Жизнь, ненавистная сердцу

Жизнь, ненавистная сердцу, всех разделяет, как меч —
Душу душе родную рядом не уберечь.
Кто-то рождается раньше,
Кто-то позже пришёл,
Кто-то лишь в поисках Смысла,
Кто-то уже нашёл.
Разница во времени, разница в воспитании
Даже родные души не единит в желании;
Младший не верит старшим, старший не допоймёт,
Что на житейском марше младший всё сам поймёт.
Ссоры, неразумения, ненависть, слезопад —
Мир несовпадения, мир преград.

Сын не понимает отца, отец — сына,
Влюблённый — равнодушного,
Равнодушный — влюблённого,
Сытый — голодного, голодный — сытого,
Здоровый — больного, больной — здорового.
Толкая друг друга плечом,
На разных планетах живём,
В разное время к Цели доходим
И потому, даже во всём соглашаясь,
Во всём совпадая друг с другом,
Всю жизнь в одиночестве бродим.
Как плоды на древе одном, зреем в разное время,
И кто-то сорван уже, а кто-то ещё дозревает
И друга потóм догоняет
В хранилище для плодов.

Когда же и гдé, как потоки и реки —
В море одном, сольёмся навеки
В Мире, в Котором нет плотских оков ?
Гдé потеряем различия, разницу, всякие раз...,
Чтобы целуя, лаская друг друга
И ощущая блаженство и счастье,
Это блаженство и счастье друг другу
Мы доставляли б как раз ?
Гдé и когда наше Я сольётся один к одному
С Я всех, кого мы желаем в вечной основе основ ?
Есть на Земле это место без места ?
Будет ли этот час без часов ?

Если плоды не попадут в давильню,
Сок их слиться не сможет.
Так и останутся гнить
Каждый в своей оболочке,
Каждый в своей одиночке.

Гдé же давильни той пасть,
В которую нужно попасть,
Которую нужно пройти,
В которой расплющиться надо,
Чтобы в конце пути
Душа была счастлива, рада
Тем, что слилась навсегда
С тем, с кем слиться ей надо ?

Сок испустить и отбросить жмых
Мы сможем, если ради других
Забудем навеки свои желанья,
Свой ум, достижения, воспитанье,
Свои ”сверхумения”, ”сверхпознанья”,
”Проникновенья” и ”пониманья”,
И, отказавшись во всём от себя,
Полюбим ближних больше себя,
И, отказавшись от своеволья,
Смиримся с презреньем, лишеньем и болью,
Надеясь на то, что Всевидящий Бог
Вернёт нам всё то, чтó отнять у нас смог.

Но даже в давильню Бессмертной Любви,
Взяв на себя Сострадания бремя,
Мы отправляем плоды свои
В разное время.
И потому на проклятой Земле
В муках вечного времени и пространства,
Будучи и образцом постоянства,
Мы будем всё-таки разделены
Местом, временем, сроком, ростом,
Долгом, обязанностями, обстоятельствами,
Или какими-либо иными
Бесчисленными и безжалостными издевательствами,
Для которых желания нашей души,
Кáк им в груди ни тесно,
Кáк о них хорошо ни пиши, —
Только пустое место.