Нашумевшие постановки о мусульманах на американской театральной сцене

30.03.2018

Ряд молодых американских драматургов мусульманского происхождения объединяет попытка противостоять стереотипным и плоским представлениям западного общества о “мусульманине” путем представления отдельных судеб во всех их сложных перипетиях. Они как бы «приглашают зрителей в дома и частные пространства западных мусульман», знакомят их с их внутренними проблемами и поисками.

Обозреватель National Public Radio из США Билал Куреши рассказал в своей статье о новых явлениях в американской культуре, возникших в период президентства Дональда Трампа, которые затронули и мусульманское сообщество Соединенных Штатов. В кино, на телевидении и литературе появилась целая плеяда восходящих мусульманских звезд, стремящихся отобразить проблемы своих единоверцев в Америке и выразить свою идентичность в процессе постоянно противостояния исламофобской риторике новой администрации.

«Одним из наиболее богатых и удивительных событий в этой волне является появление мусульманско-американского театра,» – отмечает Куреши.

Аяд Ахтар – один из самых знаменитых из этих новых голосов. Он выиграл Пулитцеровскую премию в 2013 году за свою дебютную пьесу о ненавидящем себя американце-мусульманине под названием «В опале» (Disgraced).

К новому поколению мусульмано-американских драматургов также можно отнести Ваджахата Али, который представил на восьмую годовщину 9/11 в Нью-Йорке премьеру спектакля «Отечественные крестоносцы» (The Domestic Crusaders), а также Хаммада Чаудри, чья пьеса «Обычный мусульманин» (An Ordinary Muslim) недавно была поставлена на сцене Нью-Йоркской Театральной мастерской.

Всех этих драматургов объединяет попытка противостоять стереотипным и плоским представлениям о “мусульманине” путем представления отдельных судеб во всех их сложных перипетиях. Они как бы «приглашают зрителей в дома и частные пространства западных мусульман», знакомят их с их внутренними проблемами и поисками.

Источник фото: timeout.com
Источник фото: timeout.com

«Обычный мусульманин» Хаммада Чаудри

«Обычный мусульманин» был дипломной работой Чаудри, а затем превратился в популярную постановку известного американского драматурга Тони Кушнера. Новая пьеса борется с тем, что значит быть ассимилированным, “обычным” мусульманином в США. Как говорит Чаудри, ” … основной смысл названия заключается в том, что нет такого понятия, как обычный мусульманин. Вы видите семь различных мусульман, которые воплощают различные виды Ислама.”

Пьеса драматурга южноазиатского происхождения Чаудри была вдохновлена его детством в Шотландии и годами его учебы в Лондоне и Нью-Йорке. В центре произведения оказывается британский мусульманин второго поколения Азим Бхатти. Для своих коллег Азим является интегрированным “обычным” мусульманином, который иногда присоединяется к посиделкам товарищей в местном пабе. Но в своей частной жизни он борется с самим собой по поводу того, в какой мере он готов принять свою веру, поскольку исламофобия в Великобритании серьезно влияет на его карьеру и семейную жизнь.

Пьеса начинается с истории физического насилия со стороны его отца против его матери. В то же время, жена самого Азима решила носить хиджаб, вопреки его желанию. На заднем плане присутствует молодой проповедник из соседней мечети, который призывает на молитву новых прихожан и противостоит Азиму, убеждая его быть более “заметным” мусульманином, а значит ставить себя под удар исламофобии.

Источник фото: NYTW’s The Brief
Источник фото: NYTW’s The Brief

Когда Азим буквально взрывается под давлением со стороны государства, общества и мусульманской общины, он набрасывается на одного из своих белых коллег. “Я не хочу мириться, я хочу быть уважаемым,” кричит он. Это очень резонансная и мощная линия пьесы, которая воплощает в себе «борьбу за достоинство», с которой сталкиваются западные мусульмане.

Несмотря на свое актуально звучание, пьеса была задумана задолго до того, как предвыборная кампания и первые действия президента Трампа довели вопрос “мусульманской идентичности” и “миграции” до точки кипения. Хаммад Чаудри говорит, что пьеса в меньшей степени посвящена нынешней атмосфере, в которой оказались американские мусульмане, нежели куда более коварной проблеме – исламофобии, получившей отражение в популярной культуре США после 9/11.

