Батарейки

31.03.2018

Борька Окунь (прозванный так за свой непомерно огромный, вечно открытый рот) неподвижно лежал кверху пузом на жарком сентябрьском солнышке и не шевелился... Вообще-то он должен был сейчас строить беседку из березовых чурбачков (какую уже давно обещал завершить своей жене Маньке Твари, которая, впрочем, предпочитала зваться Снежинкой), но дело в том, что Окунь был лентяем (А еще у него жутко воняла нога!.. Левая... Конечно это к делу не относится - просто хочется быть честным...)... Это знали все. Даже мать Борьки ласково ероша ему волосы, бывало говорила: «Ох ты и лентяй, как же я тебя ненавижу!!». Вот и сейчас: вместо того, чтобы сколачивать березовые «горбыли» для беседки - Борис грелся на солнышке, да с любопытством смотрел на одноногого соседского кота - Мистера Пушистика, который вот уже час, безуспешно пытался залезть в гнездо иволги на клене. Вообщем-то если бы бездельничавшего Бориса «застукала» Тварь, то ему бы не поздоровилось (вероятнее всего тогда бы бедный Окунь позавидовал Мистеру Пушистику), да и вечером, в готовую беседку, на чаепитие, должны были прийти родители Маньки - Шульц и Брунгильда Геббельсы.

Но у Бориса был план... Дело в том, что с минуты на минуту должен был явиться его близкий друг - Гуттаперчевый Степан, который обожал мастерить беседки (Степан был здоровенным, трудолюбивым парнем... Правда не сильно умным...)... Поговаривали даже, что он лучший «беседочник» в северном полушарии (Говорили также, что он самый «тупой» в северном полушарии... Но это было явное преувеличение!)! Степан работал в «ЮжБеседоСтрое» (где уже стал заместителем главного бесодочника!), а его хобби были танцы «Румба» и «ЧА-ча-ча»... Помня о любви Степана (к беседкам), ленивый Окунь рассчитывал, что хитрыми фразами (вроде: «А не мог бы ты еще верхнюю перекладину прибить?!», «Ох какой ты сильный, прибей-ка, пожалуйста, еще эту палочку!» или «Хмм... А мне кажется, что ты не сможешь вооон тот

«чурбачек» закрепить сам!!») вынудить Степку построить беседку самостоятельно. А может, грамотно сыграв на страсти Степы (и пообещав ему книгу «Румба для негодяев»), он просто убедит доверчивого Гуттаперчевого самостоятельно возвести беседку, а самому еще поваляться на солнышке...

Тут стукнула калитка и во двор вбежал Степка. Он был одет в белое трико (красиво расшитое блестками), красный и распаренный, на его мясистом лице обильно выступили крупные капли.

- Опять что ли от собаки убегал? - подозрительно спросил Борька, не поднимаясь с нагретой солнцем лавки.

- Не! - помотал головой Степка,, помолчав немного, он улыбнулся и гордо пояснил. - Я танцевал, новое движение разучивал - «Поступь страсти»... Хочешь покажу?..

Не дожидаясь ответа, Гуттаперчевый высоко поднял обе руки и гадко завилял бедрами...

- Не надо!.. Знаю я твои «покажу» - опять целоваться полезешь!! - прервал его телодвижения Окунь, Борька нехотя повернулся к куче березовых сучьев. - Работать пора!!

- Давай! - с готовностью откликнулся Степан и вытащил сзади из-за пояса розовый, отороченный мехом молоток. - Я свой любимый молоток взял - Сладкий Воин - он...

- Ох, Степа, - прервал его Борис, притворно вздыхая,, но так и не пытаясь встать с лавки. - я же тебе не сказал! Дело в том, что я буду беседку сам строить!

- Сам??! - опешил Степан, он растерянно опустил свой пушистый молоток. - Как сам? А я??

- А ты нет... Можно лишь одному строить. И это буду я! - продолжал блефовать Борис (словно Том Сойер, которому приказали выкрасить забор). - Я бы тебе, конечно, разрешил, Степа...

- Ну хоть немножко! - взмолился расстроенный Степан. - Можно лучше я?!

