Вторые туры оказались против власти. Губернаторы проиграли выборы в Хабаровском крае и Владимирской области

Сразу в двух российских регионах, Хабаровском крае и Владимирской области, победу во вторых турах губернаторских выборов одержали не действующие губернаторы единороссы - Вячеслав Шпорт и Светлана Орлова, - а выдвиженцы ЛДПР Сергей Фургал и Владимир Сипягин. Между тем избирком Хакасии перед вторым туром аннулировал регистрацию на выборах главы региона Виктора Зимина в связи с поданным им заявлением о снятии кандидатуры по состоянию здоровья. Единоросс Зимин объяснил свое решение желанием не допустить раскола в Хакасии.

Выдвиженец ЛДПР Сергей Фургал выиграл во второй туре выборов губернатора Хабаровского края с результатом 69,6% голосов по итогам обработки 100% бюллетеней. У главы региона единоросса Вячеслава Шпорта - 28%. Явка составила 42,79%. В свою очередь, после обработки 100% протоколов во втором туре губернаторских выборов во Владимирской области с результатом 57,03% голосов в лидеры вышел кандидат от ЛДПР Владимир Сипягин. У губернатора Светланы Орловой - 37,46%. Явка - 41%.

Что касается Хакасии, то в связи со снятием с дистанции главы республики единоросса Виктора Зимина, явно произошедшим под диктовку администрации президента (но официально по состоянию здоровья), повторное голосования назначено на 7 октября. В бюллетенях будут кандидат от КПРФ Валентин Коновалов (в первом туре он лидировал с 44,8% голосов) и кандидат от «Справедливой России» Андрей Филягин (набирал 11,2%).

«Вторые туры, как обычно, оказались против власти, - комментирует итоги голосования бывший воронежский вице-губернатор и экс-сотрудник кремлевской администрации политолог Андрей Колядин. - Чуда не произошло. Больная система не справилась. Теперь будут обвинять бывших губернаторов, полпредов, первого заместителя главы кремлевской администрации Сергея Кириенко, президента Путина и маркизу де Помпадур. Соперники начнут потирать руки. А союзники - уныло качать головами.

Но ничего не происходит вдруг. При предшественнике Кириенко Владиславе Суркове внутриполитическая система модерировалась и обновлялась ежедневно. Он легко мог позвонить в любое время суток и сказать: такой-то закон несовершенен, иди к Ларисе Брычевой, согласуй с депутатами, переговори о поддержке изменений с Алексеем Громовым и через сутки доложишь о результатах. При другом предшественнике Кириенко Вячеславе Володине были сделаны значительные правки сразу после белоленточных событий. Дмитрий Азаров, на тот момент мэр Самары, выдвинул идею муниципального фильтра. В 2012 году она позволила вернуть выборы губернаторов, по сути ничего не вернув. Выборы губернаторов вроде бы вернулись. Но ни один случайный человек в них попасть не мог. Муниципальный фильтр отсекал всех конкурентов. Плюс включили межэлитные договоренности. То есть когда несколько групп на той или иной конкретной территории определяют, кто будет депутатом, кто мэром, кто сэром и кто пэром. А все остальные идут лесом. Их либо не согласуют на праймериз партии власти, либо не регистрируют. По самому дикому поводу или без повода. Иными словами, межэлитные договоренности - эдакая форма картельного сговора с целью захвата и удержания власти в стране.

Новые фишечки легко позволили так отформатировать внутриполитическое пространство, что в каждой думе - от муниципалитетов и до государственной - не осталось ярких, незаурядных, вменяемый и самостоятельных политиков. За редким исключением. Политические силы - партии - жирели в условиях отсутствия конкуренции, а народ со все меньшим интересом смотрел за шулерством вверху. Кручу-верчу-обмануть всех хочу поднадоело. Но кормили неплохо, работа была, зарплаты росли, египетско-турецкие пляжи оставались доступны. Поэтому люди наблюдали, вздыхали, обреченно махали рукой на внутриполитические игрища и шли заниматься своими делами.

