Вертеры XXI века - во имя страданий

31.03.2018

Новый век, несмотря на все его возможности, потихоньку становится веком страданий. Эскаписты вылезают из своих нор, ужасаются миру и заползают дальше – страдать и размышлять. Когда мода на радость внезапно уступила место цинизму и хандре? Чем могут быть хороши страдания?

Так вышло, что пресыщенный XXI век ушел достаточно далеко от своих менее богатых собратьев. В новом мире есть все, что поможет удовлетворить каждому человеку свои запросы. Развлечения — любые, самый широкий спектр на ваш вкус. Основные потребности удовлетворяются едва ли не на каждом шагу. Даже запретные удовольствия, о которых шепотом общаются в кулуарах, постепенно выходят в свет — стоит только поискать. Новой эпохе нужны новые герои. И новые проблемы. И таковые появляются — иногда кажущиеся высосанными из пальца, они, тем не менее, способны причинить немало вреда мечущемуся человеку из нового тысячелетия.

Новый мир зачастую позиционируется, как место, в котором оптимистичные экстраверты занимают самые лучшие места. Жизнь в движении стала культом, химеру «идеального человека», полного энергии и желаний, возводят в абсолют мыслимыми и немыслимыми способами. На этой почве любой человек, находящий в себе малейшие отклонения от заданной матрицы (а таковые почти наверняка имеются, ведь все мы не боги), буквально вынужден становиться эскапистом и уходить от шумной реальности в зыбкий мир полумрака и образности. Отсюда проистекают все фобии, навязчивые состояния и сама концепция неопределенного страдания, как вершина всего.

Если бы каждый человек мог четко и конкретно обрисовать, от чего он страдает, все стало бы гораздо проще. Казалось бы, если тебя пугают молотки, ты можешь просто избавиться от молотков в своем доме или переехать в дом, где соседи не обучены столярному делу. Но современный человек идет другим путем. Он гиперболизирует свои страдания, приписывает всему миру качество малой его части и возводит свои эмоции в степень абсурда. Человек, боящийся молотков, дает в руки всему человечеству молотки, убеждает себя, что молотки везде, просто их очень хорошо прячут, и закрывается в доме, говоря о жестокости всей планеты по отношению к нему одному. Это очень странная реакция. С другой стороны, наше время вмещает в себя и более абсурдные вещи.

Таким образом, от конкретики в отношении объекта ангста пациент уходит либо в абсурд и неразбериху («мир полон молотков и все они нацелены на меня»), либо со всей твердолобой уверенностью заявляет, что ему ничем не помочь. И это правда. Такому не поможешь, как не старайся. Потому что на самом деле он не хочет этой помощи. Страдание в новом времени — не уязвимость, а скорее оружие. Моя подруга, интеллектуалка и в принципе действительно начитанная и образованная девушка, как-то заметила, что даже в лучшие времена ей хочется удариться в патетику и начать ругать свое окружение. При этом все хорошо, для этого нет повода. Может в том и причина, что все хорошо и спокойно. В тяжелые времена на нытье обычно времени не остается.

Нам нравится показывать свое страдание. Демонстрировать его, как реликвию. Нести его на вытянутых руках, охраняя от вмешательств остальных. А то вдруг еще влезут в душу грязными руками и сделают так, что страдать ты больше не будешь. Непорядок! Селфи с хештегом «жизньболь», невыносимо циничные посты в стиле «моя жизнь не имеет смысла, я так страдаю» заполнили Интернет. Предок из прошлого недоуменно почесал бы в затылке и спросил, какого черта тебе еще надо. И был бы прав. Ничего не нужно. Человек, в отсутствие привычных испытаний, придумывает их себе на ровном месте. Книжные дети всегда могли выдумать любую историю, благо воображения хватало. Повзрослев, мы переносим адаптированные сказки в жизнь.

Страдание — вполне себе попытка привлечения внимания, если ничем другим взять не удается. Кто-то занимается спортом. Кто-то играет в шахматы. Кто-то много читает. А ты страдаешь. Приоритет во всех этих случаях отдается явно тебе, потому что спорт, шахматы и книги — это как-то банально. А в волшебном слове «страдания» (патетично и с надрывом) каждый может узнать что-то свое. Как в волшебном зеркале, которое показывает смутные глубины подсознания. Заниматься самокопанием не менее модно, чем страдать — на то есть психологи, широкий спектр тестов и методик самоанализа. Все это делается якобы для обретения своего счастья, для того, чтобы не страдать. Хотя, как правило, убежденному в уникальности своих душевных переживаний индивиду это мало чем поможет.

Людей сложно обмануть. В основной своей массе людские страдания — это фальшь, очередной «загон» по выдуманному поводу. Особенно ярко это прослеживается, когда вчерашний «страдалец» сегодня просто читает книжку или занимается каким-то своим делом. Для его «страданий» время еще не пришло. Оно придет позже, когда ему станет скучно и подтянется публика. Тогда можно будет ныть в свое удовольствие и даже искать утешения у других, которым становится немного стыдно за то, что они относительно счастливы и спокойны. Все это становится очевидным. Поэтому страдания порицаются людьми, которым есть чем заняться и без этого. Двоемыслие точно по Оруэллу — ты исключаешь возможность всякого страдания, пока тебе есть чем заняться и одновременно готов ругать свою жизнь на все корки перед первым же человеком, чьи уши временно свободны. Картонным театром можно восхищаться довольно долго — но все же он останется только картонным театром.

Почему же страдания, несмотря на их дурную природу — это все-таки хорошо? Сам факт того, что ты испытываешь подобные эмоции и занимаешься бесконечным самокопанием, говорит о том, что ты готов к переменам, что ты видишь что-то, что тебя не устраивает. Лишь пока человека не устраивает существующее положение дел, он способен меняться к лучшему. В то же время то, что ты выносишь свои страдания на публику говорит о твоем сильном эгоцентризме. А это куда лучше беспомощности и уязвимости. Впрочем, страдающие не напоказ тоже могут быть эгоистами, просто действуют они наверняка более тонко.

Но один из самых важных плюсов страданий — это эмоции. Неслучайно ведь многие люди, которые уже разочаровались в мире, хотят заново пережить подобные эмоции (а эмоции негативные гораздо сильнее позитивных настроений), вспомнить этот бесценный опыт снова. Поверьте, сухие и скучные люди в душе завидуют вам, страдальцы. Пусть больно, пусть плохо, но лучше иметь хоть что-то внутри, чем не иметь ничего. В некотором роде пережитое вами уникально. Только подумайте, что многие могли бы отдать за крупицу этих эмоций все. Если, конечно, ваши страдания хотя бы в чем-то отходят от картинного заламывания рук и возведения очей долу.

Все мы Колфилды, все мы Вертеры своей эпохи. Когда пришел век, от которого каждый может откусить свой кусок, человек стал все более уходить в себя. В этом вся противоречивость и нелогичность человеческого характера. По крайней мере, мы можем гордиться тем, что усложнили многие вещи, которые в былые годы воспринимались проще. Теперь даже легкая хандра, от которой в былые времена избавлялись посредством доброго труда, становится непроходимым барьером. Если с этим ничего не получается сделать, можете выдохнуть и страдать дальше. Всякие иллюзии либо исчезают сами, либо остаются до самого конца. Страдайте. Разумеется, с перерывом на обед и на выходные, как позволяет довольно щадящий график века больших возможностей и странных людей.