На нью-йоркской премьере «Обычного мусульманина», на которой присутствовал обозреватель NPR, публика была преимущественно немолодой, богатой и в основном белой. Каждому зрителю была вручена особая памятка с разъяснением некоторых исламских терминов, незнакомых западной аудитории. По завершении спектакля зрителям предложили остаться для беседы на тему поднятых в пьесе проблем, в которой каждый мог поделиться своими наблюдениями и впечатлениями.

«В опале» Айяда Ахтара

“В опале” Айяда Ахтара – это вдумчивое исследование об американской мусульманской идентичности. Движимая случайными разговорами игра актеров позволяет сделать серьезные и тревожные открытия о восприятии мусульман и неверных представлениях, которых придерживается большинство людей на Западе, проецируя их на тех, у кого имеются другие взгляды на мир. Compass Rose Theater недавно представил свежую постановку этой пьесы режиссера Джеймса Бунзли в Аннаполисе, штат Мэриленд.

Действие «В опале» происходит на Ист-Сайде в Манхэттене в квартире супружеской пары успешного пакистанского адвоката Амира и белой художницы Эмили. Зрители сразу же узнают о различиях в их политических и философских убеждениях. Эмили глубоко вдохновлена классическим исламским изобразительным искусством. “Пришло время перестать признавать ислам и исламское искусство лишь на словах. Мы опираемся на греков и римлян, но ислам также является частью того, кем мы являемся!” – объясняет она. Она овладевает эстетикой исламского искусства, используя его в своей карьере в качестве современного художника. В отличие от Амира, который позволяет людям думать, что он из Индии, а не из Пакистана, ожесточенно критикует все, что связано с исламом, религией, которую он считает “отсталой”.

Источник фото: dctheatrescene.com
Источник фото: dctheatrescene.com

Амир изо всех сил пытается примириться со своим отношением к исламу и опасается, что это может разрушить его американскую мечту ассимилироваться и достичь богатства без опасения, что тебя назовут террористом. Его племянник Абэ, который придерживается противоположной точки зрения и испытывает большую гордость за исламскую культуру и религию, по иронии судьбы, предпочитает его новое западное имя пакистанскому, которое было дано ему при рождении. Абэ просит Амира предоставить юридическую помощь местному имаму, обвиняемому в пособничестве террористам. Первоначально Амир категорически отказывается, но в конечном итоге, соглашается присутствовать на суде в качестве нейтрального наблюдателя. Это решение оказывается роковым для профессиональной и личной жизни Амира.

Усталый, сломленный и ошеломленный событиями на суде Амир нехотя соглашается на предложение Эмили устроить званый ужин. Эмили приглашает на ужин общих друзей: Исаака, уважаемого еврейского арт-дилера и его жену Джори, афро-американского юриста и коллегу Амира. Диалог между Исааком и Амиром особенно показателен– оба они придерживаются проблематичных и противоречивых представлений о религии, культуре и традициях другого.

В этой сцене Исаак спрашивает Амира, был ли он доволен нападениями 11 сентября.  “Ты говоришь мне, что никогда не чувствовал ничего подобного? Неожиданный прилив гордости?” – спрашивает Амир. “Прилив гордости? Нет! Я не чувствую ничего похожего на прилив гордости” – отвечает Исаак. Амир парирует: “Когда ты слышишь о том, что Израиль обрушивает на всех вокруг свою военную мощь?”. Исаак: “Я критически отношусь к Израилю. Как и очень многие евреи.” Амир продолжает: «А когда ты слышишь о поездке Ахмадинежада в Средиземное море? Как ты к этому относишься?”. Исаак отвечает, «Возмущаюсь, как и любой другой.” Но Амир заключает: “Не все чувствуют себя возмущенными.”

Источник фото: americantheatre.org
Источник фото: americantheatre.org

Исламосфера / по материалам NPR и dctheatrescene.com