Шарлатан. Мечта требует жертв

Зарабатываешь тайно фальшивыми чудесами в средневековье – не вздумай прослыть лучшим, как Люгер! Молодой король Борхард «Проклятый» требует грандиозного чуда от Люгера и его шайки бродячих шарлатанов, чтобы начать священную войну. Колоссальная фальшивка не по силам Люгеру с подмастерьями. Но за чудо король, жаждущий власти над всем миром, предлагает сделать лже-чудотворца главным ученым страны. Если бы знать, какая расплата ждет за исполнение мечты…

«Шарлатан: Чудо для «Проклятого» короля» (роман)

Часть 3. Главное чудо в жизни

Глава 22. Мечта требует жертв

Горное озеро, узкое и длинное, лежало между двумя горами, как вода, зачерпнутая двумя ладонями.

Стоя у подножия этих гор, Люгер глядел вверх, осознавая, насколько огромна стена каменных глыб, обрушившихся и перегородивших путь воде полвека назад. Ее колоссальные размеры не имели ничего общего с картинкой, вытканной лукавым художником на гобелене. Мешки с адской смесью, в сравнении с этой стеной гигантских валунов, смотрелись, как маковые зернышки на батоне хлеба. Шарлатаны притихли, подавленные масштабом невероятной задачи.

- Что нам теперь делать, Люгер? – прошептал обескураженный Узи.

- Ищите слабое место. Трещину, пещеру в камнях. Тесную и глубокую, - вздохнул шарлатан. – Ищите тщательнее. От этого зависит наша жизнь.

- И что нам это даст? – возразил Ача.

- А ты не думал, как смесь взорвала решетку в Универуме?.. Ведь уголь мы тогда не добавляли. Но там мы набили порошок в трещины каменной кладки. Смесь вспыхивает стремительно, масса горячего дыма не успевает вырваться из узкого пространства, а сила его такова, что разрывает камень! - Люгер делился своей гипотезой с подмастерьями, рисуя палочкой схему, прямо на земле. - В камине этого не происходило, потому что энергию огня ничто не сдерживало – дым свободно улетал в трубу…

Ближе к ночи, измотанные поисками шарлатаны, свалились возле костра. Охранники, не доверявшие колдунам, не спускали с них глаз.

- Значит, в трещине, которую мы нашли здесь, мешки смеси взорвутся с невероятной силой? – прошептал Узи. – Но ее хватит, чтобы прорвать плотину из каменных глыб?

- Не знаю, - прошептал Люгер. – Я надеюсь, нам повезет. Уж очень все складывается один к одному.

- Кроме одной вещи, – вздохнул Ача. - Как спасется тот, кто подожжет смесь? Сначала его сожжет волна огня от взрыва, потом засыплет камнями. А если нам повезет сотворить чудо – то поток прорвавшейся воды накроет то, что от него осталось… Кто из нас должен пожертвовать собой ради чуда?

Ача произнес вслух то, что все трое не решались обсуждать. Шарлатанам было ясно, что незаметно поджечь смесь можно только спрятавшись в той самой трещине.

- Лучше молись высшей силе, чтобы она подсказала Люгеру, как спасти поджигателя, - сердитым шепотом велел Узи блондинчику.

Главарь шарлатанов только покачал головой.

- Значит, нам придется изобрести способ. Времени осталось до утра. Не так уж мало для одной идеи…

Но усталые головы шарлатанов не годились для свежих идей. Гнетущая тишина воцарилась у костра. Слышалось, как потрескивают в огне сухие ветки. Молились шарлатаны высшей силе, или просто помалкивали – различить было невозможно.

Наконец, Узи деликатно кашлянул, и заговорил.

- Представьте, если бы мы были не шарлатаны, а настоящие чудотворцы? И каждый из нас мог сотворить настоящее чудо, любое? Какое бы вы выбрали?

Блондинчик даже отвернулся, всем своим видом показывая, что в такой важный момент не желает отвлекаться на пустые разговоры.