- Ну ладно!! - великодушно «согласился» Борис, но затем, словно что-то вспомнив, с сожалением поправился. - Хотя нет, Степа, лучше нет... Просто тетя Полли сказала, чтоб я сам... Уже и Шурка Робеспьер просился и Тварь хотела... Но тетя

Полли, Степа, тетя Полли!..

- Какая еще «Поля»?! - хлюпнул носом Степан.

- Да не важно!

- Послушай, Боренька, я дам тебе крысу на веревочке и... и немного подержанного бумажного змея... Я тихонько - и никакая «Поля» не узнает!

- Ну хорошо! - словно нехотя согласился Окунь, хотя внутри он ликовал: еще бы Гуттаперчевый буквально умоляет его, еще и предлагает за возможность строить беседку свою знаменитую дохлую крысу Джессику! - Можешь приступать! Но смотри: всем говори, что это я сам построил!

- Ладно-ладно! - нетерпеливо отозвался Степан, вновь поднимая свой розовый молоток и поспешно (пока Окунь не передумал!) шагая к куче древесины. - Ты, Боренька, ложись, а я уж сам! Я уж постараюсь!..

Уже представляя, как будет вертеть, рассматривая, Джессику, Борька мечтательно прикрыл глаза, а Гуттаперчевый танцор уже застучал своим Сладким Воином, как тут...

- Вот тварь!!! - послышался оглушительный рев Степана.

Окунь недовольно открыл глаза - Степка, очевидно, «треснул» себя молотком по пальцу и теперь, воя от боли, пытался вкрутить палец себе в живот.

- Чего еще?? - послышался с террасы (где она расставляла фарфоровых обезьянок в «алфавитном» порядке) сиплый голос Маньки Твари.

- Ничего, Манечка! Ничего, «бубочка»! Это я так... - прокричал жене в ответ Борис, а сам повернулся к Степану, состроил «зверское» лицо и выразительно покрутил пальцем у виска.

Гуттаперчевый испуганно закивал и, кривясь от боли, вернулся к работе...

Борис вновь закрыл глаза... Но где там!!

Бджж!!!

Со звуком напоминающим упавший стеклянный аквариум, доверху наполненный жестяными кастрюльками, мисками и котелками; и вспышкой ярко-коричневого пламени, на месте будущей беседки возник странный мужик...

Мужик был пожилой, с грязным опухшим лицом, под правым глазом у него красовался огромный багрово-синий синяк. Одет мужчина тоже был странно - не смотря на сентябрьскую теплынь, на нем был ватник, валенки и меховая шапка-ушанка... Вообщем типичный «БОМЖ»!

Борис (который полагал, что это «Бджж!» также устроил Степан) сердито открыл глаза:

- Ты что о...

Но увидев странного мужика он испуганно замолчал и удивленно разинул рот:

- А... А... Но...

Мужчина, по-всей видимости довольный произведенным эффектом, ухмыльнулся и приветствовал обоих друзей:

- Здравствуйте, прекрасные незнакомцы! Отрадно видеть таких чудесных друзей!

Ответом ему служило молчание, поскольку оба «чудесных друга» ошеломлено смотрели на странного пришельца.

- Вам сегодня очень не повезло - я волшебник! - гордо продолжал «БОМЖ», поняв, что ответа ожидать бесполезно.

- Секундочку! Вы сказали «волшебник»? - наконец подал голос Окунь, он медленно сел, не сводя глаз с мужика. - «Волшебник»? «Волшебник», который «Абра-кадабра!» и гардероб стал индюком или «волшебник», который кролика из шляпы за уши «Чпок!»?..

Вместо ответа странный мужчина повернулся и лениво вытянул руку, сквозь зубы тихо произнес «вентум фораминис» и... «Фррр!» - из его руки вылетел ослепительно белый шар... В тот же миг бедный соседский котик Мистер Пушистик, бессильно лежавший под кленом, громко мяукая и завывая, начал раздуваться, подобно огромному воздушному шару; он уже достиг примерно размера легкового автомобиля... И тут с громким хлопком Мистер Пушистик лопнул (словно перекачанная автомобильная камера)! Примерно около десяти минут с неба, словно снежинки, падали мелкие кусочки Мистера Пушистика.

