В Чите грабят даже мертвых

Краевая прокуратура поручила Минприроды тщательнее контролировать оборот металлолома в регионе. Казалось бы – навсегда канули времена, когда в каждом частном доме были созданы нелегальные точки по приему металлолома, а бухта медного кабеля была сродни кладу на необитаемом острове. Но вот все и вернулось на круги своя. Сегодня охотники за металлом опять вышли на охоту. Очевидно, они просто не знают, что в Забайкалье нет безработицы, а средние зарплаты вот – вот достигнут сорока тысяч рублей в месяц.

Надрываясь, два потрепанных мужика в плохонькой одежонке тащат куда-то вдоль по улице по Нечаева увесистые железяки. Периодически сбрасывают их с плеч, переводят дыхание, закуривают.

— Куда железяки прем, мужики?

Они смотрят насторожено и готовы вот-вот стартануть от меня вдоль по улице. Убеждаю  их, что я не полицейский.

— Так куда тащим?

— На пункт. Ну не пункт, а так – есть там один мужик, покупает.

Пункт, про который рассказывают мне «заготовители» по их словам действует около двух лет. Находится он на улице Нечаева,  в самом ее конце, где расположены уцелевшие дома неблагоустроенного сектора.

— Вот у меня рама от кровати, тут еще кувалда старая, — показывает свою добычу один из собирателей металлолома, — вот за все это мне дадут где-то рублей двести, ну может дести пятьдесят.

— «Боярышник» покупать будешь?

— Но, кого ты, «Боярышник», — обижается мужик, — хлеба, чая, лапши какой — никакой. У меня ж дома жена с ребенком голодные.

Оказывается Володя (так зовут моего собеседника) – совсем не бомж. Живет на Фрунзе, в одном из бараков. Работы нет, есть куча долгов за коммунальные услуги, и несовершеннолетний сын.

— Жена работает – полы моет в магазине. А я вот так вот, шакалю. Но ты не думай, я не ворую. Так, собираю, где придется.

Володя лукавит. Кувалду он прихватил на частном участке. Правда, она лежала в куче мусора и, судя по всему, особо не использовалось хозяином.

Война с похитителями металлолома и с незаконными приемками сырья началась в 2007 году, когда город буквально не успевал латать дыры, десятками возникающими на месте канализационных люков каждую ночь. В районах и вообще  тащили неразорвавшиеся снаряды с полигонов и заброшенных военных городков. Взрывы этакого «лома» унеси не один десяток человек, лишенных других  заработков. Потом все стихло, и вот теперь Забайкалье словно вернулась во времени назад.  Нелегальные приемки металла сегодня действуют как по окраинам Читы, так и в самом центре. Вечерами можно видеть  бомжей, груженных ломом на Выставочной улице (по слухам, там недалеко от управления вневедомственной охраны, в одном из частных домов тоже покупают металл).

В указанном Володей доме – тишина. На стук никто не откликается.

— Да не откроет он тебе. Ты же чужой. Тебя тут никто не знает, — прокомментировал Володин напарник.

Сквозь щели забора видно, что двор завален всевозможными железяками.

— А куда уж он его девает, мы не знаем. Да и не наше это дело. Наше – хоть какие-то копейки заработать. Ты давай, иди, а том тут до вечера стоять.

Недавний рейд полиции выявил нелегальный пункт прима металла в районе МЖК. Но по данным  разных источников. продолжают свою работу приемки на ул. Анохина (недалеко от городского УВД), на ул. Каштакская, на Автогенной, и в других местах. За металл приемщики предпочитают расплачиваться не наличкой, а спиртосодержащей жидкостью, а в последнее время – косметическим лосьонами. Курс обмена примерно таков: за десять кило стали или чугуна могут налить не более 50 граммов. Или дать флакон «Боярышника».  Медь и другой цветмет оценивается кратно дороже – вот почему в Чите участились случаи кражи интернет — кабеля. А работники центрального кладбища жалуются на учащающиеся попытки кражи оградок с могил из тех, которые уже не навещаются родственниками покойных. Такой беспредел процветал в крае только в разгар голодных и безденежных девяностых годов прошлого века.

100% эксклюзив! Подпишись!