- Спорим, я знаю, о каком чуде Ача мечтает? – не унимался Узи. – Вернуть тот день, когда серые арестовали его семью и увели в пламенный трибунал. Чудо могло бы все изменить. Чтобы его отец и мать остались живы… И сам Ача не мучился, обвиняя себя в их смерти…

Блондинчик шумно выдохнул – от возмущения не найдя слов. Он вскочил на ноги, и ушел от костра в темноту. Люгер не обернулся. Шарлатан, не отрываясь, смотрел, как пляшут языки огня, пожирая дрова. Во тьме путь Аче преградили охранники, возгласами и жестами. Блондинчик вернулся к костру и сел, демонстративно отвернувшись от Узи.

- Вот! – подмастерье протянул Люгеру на ладони маленькую вещицу.

- Мой медальон! – Воскликнул пораженный шарлатан. – Я думал, что он пропал навсегда, когда Босой сжег мой мешок!

Узи с любопытством заглянул через плечо Люгера.

- Я тогда нашел медальон в мешке, а вы меня в подвале заперли. Я разозлился, и решил не отдавать, - признался Ача. – Сейчас возвращаю. Вдруг завтра - наш последний день?

Люгер открыл хитрую вещицу. В медальоне был скрыт миниатюрный портрет девушки. Милое личико, обрамленное длинными светлыми волосами. На портрете девушка была блондинкой еще сильнее, чем Ача. Но черты ее лица было сложно разглядеть: портрет был совсем крошечный, и пострадал от времени и передряг, в которых успел побывать дорожный мешок шарлатана. Видимо, память Люгера дорисовывала портрет в его воображении.

- Что это за милашка на портрете? – не удержался Ача.

- Ее зовут Веста… Я любил ее. Медальон - единственное, что осталось, - признался Люгер. – Мы вместе бежали из рабства извергов. Шли ночами, днем прятались, не расставались ни на минуту, и почти достигли перекрестка караванных путей. Я отошел всего однажды, добыть еды и воды…

Шарлатан умолк. Подмастерья замерли. Люгер закрыл медальон, и спрятал глубоко за пазуху.

- Если бы я мог совершить чудо. Я бы ни за что тогда не отлучился! Мы бы спрятались где угодно, только не в развалинах старого храма. Когда я вернулся, нашел только следы гиен: Весту схватили, и увезли. Я бежал за ними целый день, пока не упал без сил. Сделать я уже ничего не мог… Прошло больше десяти лет, а я мечтаю вернуться туда вовремя, и хотя бы погибнуть, глядя в ее глаза.

- Они ее убили? – осторожно поинтересовался Ача.

- Это еще неизвестно, - встрял Узи, которому не терпелось подчеркнуть свою осведомленность, и особое доверие Люгера.

- Она считалась ценной рабыней за красоту и не женский ум. А я забавлял извергов, осваивая новые знания. Изверги уверены, что люди - тупые и агрессивные существа, одержимые разрушением, и не способные умнеть на чужом опыте. А я жадно учился всему, и меня показывали, как дрессированную собачонку, - признался Люгер. – При дворце нам жилось в рабстве вполне комфортно. Но умер старый король извергов. А в могиле правителя, там принято хоронить колесницы, оружие, книги, любимых гиен и рабов… Мы не стали дожидаться похорон, а сбежали. После побега ее вернули во дворец. Это все, что мне удалось узнать. В землях людей неизвестно, что происходит в мире извергов.

Костер уже превратился в груду углей. Они ярко вспыхивали алым светом с той стороны, откуда задувал ветер, и чернели, без притока свежего воздуха. Лица шарлатанов, жмущихся к костру, то высвечивались, то погружались обратно во мрак ночи. Ача вскочил, и заходил перед костром, выворачивая локти наизнанку с противным щелканьем. Злость душила подмастерье.

- А я все понять не мог: чего ради Люгер помогает «проклятому» королю с этой безумной затеей похода на извергов!? Значит, мы вляпались не только ради денег, которые где-то припрятаны, и гордыни называться ученым? Это, типа, личное?! – надрывно воскликнул Ача. – Чтобы Люгеру вволю поплакать на могилке возлюбленной, которую не спас от беды полжизни назад?.. Ради этого нам завтра жертвовать собой, поджигая адскую смесь?..

- Тебя поджигать никто не заставляет, - процедил Люгер сквозь зубы. – Отойдешь подальше, ничего с тобой не случится…

- Что ж я, дурак, не сбежал от вас! - воскликнул Ача. – Нет даже «набора спасения» на крайний случай! Ни единого шанса Люгер нам не оставил, лишь бы добиться своего!..