Степан с удивлением и даже каким-то восхищением смотрел на это волшебство... Не то, чтоб ему не было жаль

взорвавшегося кота, но встретить настоящего волшебника!.. Последний раз Степка сталкивался с волшебством еще в детстве, когда на ярмарке пьяный факир Шайтан Григориевич вытащил у него из уха монетку, а потом целовал его папу. И вот теперь (Удача!) - снова встретить волшебника!! Степан не сомневался - этот вечер он запомнит надолго! Если повезет - у него будет свой пони!!

- Но, а как же это... И все же... - не мог прийти в себя Борис, он оторопело смотрел в сторону взорвавшегося кота. Наконец он опомнился, поднялся на ноги и, не сознавая себя, грозно завопил. - Зачем ты это сделал, тварь?!

- Ну чего?? - послышался недовольный голос Маньки.

Ей никто не ответил, а переспрашивать она не стала...

- Ну, видите ли, - отозвался мужик, он самодовольно посмотрел на место, где еще недавно лежал бедный Мистер Пушистик. - Я очень спешу (скоро начинается по ТВ мое любимое шоу - «Катимся с горы со звездами»), а подобная демонстрация всегда сразу убеждает неверующих!

- Но вам совсем не обязательно было... - испуганно пробормотал Борис, но кое-что вспомнил. - Так говорите Вы волшебник? А как вас зовут?

- Да я волшебник! - приосанился странный мужик. - А зовут меня - Волшебник!

- Как Волшебник? Вы волшебник и зовут Вас Волшебник??! - задумчиво проговорил наконец Окунь (вообщем-то ему было безразлично это, он просто пытался придумать как быть - вот и «тянул время»). - Чушь какая-то, Вы не находите?

- Понимаете, - смутился незнакомец. - меня вырастили волки, вот у меня и нет нормального имени! [он развел руками] Так уж повелось, что все мои друзья (И Мао Каменноликий, и Пр̀оклятый Дельфин, и Джузеппе Некромант, и Кобзон... Все!) стали называть меня Волшебником. Хотя я всегда хотел, чтобы меня звали - Стальной Громила...

- Стальной Громила? - переспросил Борька, он так и не придумал, как быть и начал нервничать. - Думаю мы могли бы Вас так называть!..

- Боюсь уже слишком поздно... - печально вздохнул

Волшебник и начал поднимать руку...

- Поздно? Куда поздно? Ничего не поздно...- быстро забормотал Окунь, он испуганно попятился назад, но уперся в лавочку - Значит у Вас никогда не было нормального имени?

- Было, конечно! - снова вздохнул волшебник, он отвлекся и опустил руку. - Но, поскольку, меня вырастили волки, то мое имя звучит как «Рррауррр»... Поэтому я предпочитаю представляться Волшебник...

- А вы говорили что-то про «вам не повезло»? - озабоченно уточнил Борис, которому не давала покоя мысль о судьбе Мистера Пушистика...

- О, да! - лучезарно улыбнулся волшебник (что при его заплывшем глазе смотрелось весьма забавно, но Борис не смеялся). - Видите ли, хоть я и злой волшебник, я начал кампанию «Стань добрее, сукин сын-2018»! Раньше все были добрее: уважали других, уважали старших, помогали неимущим... Сейчас все не так - люди стали вести себя как сволочи и делать все, что взбредет в голову: крадут, убивают других, [тут он вспомнил что-то и нахмурился] они гадят на чужих клумбах, вытаптывают твои любимые нарциссы, кричат тебе вслед «Эй, урод в ватнике!»... А где, скажите на милость, старая-добрая мораль: «не делайте другим того, чего не хотите себе»?! Вот я и решил карать всяких негодников...

Произнеся эти слова и, очевидно, вспомнив нечто личное, странный волшебник совсем помрачнел.

- Но подождите!!! - в ужасе вскричал Борис. - Ну мы-то тут причем??! Мы ведь не негодники!!

- Я ведь этого не знаю! - с неудовольствием отметил волшебник, он сердито посмотрел на Бориса. - Поэтому и я караю всех подряд!

- Бред какой-то!! - испуганно завопил Борис, вскакивая на ноги. - И скольких вы уже покарали??

