Новеллы законодательства - холдинговые структуры

06.04.2018

В настоящее время, в российской предпринимательской практике широко распространено понятие «холдинг». Однако, в законодательстве данное понятие не применяется. Многие проблемы, связанные с корпоративным управлением внутри группы компаний остаются лишь вопросами теории, раскрываемыми в научных статьях. Более того, не только законодательство, но и российская судебная практика зачастую не признает группу компаний как цельную корпоративную структуру. Дела, связанные с передачей активов от материнской компании к дочерней и наоборот, дела, связанные с выводом активов за пределы группы компаний нередко являются резонансными и проходят через три судебных инстанции на рассмотрение в Президиуме Высшего арбитражного суда.
Новеллы в законодательстве об акционерных обществах, связанные с возможным появлением у акционерного общества права ввести устав особый режим одобрения сделок группы компаний на наш взгляд, достаточно прогрессивны, являются шагом вперед на пути к полноценному признанию российским законодательством холдинговой структуры и помогут избежать различных споров и судебных издержек, которые в российской судебной практике имели место быть.
Законодатель уже предпринял первый шаг по признанию холдинговой структуры. Статьей 67.3 Гражданского кодекса РФ закреплен принцип солидарной ответственности основного и дочернего обществ за сделки, заключенные дочерним обществом во исполнение указаний или с согласия основного хозяйственного общества (пункт 3 статьи 401), за исключением случаев голосования основного хозяйственного товарищества или общества по вопросу об одобрении сделки на общем собрании участников дочернего общества, а также одобрения сделки органом управления основного хозяйственного общества, если необходимость такого одобрения предусмотрена уставом дочернего и (или) основного общества.
Статья 67.3 также была введена относительно недавно – Федеральным законом № 99-ФЗ от 05.05.2014 г.  «О внесении изменений в главу 4 части первой гражданского кодекса РФ и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов РФ».

Следовательно, обсуждаемые в Минэкономразвития поправки в законодательство об акционерных обществах, касающиеся введения новых возможностей одобрения сделок материнской компанией, на наш взгляд, будут служить необходимым дополнением и расширением положений Гражданского кодекса. Это будет действительно актуальным и прогрессивным вторым шагом на пути к признанию законодателем особого режима управления внутри сложных корпоративных образований, сократит издержки, в перспективе сможет способствовать сохранению активов внутри группы компаний, повышению капитализации акций, а также способствует систематизации правового регулирования, установления единого инструмента правовой защиты имущества группы компаний и миноритарных акционеров.

Однако, нельзя с полной уверенностью сказать, что такого шага будет полностью достаточно для установления четкой системы управления внутри холдинговой структуры, а также, максимально эффективной защиты прав миноритариев, так как зачастую, дочерние общества создаются специально для того, чтобы выводить активы из основного общества.
Таким образом, можно сформировать две позиции по данному вопросу:
1) Согласование сделки на уровне материнской компании не сможет препятствовать выводу активов через дочерние организации.
2) Согласование сделки на уровне материнской компании сможет препятствовать выводу активов через дочерние организации

