Тезис Дмитрия Медведева: звук в нужном направлении

14 August 2018
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

В российской политике почти одновременно произошли два события, связанные между собой не только хронологически, но и логически.

Премьер-министр, комментируя очередной этап американского санкционного давления, назвал его экономической войной. «На войну необходимо будет реагировать - экономическими методами, политическими методами, а в случае необходимости и иными методами», - добавил глава правительства.

Подобные словеса от представителей нашего западнического правящего класса в принципе слышать непривычно, а уж от благодушного и либерально-западнического даже выше среднего градуса по больнице Дмитрия Анатольевича - тем паче. Зловещие же иные методы от Медведева и вовсе тянут на сенсацию.

Одновременно помощник президента Андрей Белоусов предложил изъять сверхдоходы у предприятий химической и металлургической отрасли, которые хорошо нажились на динамике не зависящей от них рыночной конъюнктуры, имея в четыре раза меньшую налоговую нагрузку, чем та, что предусмотрена для нефтяников.

Честно говоря, сначала показалось, что предложение Белоусова ждет судьба здравых идей президентского советника Сергея Глазьева, которые, кажется, позволяют озвучивать лишь для того, чтобы сразу опровергнуть и подчеркнуть «Мы против популизма». Видимо, как некую привычную игру восприняли происходящее и тузы попавшего под потенциальное раскулачивание сегмента; миллиардер Владимир Лисин, хозяин Новолипецкого меткомбината, снисходительно кинул фразу о попытках поощрения неэффективных предприятий за счет эффективных и по доброй - в кавычках - традиции российских чиновников и олигархов отшутился анекдотом про глупого зайца, покупающего рубль за рубль двадцать и радующегося мощным оборотам.

Однако Белоусов не растерялся и ответил на незамысловатый юморок фразой покойного министра финансов ельцинской эпохи Александра Лившица: «Делиться надо!»

Одновременно кремлевский пресс-секретарь Дмитрий Песков подтвердил, что глава государства с запиской Белоусова ознакомился и фактически дал добро на реализацию изложенного в ней, вопрос лишь в конкретных формах. Тем самым, кстати, Песков показал лукавость своих обычных мантр о том, что экономическая политика - сугубая прерогатива правительства и не нужно спрашивать о ней президента.

В результате у наблюдателей могло сложиться сдержанно-радостное ощущение, что наши государственные мужи, наконец, прозрели и решили проводить политику здорового экономического национализма как на внешней, так и на неразрывно связанной с ней внутренней арене.

Но насколько ощущение подтверждается реальностью?

С точки зрения военно-геополитического потенциала, Россия, в основном за счет советского наследства, продолжает оставаться одной из ведущих мировых держав. С точки зрения же мир-системного подхода знаменитого ученого Иммануила Валлерстайна и его единомышленников, в глобальной либерально-капиталистической системе России уготовано не самое выдающееся, но хотя бы относительно пристойное место полупериферии.

Однако в обоих случаях должное заметно, если не кардинально расходится с сущим. Тот же военно-геополитический потенциал и его реализация на практике - несколько разные вещи, и именно в плане реализации, в плане реального суверенитета мы стоим ниже Турции, Ирана и КНДР.

Что касается экономики - мы и тут стремительно проедаем обильное советское наследство, скатываясь с полупериферии на периферию и в третий мир. Какая-то часть российской элиты, не из национального даже чувства, а из классового прагматизма, стремится сохранить хотя бы полупериферийный статус, но для большинства элитариев положение их страны не представляет никакого значения - будучи западниками по менталитету и случайными временщиками-выскочками по социальному происхождению, они хотят встроиться в Запад и золотой миллиард исключительно в личном качестве, без учета России и за ее счет.

Владимир Путин начал свой первый президентский срок с не щенячье-влюбленного, но все же вполне отчетливого и открытого западничества. Кремль давал понять, что согласен входить в западное экономическое и геополитическое мироустройство, просто не на правах прислуги, а хотя бы в ранге солидного партнера второго ранга - не хуже Японии или той же Турции. В общем, речь шла именно о закреплении полупериферийного статуса формальными и неформальными договоренностями. Были сделаны очень важные авансы - неоднократные заявления о готовности к вступлению в НАТО на встречах с Биллом Клинтоном, Джорджем Бушем-младшим и генсеком альянса Джорджем Робертсоном, закрытие российских военных баз на Кубе и во Вьетнаме, наконец, полная моральная и материальная поддержка операции США в Афганистане.

