКС будет только расти.

Принято считать, что глобализация убьет национальные суверенитеты. Но благодаря таким структурам, как БРИКС, глобализация скорее укрепит суверенные государства, сделает их более устойчивыми к внешнему давлению. Поэтому перспективы БРИКС понятны - неизбежны расширение и превращение в глобальный клуб государств, ищущих защиты от диктата американцев и европейцев. http://4pera.ru/~zrymq