Он отвлёк вражеского истребителя, что дало мне время развернуться

Четыре утра, спим себе спокойно. Я и два моих товарища - Игорь и Ваня. Так вот, и вдруг, ни с того ни с сего - тревога. Мы быстро выскакиваем с постелей и давай собираться. Как только форма была на нас, в комнату залетел наш командир, Пётр, с соседнего блока:

- Парни скорей выметайтесь. Через час мы должны уже быть в небе.

В тот день, было прохладно, поэтому мы, без преувеличения, танцевали, чтобы как-то согреться, тогда как командир - узнавал обстановку. По его словам, шло крупное контрнаступление всех войск с севера на юг. Если не ошибаюсь, мы тогда были в районе какого-то маленького городка. По истечению пяти минут, и сам командир начал понимать насколько было холодно, поэтому в конце он только рявкнул:

- Всем по местам.

Мы бежали до своих истребителей, в которых на передовой, казалось бы, проходила наша жизнь. Моментами, нам казалось, что мы в них и умрём. Тогда, нас и не такие мысли посещали. Я подошел к своему самолету. Сколько мы с ним пережили, и не сосчитать. Он был в неплохом состояние, если не считать правого крыла, сквозь которое можно было увидеть небо и звёзды. С прошлого вылета, его неплохо потрепали вражеские лётчики. И это не впервые. После каждого раза, приходилось латать либо левое, либо правое крыло, но больше всего доставалось левому. Я не верил в то, что даже смогу взлететь на нём. Это был конец.

- Привет Макс - обратился ко мне Гриша, наш механик - вижу ты как всегда.

- Да, есть такое. У тебя нет в запасе истребителя, второго?- поинтересовался я

- Да, есть кое-что - он ухмыльнулся.

Через несколько минут перед мной был Як-7.

- Слушай, его должны были заменить на Як-9, но кажется той партии, что выпустили - на нас не хватило, поэтому, он сейчас здесь. И он твой.

- Принял.

Я был очень рад этому подарку судьбы, поэтому вскоре взлетал на нём. Все было по-другому: ощущение, запах, видимость. Когда мы уже долетели до поля боя, то видели как земля взрывалась по всему горизонту. Такое впечатление было, что всё состояло из мин и гранат. Первое, что нас потрясло, это отсутствие врага перед нами.

Под нами он был: танки, пехота, артиллерия, а вот истребителей - как свет простыл. Взошло солнце и всё стало на свои места. Слева от нас было несколько черных точек, которые очень быстро приближались. После двух - трёх минут, они открыли по нам огонь, полностью разбив наше строение. Но так они думали. Разделившись на две группы , мы провели манёвр, чтобы уничтожить ряды врага. Нескольких то сбили, но и с нашей стороны были потери. Пули сверкали, отбиваясь от лучей утреннего солнца, а на земле была своё противостояние.

Каждый понимал, что от него зависит и что его ждёт. Нам не дозволено было проиграть. С их стороны оставалось несколько истребителей, тогда как у нас полтора десятка. Но не смотря на это, одному с них, это не мешало сесть мне на хвост и преследовать всю битву, которая продолжалась больше часа. Я прям таки чувствовал мушку его прицела на своём заднем крыле.

Он хотел всё закончить быстро и чисто. То единственное, что мешало ему это сделать - мой опыт прошлых битв. Краем глаза, я видел, что их ряды редеют и что кто-то из наших летит в мою сторону. Оставалось только ждать. Внезапно, я ощутил несколько вибраций, что шли справа от меня. Несколько пуль пробило крыло, и в эту же минуту к битве присоединился Иван. Он отвлёк вражеского истребителя, что дало мне время развернуться и открыть шквал огня по нему.

Так как мы взяли его в клешни с двух сторон, он не смог спастись, и вскоре разбился. Он был остальным среди них. Возвращались мы дольше, чем прилетели. Когда мы получили приказ и развернули штурвалы, внизу всё горело. Наверное через усталость и напряжение сражения мы летели, так медленно.

По прибытию я заметил, что пуль было намного меньше, но они были в нескольких сантиметрах от моей кабины. Всего лишь какие-то тридцать или сорок миллиметров, и я был бы трупом. Того дня мне повезло, и это мне не давало покоя, до тех пор, пока я не дошел до кровати и не уснул, как младенец.