- Ну, - смутился Волшебник. - Вы с вашим другом будете «номер первый» и «номер второй»...

- Что?!! - возмутился Борис, его возмущению не было предела. - То есть Вы еще никого не наказали??!

- Ну нет, вообще-то! Но ведь нужно же мне с кого-то

начинать! - оправдывался волшебник, смущенный тем, что его квалификация явно недостаточна. - Вот с вас я и начну!!

- Вы совершаете большую ошибку!! - завопил Борис. - Мы же совсем не негодники!! Наоборот - очень хорошие люди: обожаем животных, подкармливаем бродячих котов, любим своих папу и маму... А вот видите [он указал на кучу березовых чурбаков] - мы хотим смастерить скворечники для бездомных!

- Ну, не знаю... - недовольно поморщился волшебник, он, явно, был недоволен их диалогом. - Все так говорят! Никто ведь не хочет кары! Но уже поздно!! К тому же [радостно подмигнул он своим подбитым глазом] ваш случай послужит примером для остальных!

Может это и было почетно, но вот Бориса это, почему-то, нисколько не успокоило - Окунь стоял и трясся от страха, совершенно не представляя как им спастись...

- Извините, - с надеждой «пролепетал» Боря. - а может Вы кого-нибудь другого покараете?? Скажем... Скажем... [он лихорадочно пытался назвать хоть кого-то] О!! Скажем - Руперт Женщина! Его все соседи терпеть не могут!.. Он всегда голый ходит, молочника нюхает и... и... и нарциссы ненавидит...

- Говоришь: «нарциссы ненавидит»? - задумчиво произнес волшебник.

- О, да! - вдохновенно подтвердил Окунь. - Он так и кричит... Голый на крыльцо выйдет и в рупор орет: «НЕНАВИЖУ НАРЦИССЫ!!!»...

- Вот подлец!! - зло прошипел Волшебник и уже повернулся, чтоб уйти, но опомнился и снова повернулся к Борьке. - Но нет - не могу! Я должен быть «твердым»! Решил - вы, значит - вы!

- Но... Но... - разочаровано забормотал поникший Окунь. - А может Рози Плюх-Плюх? Она вообще «на всю голову е...

- Всё!! - злобно «отрезал» «бомжеподобный» волшебник.

В это время заговорил (до этого молчавший и, с улыбкой, думавший о чем-то своем) огромный Степан:

- А у Вас есть пони?

Волшебник обрадовался его вопросу - это была удобная возможность сменить тему, он предпочитал говорить о пони,

нежели о предстоящем.

- Пони-то? Конечно! Я же волшебник! - ласково улыбнулся Волшебник Степе.

- Вот здорово!! А дадите по... Ау!!! - начал было Степан,, но прервался и резко обернулся к Борису. - Чего это ты дерешься?!

Борис, с мольбой, обратился к волшебнику, хмуро смотревшему на него:

- Можно мы отойдем? Пожалуйста!! Мы хотим в последний раз взглянуть на нашу прекрасную клумбу маргариток, которые мы больше никогда не увидим [Окунь мотнул головой на клумбу, где торчал противный пучок петрушки, которую когда-то посадила Манька, против чего он так возражал и неоднократно выражал свое негодованию. Но теперь эта чахлая растительность пришлась как нельзя кстати]! Вы, как большой знаток и ценитель, должны меня понять (хитрец Окунь просто помнил, что волшебник что-то говорил по поводу «клумб» и «нарциссов»)!

Грубая лесть подействовала - Волшебник немного смягчился и кивнул.

- Ну хорошо, только недолго! - милостиво разрешил он. - Нечего вам «тянуть время», ничего ведь не изменится! И не вздумайте бежать - хуже будет!!

Борис мрачно кивнул. Он потянул Степку за рукав:

- Идем, Степан, простимся с нашими любимыми тю... маргаритками!

- С какими еще ма... - начал было непонятливый Степан.

Но Борька не дал ему закончить...

- С твоими любимыми! - прошипел он, одновременно потащив Гуттаперчевого за белый рукав.

Они отошли на десяток шагов, остановились напротив жалкого куста петрушки и Борис сразу же, не поворачивая головы, тихо, чтобы не услышал волшебник, зашептал:

- Ну что ты думаешь про этого типа, ну про этого волшебника недоделанного?!!