Охранники зло прикрикнули на шарлатанов, приказывая спать. Завтрашний день требовал силы для всех – тревога уже сейчас витала в воздухе.

Спал Люгер ночью, или главарь шарлатанов не сомкнул глаз ни на минуту – не понимал никто, даже он сам. В предрассветной дымке Узи и Ача застали Люгера уже на ногах. Солнце еще не показалось из-за гор. В длинном балахоне шарлатан стоял, глядя, как низко мечутся ласточки над камнями огромной гряды, разрушить которую предназначалось адской смеси.

Странное белесое пятно заскользило по камням быстрее ласточек. Оно обтекало камни, теряясь из виду и возникая вновь, беззвучно перемещаясь поперек гряды, от одной горы к другой. За пятном гнался луч света, мутный и рассеянный в предрассветной дымке. Пятно распростерлось на больших камнях у подножия горы, несколько раз мигнуло, и исчезло. Люгер, заворожено следивший за перемещением пятна, вдруг понял что-то, пригнулся и побежал от погасшего костра, увлекая за собой подмастерьев.

- Изверги! Прячьтесь, – тихо бросил шарлатан охранникам, моментально схватившимся за оружие. – Они так сигналят с вершины горы своим. Это пятно – солнечный блик. Наверху солнце, оттуда его запускают вниз.

Люди попрятались между большими валунами, и залегли в траве. Немногочисленные охранники и шарлатаны слушали напряженно, сквозь прерывистое дыхание, которое выплескивали из глоток колотившиеся сердца.

Наконец из утренней дымки беззвучно вынырнул первый изверг. На его огромном черном шлеме угрожающе торчали остриями, изогнутые рога. За ним так же бесшумно показались еще несколько. Четырехрукие нелюди, возникая из тумана, казались огромными. За спинами некоторых торчали невиданные боевые трезубцы, другие сжимали рукояти страшных, изогнутых клинков. Изверги замерли, оглядываясь по сторонам.

Леденящий страх заставил людей вжаться в землю, втиснуться глубже в щели между валунов. Люгер видел, как капли пота стекают по вискам молодого охранника, лежавшего рядом. Такого же размера капли росы покрывали радужные пластины доспехов изверга, остановившегося совсем рядом. Четырехрукий воин издал долгий свиристящий звук: смесь клекота хищной птицы и стрекотания саранчи. В этом звуке не было ничего человеческого, он разносился вокруг сквозь туман удивительно отчетливо.

Охранник, прячущийся рядом с Люгером, дрыгнулся от страха, порываясь заткнуть уши. Люгер быстро перехватил его руку, и сжал успокаивающе.

Со стороны горы послышался ответный вибрирующий сигнал. Затаив дыхание, Люгер чуть-чуть выглянул в щель между камнями. С горы по камням спускался еще один изверг. Видимо это он подавал сверху солнечный знак, а сейчас торопился присоединиться к отряду. Растопырив четыре руки, и встав на них как зверь, изверг скакал по камням огромными прыжками, отталкиваясь короткими мощными ногами. Так он спускался с немыслимой быстротой.

Как только дозорный присоединился к остальным, главный изверг поднял две верхние руки, изобразив обхватывающий жест. И все четырехрукие воины опустились «на шестереньки». Нелюди двинулись вперед, жутковатой рысью, перебирая мельтешащими руками, не поднимаясь высоко над землей. Изверги хотели остаться незаметными, их немногочисленный отряд был послан в разведку перед наступлением большой армии.

Отдышавшись кое-как, люди засуетились. Охранники шарлатанов, отведав ужаса близкой смерти, готовы были разбежаться. Но командир пресек панику, зуботычинами восстановив дисциплину. Старому воину отсутствие ума и воображения помогали легче преодолевать страх. А совершать какие-либо действия мешало отсутствие приказа. Служака послал гонца предупредить короля, и заставил солдат готовиться к бою – точить клинки.

- Подожди! Верни гонца! – спохватился Люгер. – Пошли еще одного! Надо передать королю. На площади города от казни осталась установка с огромным выпуклым стеклом. Она жжет лучами солнца. Я придумал! Ее надо привезти ее сюда, и мы зажжем адскую смесь в трещине издалека!.. Как изверги подавали сигнал с горы солнечным лучом!

