Это что за самодеятельность? Кто приказал? Кто командир этого танка? И себя сгубит и ребят не спасет

Атака захлебнулась. Наши танки и пехота отошли назад. О повторной атаке не могло идти и речи. Уж сильно нас потрепали немцы. На нашем командном пункте видели, что танк Иванова подбит, но танкисты успели выбраться из него. Но и немцы также успели просечь, что танкисты залегли рядом с танком и немного окопались. Получалось, что четверка наших танкистов залегла на поле, которое отлично просматривалось и нашими и немецкими войсками, но вот убежать с поля не могла.

Немцы начали долбить по танкистам из полевой артиллерии. Еще немного и пристреляются, снаряды ложились все ближе и ближе к спасшимся из горящего танка танкистам. Командир полка и рядом находящиеся офицеры, понимали, чтобы спасти танкистов надо что-то делать. Но что?

- Какие предложения, будут, товарищи? – мрачно спросил всех присутствующих комполка

- Что совсем никаких? – добавил он через пару минут всеобщего молчания.

- Смотрите, смотрите, - закричал начальник штаба, указывая рукой на поле.

Все командование полка повернуло головы в сторону поля.

По полю, в направлении танкистов, лихо поднимая за собой пыль, неслась наша «тридцатьчетверка». От такой наглости даже затихла немецкая артиллерия. Затихла, но ненадолго. Через несколько десятков секунд удары немецких пушек переключились на спешившего на помощь танк.

- Это что за самодеятельность? Кто приказал? Кто командир этого танка? И себя сгубит и ребят не спасет, - закричал командир полка, обращаясь ко всем присутствующим одновременно, но все поняли, что в большей степени слова адресовались командиру танкового батальона.

- Танк младшего лейтенанта Завьялова,- не отрывая глаз от бинокля. ответил комбат танкистов,- второй день на фронте, только что из училища, мальчишка совсем.

- Вы у меня с эти мальчишкой под трибунал пойдете, - взревел командир полка.

- Не горячись, Пал Сергееч, - постарался сгладить гнев командира политрук,- может получится у него.

Тем временем, танк, несмотря на ураганный огонь немецкой артиллерии, подъехал к танкистам, заслоняя их своим железным брюхом от огня противника. Недолго думая, танкисты запрыгнули на танк, и, не сговариваясь заколошматили по башне танка. Младший лейтенант Завьялов, понял, что танкисты забрались на броню и со всей дури направил свою машину в сторону расположения наших войск. Через несколько минут танк и находящиеся на нем танкисты были на безопасном расстоянии от врага.

- Ну что командир, - сказал политрук обращаясь к командиру полка,- под трибунал этого Завьялова, или наградной лист писать?

- Победителей не судят, - сказал в ответ комполка, - пиши представление к ордену.