- Класс!!! - восхищенно повернулся к нему Степан, здоровяк поднял большой палец на правой руке. - По-любому

сегодня получим пони! А может еще получится уговорить его, так он еще нас «сладкой ватой» угостит!! Ты как своего пони назовешь??? Я - Радуга!!

- Идиот!! - гневно зашипел на него Борис. - Нам же конец, дубина, как ты не понимаешь!!! Я понятия не имею что нам теперь делать, думал может ты знаешь! А ты...

- Да ну! - Степан недоверчиво посмотрел на Окуня, ему не хотелось верить, что пони может так просто ускользнуть. - Не может этого быть! Он просто испытывает нас! Достойны мы стать хозяевами пони или нет!

- Эй!! - послышался недовольный голос волшебника. - Что это вы там шепчетесь?! Немедленно прекратите!

- Да-да! - успокаивающе отозвался Борис, повернулся к Степану и со злость зашипел на Степана, его негодование достигло непомерных высот (сейчас его постигнет участь Мистера Пушистика, а он стоит и спорит с этим огромным болваном!!). - Ох ты и дурак!!! Ведь он же сказал, что покарает нас!

- Да брось ты! - Степан тихо засмеялся. - Неужели ты правда веришь в эту чушь? Никто не станет нас наказывать! Нам стоит подружиться с этим волшебником! Тогда он точно даст нам пони! А может быть он даже даже, при помощи своего волшебства, научит меня движению «Радужное сладострастие», которое у меня не выходит!!

- Что за х... Идиот!!! - в отчаянии простонал Борис.

- Вы снова шепчетесь?! Я, кажется, запретил вам!.. - вновь послышался злой голос волшебника. - Ну сейчас я вам...

Борис быстро глянул на волшебника тот, злобно оскалившись, быстро шагал к ним...

Бежим!!! - в полный голос завопил Борька, теперь уже скрываться было незачем.

Он кинулся бежать, а Степан совершенно не двинулся с места. Гуттаперчевый с презрением и даже какой-то жалостью посмотрел вслед бежавшему другу, но даже и не подумал последовать за ним.

- ̀Антэ!!! - громко выкрикнул волшебник и направил руку в след убегавшему Окуню.

Из его конечности полыхнуло и в тот же миг Бориса окутало красной дымкой... Он дико заорал, задрыгал руками и ногами, забился словно пойманная рыбина - поперек его туловища возникли витки (красной, тускло светящейся багровым светом, словно сделанной из огня или лавы) веревки. Крикам бедного Окуня аккомпанировало громкое шипение, запахло жареным. Парня быстро потащило назад (словно влекомого невидимым арканом), он проехал мимо Степана и оказался у ног довольного волшебника.

- Ну вот, - весело произнес тот останавливаясь. - я же предупреждал...

Волшебник поднял руку, улыбнулся и помахал рукой, словно разгонял дым, мешающий ему видеть. Красная светящаяся веревка вокруг Окуня, тот час растворилось словно ее и не было.

В это время, пока связанный Борис махая руками и вопя проезжал мимо неподвижного любителя пони, даже в его тупую голову что-то дошло... Степа понял, что вероятно не получит никаких пони. Да и вообще, этот волшебник нисколько не похож на человека, который раздает пони другим и угощает друзей «сладкой ватой»! Степан медленно перевел взгляд на довольного волшебника, склонившегося над неподвижным Бориской:

- Эй что это Вы делаете, немедленно прекратите!

Волшебник даже не обратил внимания на его слова.

- Я говорю - перестаньте!! - громче повторил Степан, яростно смотря на волшебника, радостно наклонившегося над неподвижным телом Бориса.

На этот раз волшебник услышал...

- А, заткнись, дурак! - без какого-либо выражения, устало произнес он. Мужик выставил руку с растопыренными пальцами, так, словно хотел зажать Степану рот. - Клаудитис!!!

В тот же миг Степа замолчал: его рот моментально зарос плотью, губы плотно сжались так, что он не мог их разомкнуть, даже место, где когда-то был рот, теперь совершенно заросло и сравнялось - теперь на его лице даже не было ротового отверстия.

