Иркутск против Читы

21 April 2018

Сравнение Читы и Иркутска по уровню жизни, подобно сравнению Байкала и его «младшего брата» — озера Арахлей. Однако, при всех сопутствующих факторах, нельзя забывать, что эти города находятся всего в тысяче километрах друг от друга, и подчиняются одинаковым законам Российской Федерации. Да и менталитет жителей очень уж похож. Но, не смотря на это, при посещении Иркутска читинцами, порой кажется, что они попали в другую страну.

Дело даже не в ценах на электроэнергию в пять раз ниже читинских. Все остальное – коммунальные платежи, цены на топливо и средний размер оплаты труд, одинаковы в обоих городах. При этом та же ситуация наблюдается и соседней Амурской области, Хабаровском крае и республике Бурятия. И порой не совсем понятно, почему же только Забайкальский край умирает на фоне всего Байкальского региона и Дальнего Востока. Да что говорить, на фоне всей России. Чтобы понять причины стагнации, корреспондент «К» выехал в Иркутск. Ведь все познается в сравнении.

Про жилье

Последние пять лет Иркутск очень быстро расширяется, застраиваясь огромными микрорайонами. Новенькие пятиэтажки из монолита, отделанные красным кирпичом, являются по-настоящему «доступным жильем». Рыночная стоимость однокомнатной квартиры в таком доме колеблется в районе миллиона рублей. В Чите за такую же сумму детям-сиротам отстраивают каморки с печным отоплением и отсутствием доступа к питьевой воде. Ни о каких новых читинских микрорайонах не идет даже речи.

Не удивительно, что все эти новостройки быстро заселяются новыми жителями, больше половины из которых — беженцы из Забайкалья. Слово «беженцы», кстати, тоже не случайно. Последние годы в Забайкалье очень сильно участились политические репрессии. Прикормленные чиновниками сотрудники ФСБ, гоняются за общественниками, позоря не только мундир, но и правоохранительные органы в целом. И если в Иркутске такие связи пресекаются в корне, то в Забайкалье это, по всей видимости, считается нормой.

Про органы

То же самое касается и других правоохранительных структур. В качестве ярких примеров можно привести соблюдение конституционных свобод. 9 апреля иркутские общественники проводили серию пикетов в защиту экологии околобайкальского региона. За все время прохождения мероприятия к пикетирующим ни разу не подошли сотрудники полиции, предоставив возможность спокойно выразить свои требования. Зато к ним вышли сотрудники областной администрации, предложив пройти в помещение, и обсудить ситуацию. В Чите же все попытки организовать подобную акцию были отклонены местными пропагандистами-чиновниками. А пикетирующего общественника уже через 5 минут забрали сотрудники полиции и оштрафовали на 10 тысяч рублей. Все факты при этом указывали на исполнение сотрудниками политического заказа от господ-чиновников из багулового дома.

Уже через два дня министерства Иркутской области выполнили часть требований пикетирующих. Правительство Иркутска не раз показывало свою открытость и доступность для простых граждан. В Забайкальское же правительство не пускают даже журналистов одной из крупнейших краевых изданий «Черной газеты». Оно и понятно – авось чего лишнего взболтнут солнцеликие чванливые министры. За последний год правительству Забайкальского края пришлось немало попотеть, дабы подмять под свои ноги почти все читинские СМИ. Независимых же, от правительства палкой гонят, используя прикормленные,  запуганные, и, судя по всему, связанные коррупцией правоохранительные органы. Недаром, по жалобам жильцов, люди одетые в полицейскую форму, вместо ловли преступников, бегают по газетным киоскам области и угрожают продавцам, торгующим той же «Чёрной газетой». Конечно, за руку таких оборотней поймать сложно, а МВД в своих ответах убеждает, что продавцы якобы сами отказываются от торговли независимой прессой.