Но гонец умчался далеко. Звать вслед было поздно - ветер сильно шумел кронами придорожных деревьев. И командир был непреклонен – когда изверги рыщут по горам, как у себя дома - ни одному солдату он больше не даст отлучиться: все клинки наперечет. А если оборзевший колдун не перестанет трепать языком имя короля, он заткнет его сам, как положено. Старый воин сунул узловатый кулак под нос возмущенному шарлатану.

- Тупость этого солдафона нас погубит! – злился Ача. В скороспелой идее Люгера подмастерья увидели шанс выжить.

С дороги снова раздался топот копыт. Шарлатаны развернулись в надежде на спасительную соломинку, что вернулся забывший что-то гонец.

- Снова этот на белом коне! – разочарованно пробормотал Узи.

Примчавшийся менестрель спрыгнул с коня, и подбежал к Люгеру. Юноша гнал всю дорогу так, что умудрился измотать даже своего белого скакуна.

- Как открыть ящик, в который вы людей прячете, чтобы распиливать?.. – выпалил запыхавшийся юноша.

- Какой ящик?! – возмутился подслушавший Узи. – С ума сошел? Изверги вот-вот нагрянут! Их разведка прошла мимо в трех шагах от нас.

- Чтоб тебе вурдалак отсосал в огненном трибунале! Рассказывай, как открывается ящик!.. – выругался менестрель. - Армии через два часа соберутся на чудо, а у меня главное представление срывается. Ну, не тяни?..

Проштрафившийся менестрель из кожи вон лез, чтобы загладить вину перед королем. Юноша разыскал всех артистов и музыкантов, вытащил из щелей, в которые те попрятались, и с оборонных работ, на которые тех загнали. В одном из балаганов, менестрелю попался брошенный ящик фокусника, предназначенный для распиливания людей. И юноше загорелось устроить королю сюрприз. Он придумал, что в самый разгар торжества, из ящика неожиданно появится красотка Беретта, а ее страстный танец перед Борхардом станет кульминацией праздника по случаю чуда.

- Борхард оценит, какой талант я в ней нашел! Ее танец войдет в историю, он воодушевит армии на священный Поход справедливости в день великого чуда. Больше никто не посмеет болтать, что все артистки - шлюхи…

Но вдохновленному замыслу менестреля мешала одна проблема. Владельца ящика – фокусника - недавно повесили, обвинив в колдовстве. А другие артисты не знали секрет ящика, или помалкивали, опасаясь повторить горькую судьбу его хозяина.

- Вот как мы сделаем, - прервал Люгер. – Я покажу тебе секрет ящика, и даже помогу спрятать девушку внутрь, но за это ты быстро привезешь из Прапора адскую машину, после казни оставшуюся на эшафоте: круглые стекла, зеркала, тренога…

- Ее уже, наверное, растащили горожане, или украли мародеры?

- Тогда прими горькую правду, что тебе не повезло, - помрачнел Люгер. – И нам тоже, - добавил шарлатан еле слышно.

- Ты ставишь условия благородному рыцарю, колдун? – надменно вскинулся юноша. – Я высмею тебя в стихах безжалостно, как только найду время. Ты станешь дьявольски знаменит, все начнут над тобой потешаться…

- Скачи уже быстрее! – махнул рукой Люгер. – Нам еще восемь мешков измельченного угля надо перемешать с селитрой и серой…

Гневно сверкнув глазами, менестрель вскочил в седло, и умчался. Стоя у дороги, Узи кричал ему вслед.

- Только доедь обязательно! Не загони коня, не дай ему споткнуться!.. Не нарвись на извергов. Будь осторожен!

А поднимающийся ветер трепал капюшон маленького подмастерья колдуна. Люгер с тревогой смотрел, как порывы ветра с разных сторон начинают раскачивать верхушки лиственных деревьев, в роще которых под горой были спрятаны лошади, освобожденные из огненного трибунала ослы и увесистые мешки с адской смесью.

(Продолжение следует)

В Яндекс.Дзен роман «Шарлатан: Чудо для «Проклятого» короля» публикуется отдельными главами

Автор иллюстрации Александр Павлов

Полный текст романа по ссылке