- Вот так-то лучше, - удовлетворенно пробормотал Волшебник. - помолчи немного!

Степан испуганно мычал и шевелил руками как слепой, Окунь же лежал неподвижно, вероятно он был без чувств.

Злой волшебник довольно оглядел обоих друзей:

- Ну что ж, я вас предупреждал! Ну ладно... Нет времени играться в эти игры! Пора переходить к делу!

Борис застонал и открыл глаза.

- Это вам с рук не сойдет! - слабо прошептал он.

- Ой, - отмахнулся волшебник, его настроение, явно, улучшилось. - Ну и что же ты сделаешь? Заявление в полицию напишешь?

Он расхохотался, смех его был неприятным, истерическим и каким-то безумным...

- Ладно! - он потер руки. - Я превращу вас в... батарейки!! Та-дам! Не благодарите! - волшебник поклонился, словно и правда пообещал «царский подарок».

Степан продолжал безумно мычать, он панически хватался руками за то место, где когда-то был рот и вряд ли понял слова волшебника. Борис же испуганно вскинулся и поднял взгляд на волшебника.

- Батарейки?!! - ужаснулся он. - Но почему именно батарейки?!

- Просто полезная вещь... - пожал плечами странный волшебник. - А кроме того... [Волшебник сильно покраснел] Когда я ходил в Йалентальскую академию магии - у меня часто была простуда и лекции по «карательной трансфигурации» я пропустил... Выучился только превращать в батарейки или туалетную бумагу!.. Ну хотите, я превращу вас в туалетную бумагу?!

- Нет уж, нет уж!! - панически замотал головой Борис. - Батарейки - так батарейки!!

- Ну вот так бы и сразу! - снова повеселел волшебник. - Но не все так плохо... Вы еще можете стать обратно человеком...

- Как??! - тут же вскинулся Борька. - Как??!

- ...нужно, всего лишь, совершить семнадцать хороших поступков... - невозмутимо продолжал волшебник (фоном

слышалось мычание бедного Степы, оставшегося без рта), он говорил невыразительным сухим тоном, так, словно не верил в возможность их возвращения в людской облик.

- А почему именно семнадцать? - хрипло простонал Борис.

Рядом мычал Степан, казалось он утратил не только рот, но и остатки разума... Его мычание тягостно влияло на Окуня - нагнетало тоску и безысходность.

- Ну, а почему бы, собственно, и нет? - снова пожал плечами волшебник, он уже утратил интерес к происходящему и спешил побыстрее разделаться с неприятной работой.

- Погодите!!! - сообразил что-то Борис, он громко заорал. - Но как же мы сможем совершить хорошие поступки будучи батарейками?!! У них же даже нет ног!!

- Верно - нет! - согласился волшебник. - Но это уже ваши проблемы... Кроме того, у некоторых получается! Ладно, к делу!

Волшебник простер руки над беспомощным Окунем, тихо бормоча себе под нос:

- Так, этот палец сюда... Нет, сюда! Как там мистер Злодоктор показывал? Так... Правильный настрой! Значит: Гитлер отрывает кузнечику ножки, Гитлер...

Волшебник сложил пальцы в какую-то немыслимую фигуру, от его тела к кончикам пальцев зазмеились маленькие зеленоватые молнии, испуганный Борис зажмурил глаза...

- Мал̀ум!!! Малум!!! - взревел волшебник, из его рук ярко сверкнуло зеленое сияние и окутало тело перед ним...

В первый миг Борис радостно подумал, что у странного волшебника в валенках не получилось; но увидев, как странно увеличились деревья вокруг, теперь расстояние до лавочки (на которой он еще недавно лежал) многократно возросло, а пошевелиться он теперь не мог; Окунь понял, что наверно все получилось... А когда (казавшийся теперь гигантом) Степка внезапно перестал мычать, шумно выдохнул через нос и изумленно вытаращил глаза на то место, где был Борис, Окунь точно понял, что все получилось.

Борис попытался себя оглядеть, но обнаружил, что теперь не может сесть так, как у него нет тела и, соответственно, рук,

на которые он мог бы опереться. У Бориса не было ни глаз, ни каких-либо других органов чувств, но он мог все видеть и слышать. Он посмотрел вперед и краем глаза заметил, что теперь вместо тела у него какой-то блестящий корпус... Он батарейка!!