Про  транспорт

Проезд на общественном транспорте любого вида в Иркутске стоит 15 рублей, против 25 рублей в Чите. Бензин при этом стоит в регионах одинаково, а расстояние в Чите куда короче Иркутских. Около трех лет назад проезд в Иркутске стоил на три рубля меньше. Частные перевозчики устроили забастовку с требованием поднять тариф до 15 рублей. Однако муниципалитет наотрез отказался повышать стоимость проезда в пользу горожан. Да и транспорт в Иркутске куда доступнее. Если вы вышли на остановку, то больше 10 минут ждать автобуса, троллейбуса или трамвая вам не придется. Как не придется вам в 7 утра лезть на голову пассажирам в старую «газельку», дабы не опоздать на учебу или работу.

Про ВУЗы

Иркутские университеты также существенно отличаются от читинских. Доподлинно известно, что в филиале Иркутской Государственной Сельскохозяйственной академии,  Забайкальском сельхозинституте можно было купить «тройку» за триста рублей. Студенты-заочники даже не пытались сдать экзамен, а уже на последней паре искали коррупционные выходы. Конечно, купить экзамен или диплом сегодня можно в любом российском институте. Все зависит лишь от размера вознаграждения и наличия связей. Однако в ИрГСХА такая практика открытой торговли оценками не приветствуется.

Иркутские дороги  немного хуже читинских. Но винить в этом халатность дорожных служб преждевременно. Плохое состояние дорог вызвано постоянными осадками. В целом дорожные службы работают довольно неплохо. Во всяком случае, власти никогда бы не позволили 31 декабря просто «забить» на выпавший тридцатисантиметровый снег и оставить даже центральные улицы в столь ужасном состоянии, как это сделала читинская мэрия. Даже в отдаленных окраинах Иркутска постоянно работает снегоуборочная техника.

В чем правда, брат?

Так в чем же причина столь отчетливого контраста близлежащих региональных центров? Если брать в учет население, то в сравнение можно взять Амурскую область. Благовещенск почти в два раза меньше Читы, но, опять же, живет куда лучше. Предельно четко это понять, взглянув на полки магазинов. Ангарские куры, бурятское мясо, амурская и хабаровская молочка. Одна и та же земля, одни и те же цены, одни и те же люди, населяющие регионы. Но среди всех лишь Забайкальский край остается нищим и убогим.

Чтобы понять, чем же болен наш край, нужно осмыслить общую картину. Получается как в том анекдоте: «Доллар поднялся, подонки цены подняли. Доллар упал – цены остались на прежнем уровне. Так значит дело в подонках, а не в долларах». Забайкальское правительство ежегодно тратит сотни миллионов рублей на проведение различных бизнес-форумов. Нужно ли говорить, что эффект от этих мероприятий нулевой. В то же время забайкальские предприниматели не могут найти двух миллионов на запуск конвейера для изготовления бумаги. Бумаги, которую можно будет экспортировать или использовать самим, изготавливать туалетную бумагу, производить салфетки или печатать «Вечорку». Вот только плевать хотело забайкальское правительство на свой регион.

И вот вроде бы настало время понять, что дело не в губернаторах, а бездарных управленцах, протирающих штаны кабинетов Чайковского, 8. И пора бы их оттуда гнать, гнать в спину поганой метлой. За кинутых сирот, за уничтоженную тайгу, за 25-рублевый проезд и электричество по 5 рублей за киловатт. Но, судя по всему, Забайкалье не интересует и федеральное правительство. Вот и отдали его на растерзание местной элите. В кресло губернатора взобралась Наталья Жданова, и правительство края превратилось в большой кусок сплетенный из интриг, подкупов и коррупционных связей.

Конечно, печально и очень больно наблюдать за тем, как кучка непрофессионалов и духовных мещан, живущих только личными интересами,  убивает Забайкалье. Однако, ничего с этим поделать нельзя, так как любые попытки что-либо поменять, пресекаются прикормленными оборотнями в погонах. А авторы проектов подвергаются жестким политическим репрессиям. Вот и получается, что дело не в Чите или Иркутске, а – в людях управляющих краем, и управленцев контролирующих.