ЕЩЁ РАЗ ПРО НАШ ГАЗ

Абсолютно понятно, что весь мир сейчас крутится вокруг газа (нефти). Крутится, ссорится, воюет, убивает, принимает страшные позы, источает очаровательные улыбки, прикрывается красивыми аргументами. Но всё это – из-за газа. И Сирия, и Украина, и много ещё чего. Сейчас американцы пугают нас новыми санкциями, даже название придумали пострашней «Санкции из ада». Я со слуха понял, как «Санкции из зада». И мне название понравилось. Потому что когда пугают ёжика голым задом, то бьют обычно под зад, а не по ёжику. Но, оказалось, из ада. Т. е. американцы сами признали, ЧТО именно они там у себя устроили.

Свои мысли по зтому поводу изложил замечательный журналист Александр Халдей. Статья большая. Приведу несколько цитат.

«Северным потоком — 2» Россия запустила сценарий развода США и Евросоюза и гибели евроатлантической солидарности.
Конфликт между США и Германией из-за Северного потока-2 высветил те флажки, заходить за которые Германия ни в коем случае не позволит, как бы она ни была повязана НАТО и Вашингтонским консенсусом. И к Германии готовы присоединиться Франция и Италия, по сути уже союзна Австрия. Конфликт развивается по классической схеме: фазы сменяют друг друга, обострение нарастает.

Куда идёт конфликт и что будет следующим этапом?

Итак, предметом конфликта являются объединённые в один вопрос два разрозненных: спор о территории и спор о цене. США стремится проникнуть на территорию Европы со своим более дорогим газом, Европа стремится территорию не отдать и цену не платить. Стремления Европы защитить свою территорию обусловлены неприемлемой ценой ресурса, который США стремятся Европе навязать. Сдаться по территории и цене для Европы означает навсегда потерять оставшуюся субъектность и погрузиться в кризис, за которым последует распад европейских структур.

США за счёт высвобождаемой энергии распада Европы будут пополнять свой дефицит энергии, после чего кризис возобновится, и это потребует уже других ультиматумов другим странам. То, что возникнет на месте бывшей Европы, Европой уже не будет. Но США тоже не могут отказаться от высасывания энергии Европы — будучи по природе вампиром, они рискуют умереть от дефицита жизненной энергии.

Американский истеблишмент требовал использования Европой украинской газовой трубы для обуздания экономического роста и независимости Германии. Германия, понимая, что ей грозит, начинает строить вторую нитку газопровода для обхода третьего энергопакета. Америка буквально зашлась в истерике по поводу этого проекта, требуя его прекратить. Германия заупрямилась. Она напирала на то, что она выполняет все условия США и имеет право на экономический проект. После усиления кризиса в США принимают решение поправить дела за счёт Европы. Обама стал требовать заключения трансатлантического торгового союза, убивающего остатки европейского суверенитета, и без того огрызочного и символического.

Стать главным в Европе газовым хабом и диктовать условия поставок другим или стать колониальным рынком сбыта чужого газа – есть разница? С Россией Европе можно капризничать, Россия нуждается в Европе. С США капризы не проходят. Тут надо только капитулировать и подчиняться. Как мы уже отмечали, отношения Европы с США зашли так далеко, что уже откупом не обойдёшься — придется отдавать всю кровь.

Мы ещё непременно станем свидетелями этапа, когда Европа начнёт называть США империей зла, а США в ответ назовут Европу грабителем, предателем и территорией, заслуживающей всяческого наказания за обман союзника.

Ведь конфликт не исчерпывается с разгромом противника. Его можно принудить подчиниться, но он не согласится с этим и не перестанет стремиться к реваншу. И вонзит однажды вам нож в спину, улучив момент. Конфликт снимается лишь тогда, когда одна из сторон МЕНЯЕТ СВОЁ ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ МНЕНИЕ о предмете конфликта. Представить такое ни в адрес Европы, ни в адрес США невозможно. А это значит, что пропасть между ними будет лишь углубляться. Конгрессу же США можно лишь пожелать: больше ультиматумов, хороших и разных. Ещё год такой политики — и в Европе вместо английского станут учить русский язык. И удержать их от этого мы не сможем.