Волшебник теперь повернулся к Степану и вновь выставил руки, опять сложил пальцы необычным образом и выкрикнул тоже заклинание:

- Малум!!!

На этот раз, кажется, что-то пошло не так - послышался душераздирающий вопль Степана (Ну не совсем вопль, скорее громкое продолжительное мычание - так-как рта у Степки больше не было, то он мог лишь мычать... Это напоминало мычание коровы у которой нога попала в электрический отрыватель копыт), он орал так, что «кровь застывала в жилах». Борис посмотрел в ту сторону и с ужасом увидел, что на месте огромного Степы, сейчас возник блестящий цилиндрик батарейки, из которого торчала человеческая нога... Очевидно что-то пошло не так и Степан не полностью превратился в батарейку.

Волшебник злобного чертыхнулся и вновь повторил свое заклинание:

- Малум!!!

На этот раз ему удалось найти правильное положение пальцев, поскольку громкое мычание прекратилось - на том месте, где только что находился блестящий цилиндрик с торчащей из него человеческой ногой, теперь лежала лишь батарейка-Степан!

- Ну вот! - удовлетворенно произнес волшебник, кажется, он и сам был не мало удивлен, что у него все получилось. Мужик с «фингалом» явно не рассчитывал на успех и теперь был удивлен не меньше Бориса.

Он изумленно оглядел «батареезированных» Степана и Бориса, затем выставил перед собой руки, посмотрел на них и пробормотал:

- Ну, кажется, мистер Злодоктор мог бы мной гордиться... [он сунул обе руки в карманы ватника и радостно засмеялся] А

эта дура - Салли Черная Нога - тогда смеялась: [перекривливая неведомую «Салли» он заговорил «тоненьким» голоском] «Тебе, Волшебник, только пингвинов в огурцы превращать!»... Тьфу!!

Волшебник сердито сплюнул, потер свой подбитый глаз, обернулся чтобы уходить, но тут что-то вспомнил и повернулся назад к Борису.

- А! На вашем месте я бы поспешил... - безразличным тоном сказал волшебник. - Потому как, когда в вас кончится энергия, вместе с ней кончится и ваша жизнь! Поспешите совершить хорошие поступки до этого времени! Ну все прощайте...

Он повернулся... Бджж!! ...ярко коричневая вспышка и он исчез.

О его пребывание тут практически ничего не напоминало, разве что две батарейки сиротливо лежащие на земле, редко-редко покрытой травой...

Батарейка-Борис не знал, что теперь делать, он не мог пошевелиться, не издать никакого звука, но все слышал и видел вокруг. Хотя это мало-чем ему помогало. Он теперь не мог ходить (ведь у него не было ног), не мог ничего делать (ведь у него не было рук), да и позвать на помощь он теперь не мог (ведь у него не было рта).

Борис-батарейка лежал и время тянулось так медленно (хотя он совершенно не представлял сколько уже прошло). Сперва он подумал, что следовало бы как-то узнать, что там со Степаном, но потом к своему стыду понял, что ему абсолютно все равно. Теперь каждый был сам за себя, к тому же, у него не было никакой возможности приблизиться к батарейке-Степану...

- Уже смылись голубчики!! - послышался противный сиплый голос Маньки Твари и рядом с батарейкой-Борисом прошли громадные кривые ноги. - Конечно! Уже смылись пиво пить с полудурком этим своим огромным, беседку даже не начали! Ох и получит у меня этот Борис! Сегодня же мои родители должны прийти...

Манька постояла, еще поругалась («Еще когда он мне на

День Рождения жабу надул - нужно было развестись, а я-дура думала - «Романтика!»!..»), развернулась и медленно пошла в дом. Борис, который теперь был батарейкой, с нежностью подумал о Маньке, конечно, она его часто бесила «тупостью», но сейчас ему ее явно не хватало... Ведь не зря говорят: «Пока имеем, не ценим...»...

Борька лежал и пытался придумать как ему теперь быть, что делать, и как совершить эти семнадцать хороших поступков!! Но ничего не мог придумать. Совершенно! Он лежал на земле (знал, что она совсем не горячая), но не чувствовал холода - ведь батарейки не чувствуют температуры...