Позиция № 1:
Судебная практика по данному вопросу действительно неоднозначна. Не всегда ясно, какой способ защиты прав выбирать для препятствия вывода активов через дочерние компании, особенно в случае, когда дочерние компании создаются для вывода активов материнской компании. И именно в таком случае можно говорить о правильности позиции № 1, когда согласование сделки на уровне материнской компании не сможет препятствовать выводу активов через дочерние организации.
Что же предпринимать в таком случае?
В настоящее время, получает распространение институт привлечения к ответственности топ менеджмента компаний за убытки, причиненные, в том числе, выводом активов через дочерние компании.
Ярким примером является резонансное дело «Кировского завода», которое рассматривалось в Президиуме Высшего Арбитражного суда РФ, им было принято Постановление от 06.03.2012 года № 12505/11.
Суть дела состояла в следующем:
В 2007 году ОАО «К.» (далее — Основное общество) создало дочернее общество ООО «П.» (далее — Дочернее общество) и внесло в его уставный капитал 580 млн. руб. Затем Дочернее общество приобрело долю, составляющую 66% в уставном капитале ООО «С.» (далее — Доля), цена сделки — 612,8 млн руб.
При этом в течение двух месяцев произошли следующие сделки по переходу прав на Долю: владевшие Долей генеральный директор Основного общества и его мать продают Долю кипрской компании, в которой они же являются стопроцентными акционерами. Кипрская компания продает Долю компании, зарегистрированной на Британских Виргинских островах (далее – БВО), которая в свою очередь совершает сделку с российским Обществом с ограниченной ответственностью (далее — ООО). После этого право на Долю переходит от российского ООО к Дочернему обществу.
Миноритарный акционер ОАО «К.» обратился с иском к генеральному директору (далее также — ГД) о взыскании в пользу Основного общества 579 517 000 в возмещение убытков с учетом расчета рыночной цены сделки, проведенной Дочерним обществом по покупке Доли.
Миноритарий посчитал, во-первых, что сделки, в результате которых Доля перешла к Дочернему обществу, заключались между связанными компаниями, а, во-вторых, стоимость Доли была завышена. Пытаясь подтвердить довод о связанности участников сделок по переходу прав на Долю, истец указывал на то, что сделки были проведены за короткий временной промежуток — два месяца, в них был один и тот же объект, а конечные звенья схемы были аффилированными. Что касается стоимости сделки, то истец представил заключение, согласно которому истинная стоимость Доли составляла гораздо меньшую сумму по сравнению с заплаченной Дочерним обществом.
Суды всех инстанций отказали истцу, сославшись на недоказанность совокупности обстоятельств, представленных им. Однако эта аргументация не показалась убедительной судьям ВАС РФ. Рассмотрев дело, Президиум ВАС РФ отменил все предыдущие решения и направил его на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Как мы видим, в данном случае, инициатива по выводу активов посредством дочерней компании исходила от Генерального директора основного общества. И в таком случае, дополнительное согласование сделки дочернего общества основной компанией не привело бы к положительному результату, а наоборот, могло бы препятствовать защите прав миноритариев. Директор мог бы сослаться на «согласование сделки на уровне основной компании», что было бы дополнительным подтверждением его добросовестных, а также разумных действий. Истцу было бы сложнее доказывать факт причинения убытков, было бы сложнее «перебросить» бремя доказывания на недобросовестного и неразумного директора, чтобы взыскать убытки и таким образом, вернуть выведенные активы, способствовать эффективной защите прав миноритарных акционеров.
Вообще, судебная практика идет по пути привлечения к ответственности материнской компании за вывод активов дочерними компаниями, а также по привлечению к ответственности менеджмента головной компании. Даже в Германии большое значение в данной сфере имеют судебные решения высшего суда, им выработана концепция «долгосрочного и всеобъемлющего воздействия» в соответствии с которым вводится презумпция вины основного общества, но прецедент Bremen Vulkan несколько сместил акцент и перевел ответственность на руководство материнской компании. В Российской практике можно привести также в пример Дело Максимова (А60-1260/2009). Президиум ВАС №14989/11. Также можно привести в пример дело №А56-2068/10

Позиция № 2:
Что касается Позиции № 2, согласно которой согласование сделки на уровне материнской компании сможет препятствовать выводу активов через дочерние организации, судебная практика достаточно бедна. Данная позиция является несостоятельной, так как согласование на уровне материнской компании не будет являться единственным определяющим фактором, который  сможет воспрепятствовать выводу активов через дочерние организации. В частности, здесь будет иметь значение заинтересованность в совершении сделки, аффилированность лиц.
Выводы: Для кого будут актуальны нововведения, возможные издержки в связи с введением нового режима одобрения сделок группы:
На наш взгляд, нововведения в законодательстве будут актуальны для очень крупных корпораций, имеющих сложную, ступенчатую холдинговую структуру. В частности, для так называемых «интегрированных холдингов», в которых предприятия связаны технологической цепочкой, в которых вероятность аффилированности и взаимосвязи руководства основного и дочерних обществ ниже, чем в небольшом холдинге или «конгломератном» холдинге, в котором предприятия не связаны единой хозяйственной целью.  Только крупный «интегрированный холдинг» на наш взгляд будет заинтересован в утверждении особого порядка одобрения сделок материнской компанией.
Более того, предлагаемые нововведения будут привлекательны для крупных холдингов с иностранным элементом, а также, в случае, когда дочерние общества имеют равнозначные пакеты акций материнского общества.
Затруднит ли это деятельность компании?
На наш взгляд, ответ на данный вопрос зависит скорее от организации работы, делопроизводства в организации, уровне профессионализма кадров, так как даже самый совершенный юридический механизм в неумелых руках может повлечь весьма неблагоприятные последствия. В данном случае, положительный эффект от утверждения нового режима управления в холдинговой структуре будет иметь значение для инвестиционной привлекательности российского бизнеса. И управленческие издержки, которые могут повлечь такие законодательные нововведения будут нивелированы привлечением в российскую экономику необходимого объема иностранных инвестиций, иностранные компании будут более охотно инвестировать в российские корпорации, когда будут видеть четкий юридический механизм защиты их прав.

Таким образом, данные нововведения будут начальным шагом для признания холдинговой структуры в качестве обособленного хозяйствующего субъекта, для утверждения механизмов корпоративного контроля холдинговых структур.

Данный материал подготовлен юристами Sparta Consulting.

Оставайтесь с нами.

Наши каналы:

http://sparcon.ru

https://t.me/sparcon/

https://www.facebook.com/sparcon.official/

https://www.instagram.com/spartaconsulting/

https://twitter.com/sparconofficial/