Но вот пришло время непростых перемен. Западные санкции, снижение уровня жизни, рост цен, пенсионные преобразования, рост налогового бремени, введение платы за все - дороги, парковки, каждый чих. Народ стал хмуриться. Но вариантов выразить свое «фи» не было. Независимых политиков не осталось. Выборы только в пользу власти. Но есть голосование. Часть людей перестала ходить на выборы. Часть стала голосовать за кого угодно, только не за власть. «Единая Россия» стала набирать все меньше. Главы регионов - ласково избегать ее услуг в ходе выдвижений. Самой главной форой стало одобрение Путина. Однако бездарная подготовка и проведение пенсионной реформы привели к снижению ее эффективности.

Результат на лице Андрея Тарасенко (врио губернатора Приморского края, где отменены результаты второго тура выборов. - ред.), Вячеслава Шпорта, Виктора Зимина и Светланы Орловой. Они с позором отправлены народом на покой. И перед нами только начало. Если не произойдут существенные изменения во внутриполитической жизни, количество сюрпризов для власти, на мой взгляд, будет только увеличиваться. 

Впрочем, изменения могут быть разные. Одни - закрутить гайки, арестовать смутьянов, намотать на гусеницы танков недовольных, сажать, штрафовать и лупить за инакомыслие. Закручивание гаек отчасти, конечно, стабилизирует ситуацию, но любви к власти не добавит. И любая неожиданность может привести к кровавому бунту, где пострадают все: и власть, и народ, и целостность страны. Либо надо формировать иную реальность, где люди получат реальную возможность избрания во власть, участия в честных выборах, высказывания своего «фи» кандидатам, которые не оправдывают их доверия. Система, конечно, отчасти пострадает, поскольку изменится вес правящих партий. Среди депутатов, мэров и губернаторов появятся некомплиментарные власти люди. Но по крайней мере сохранится политический класс - как бенефициар инспирируемых преобразований».

«Если бы второй тур прошел в Хакасии, 23 сентября были бы проиграны все три кампании. Но фактически проиграны все четыре, включая Приморье, - констатирует политолог Владимир Слатинов. - Теперь демиурги политуправления засядут за план трансформации политической и избирательной систем. Между двумя крайними сценариями - отмена выборов губернаторов и допущение реальной конкуренции среди системных партий (при роли Кремля как исключающего совсем уже неприемлемые кандидатуры - нечто похожее на добеслановский период) - выберут что-то среднее. Расстаться с системой, в которой Кремль решал, кому быть губернатором (при последующем одобрении кандидатуры населением), они вряд ли захотят. Не исключен переход к однотуровым выборам по типу того, что в одномандатных округах: фаворит обладает ресурсным превосходством, оппозиционеры растаскивают протестный электорат. Но есть проблема. Манипуляции и договорняки работали в условиях высокого базового доверия к власти. Но последнее явно скукоживается, и, похоже, точка невозврата пройдена. Надежды, что нацпроекты изменят характер настроений, вряд ли оправдаются. На том же Дальнем Востоке гигантские вложения в инфраструктуру и саммиты лояльность граждан не повышают».

«Власти прилетела беспощадная кара за практику технических кандидатов-манекенов-спойлеров, - уверен русский националист и публицист Егор Холмогоров. - Два случайных человека оказались во главе регионов вместо так называемых сильных профессионалов-управленцев от «Единой России». В битве андроидов и манекенов победили манекены, и ситуация очень напоминает анекдот. «Седовласая дева отдыхала на веранде с любимым котом, раскачиваясь в кресле, как вдруг появилась фея и вызвалась исполнить три ее самых заветных желания. «Хм... - недоверчиво произнесла старушка, - если ты не шутишь, тогда преврати мое кресло в золото». Желание было исполнено. Тогда старая дева попросила исполнить два других. «Преврати меня в молодую привлекательную девушку», - сказала она. И второе ее желание исполнилось. «А теперь, - сказало юное создание, - преврати моего кота в молодого стройного брюнета». В третий раз взмахнула веером фея, и на том месте, где находился кот, возник молодой черноволосый красавец. Он медленно подошел к бывшей старой деве, крепко прижал ее к себе и с горечью промолвил: «Теперь, небось, жалеешь, хозяйка, что меня кастрировала...» Два десятилетия системную оппозицию селекционировали так, чтобы там не было и не могло быть людей, пригодных к управлению регионами, и выращивали людей без лиц. Теперь, назначая спойлера, придется иметь в виду, что он может оказаться губернатором. И встанет вопрос о грамотном подборе кадров не только во власти, но и в оппозиции». http://4pera.ru/~9P3a0