Окунь лежал неизвестно сколько, но он даже не чувствовал течения времени. Наконец он услышал как кто-то открывает калитку во двор. Он увидел, что это родители Маньки - Шульц и Брунгильда Геббельс. Чета Геббельсов неспешно прошла мимо него. Он хотел подать им какой-то знак, но совершенно не представлял, как это сделать... Он осознал, что несмотря на то, что он не достроил беседку и сам отсутствовал, чаепитие все равно состоится. Борису стало грустно - он понял, что этот мир вовсе не вращается вокруг него... Независимо от того, существует он или нет, есть он или нет - другие люди все так же существуют, события происходят, звезды светят, он же, не влияет совсем ни на что! Борис лежал на холодной земле и жалел себя, раздумывая о том, «как ему не повезло» и «почему этот дурацкий волшебник выбрал именно его»!..

А на улице, между тем, потемнело, вот послышались шаги - он понял, что это вновь Геббельсы. На этот раз он обязательно должен подать какой-то знак, но... Старики прошли мимо, но он так ничего и не сделал потому, что так и не придумал, чт̀о сделать!

Окунь (который стал теперь батарейкой) лежал на сырой земле и смотрел в черное небо, усыпанное блестящими искорками звезд и жалел себя: еще сегодня он был человеком, строил какие-то планы, ругался с Тварью... А теперь он просто батарейка! Есть ли более несчастное существо чем он?

Наконец прошла эта кошмарная ночь, окунь пытался заснуть, но теперь он этого просто не мог, поэтому он просто лежал, думая о своей тяжелой судьбе.

И вот постепенно посветлело, наступило утро. Окунь с надеждой ждал, что это все окажется дурным сном и он проснется в своей кровати рядом с Тварью (в другой день, при виде Маньки, он бы расплакался, но не сегодня!..), поправил ее «домашний» мешок на голове, покормил своего опоссума - Джека-Проказника, поставил медную кофеварку на огонь и сел у телевизора, смотреть свой любимый сериал - «Медведь-гольфист»... Но, к сожалению, ничего этого не произошло!.. Борька так и остался батарейкой! Он услышал чьи-то тихие шаги - мимо прошла Тварь, тихо бормоча себе под нос гневно и сердито:

- Где этого «алкаша» прокл̀ятого носит?!! Глаза бы мои его не видели! Уже где-то запропастился, с дружком этим своим придурковатым! Ну пусть только заявится - я ему устрою! О, а это что?

Она остановилась над батарейкой-Борисом, склонилась над ним, протянула руку и подняла его.

- Что это этот болван тут устраивал? - она повернулась и пошла по направлению к дому.

Увидев куда его несут, Окунь возликовал! Значит в нем что-то осталось от того прошлого Бориса, раз она смогла его узнать!!

Но Манька занесла его в дом, подошла к своим любимым часам в форме ягодиц (эти часы когда-то привезла из Тайланда ее сестра - Галина Абизяна - где выиграла их в маджонг у какого-то слепого китайца) висящим на стене (красиво украшенной ковром, с вытканным муравьедом, поедающим пельмень), сняла эти часы, достала из них «севшую» батарейку и поставила на ее место Бориса.

Увидев, чт̀о она делает, Борис панически закричал, но, разумеется, не раздалось ни единого звука, поскольку он, всего-навсего, батарейка! Ба-та-рей-ка!!!

Борис смирился с тем, что она делает потому, что все равно никак не мог повлиять на происходящее.

«Шестнадцать!!! - удовлетворенно подумал батарейка-Борис.»

Фридрих Мопед

От автора.

Остается прояснить два вопроса: какая судьба в дальнейшем постигнет Бориса? Ну, вероятно, когда в нем кончится энергия, Манька просто его достанет из часов и выкинет в мусорное ведро (она же не знает что это он)...

Что же я хотел сказать этим рассказом?

Возможно то, что стоит совершать хорошие поступки не ожидая когда появится злой волшебник и превратит вас в батарейку?!

Если понравилась моя статья, подписывайтесь и ставьте лайк, буду очень благодарен.