Увы, быстро выяснилось, что Запад уступки, реверансы и помощь принимает благосклонно, но ничего взамен не дает и даже не обещает. Хотите нам служить - служите, служить естественно, как нам, таким хорошим, не служить, а чтобы что-то взамен - нет, нет, нет и еще раз нет.

С той поры РФ стала вести более самостоятельную и базирующуюся на собственных интересах линию, высшими пиками которой были Мюнхенская речь Путина и принуждение Грузии к миру. Но в то же время у нас сохранялся пиетет перед Западом, склонность уступать ему по важным вопросам и вообще ощущение себя частью западной системы, просто дерзкой и периодически брыкающейся - вроде Румынии Николае Чаушеску или Югославии Иосипа Броз Тито в социалистическом лагере.

Казалось, что 2014 год, Крым и позиция по донбасско-украинскому конфликту станут фундаментом превращения России в самостоятельный цивилизационный центр силы, отрешившийся от западноцентричного глобального миропорядка и его системы координат. На деле с той поры произошли серьезный внешнеполитический регресс и стирание репутации России как державы, не то что противопоставившей себя Западу, но даже просто способной ударить кулаком по столу.

Мы вернулись во времена до Мюнхенской речи, а частично и вообще в смутную ельцинско-козыревскую эпоху.

Говоря про собственные интересы, нужно уточнить, что мало где известный марксистско-ленинский и вообще левый тезис о государстве как орудии правящего класса проявлялся столь же ярко, открыто и откровенно, как в современной Российской Федерации. Соответственно совпадение реальных российских национальных интересов с интересами правящего класса не то что бы в принципе отсутствует и невозможно - оно возможно по принципу сломанных часов, два раза в сутки показывающих правильное время. Крым, ставший апофеозом единства государственных интересов как таковых и интересов управляющего государством класса, одновременно последующими событиями продемонстрировал пределы единства.

В марте 2014 года сработала во многом экономоцентричная логика, подсказавшая, что пойдут чохом все траты на базирование Черноморского флота, а дальнейшие убытки окажутся еще больше, возможно, на порядки. Однако на пути распространения крымского успеха на исконно русские земли, называемые сейчас Юго-Востоком Украины, встали переплетение интересов и связей российских и украинских бюрократов и олигархов, более классово близких друг другу, чем своим народам (точнее - двумя ветвям большого русского народа), а также тесная финансово-экономическая привязка наших верхов к Западу.

Возможно ли изменение сложившегося положения, чтобы совпадение интересов правящего класса с национально-государственными было если не постоянным, то хотя бы более частым и имеющим системную природу? На соответствующее развитие событий мы уповаем уже не первый год, после каждого нового этапа усугубления Западом холодной войны 2.0, рассуждая, что уж теперь-то национализация и мировоззренческая трансформация наших элит неизбежны. Почти всякий раз, увы, наши упования быстро сменяются разочарованием.

Можно вспомнить, как в самом начале 1920-х, когда еще толком не закончилась ужасающая своей дикой жестокостью гражданская война и не остыли могилы сотен тысяч невинных и не очень жертв белого и красного террора, когда продолжали лететь кресты с куполов православных церквей, а в глазах огромной части русских людей и большинства зарубежных обывателей Ленин, Троцкий и Ко были промежуточным вариантом между тогдашней версией запрещенной в РФ ИГИЛ и слугами антихриста, - бывший активный соратник Колчака Николай Устрялов высказал одну простую мысль. К большевикам надо начать относиться лояльно, потому что, какую бы деструктивную силу они не представляли из себя в ходе войны и какое бы тотальное попрание устоев не декларировали, после победы им придется заняться созиданием на благо страны просто из банального чувства самосохранения, ведь тут жить и им, и их детям. http://4pera.ru/~NleMS