Остался только Юнкерс. Эта цель была самая простая, надо только нажать

Был обычный день. Мы, с нашей эскадрильей, отдыхали: травили байки и говорили будущей жизни. Механики что-то проверяли в наших самолетах, все шло по распорядку.


Как вдруг, неожиданная тревога резко проникла мне в уши. Все сразу куда-то побежали – кто к самолетам, кто в окопы. Была полная неразбериха. Оказалось, что целая куча немецких бомбардировщиков в сопровождении истребителей прилетела к нашим позициям и начала масштабный обстрел. Им как-то удалось пройти абсолютно незамеченными мимо наших противовоздушных сил, что очень меня удивило.


Через какое-то время я окончательно понял, что произошло, и начал действовать. Мой самолет находился неподалеку, и мне быстро удалось в него забраться. Запустил двигатель, пошел на взлет. Только из училища, поэтому страшно было лететь в такое пекло. Там уже не до порядков – ведущий, ведомый, строй, тактика и т.д. Цель была – сбить врага.

Поднимаюсь на высоту – кругом свои, чужие, ничего не понятно. Но вскоре, помотав головой, увидел наверху Юнкерс (Ю-88). Его сопровождали два мейсера, но мне было все равно. Подлетев к ним, я сразу же был атакован. Немец был опытный ас, сразу же ему удалось сесть мне на хвост, и я ничего не мог поделать. Спас меня кто-то из наших. Фашист, видимо, так увлекся погоней за мной, что совсем забыл про собственную безопасность и его сбили. Остались только я, один мейсер и Юнкерс.


Без капли страха (что странно и непонятно) я на полной скорости полетел к ним. Сразу же дал очередь по истребителю, потому что бомбардировщик для меня не опасен, и его можно оставить на потом. Удача мне сопутствовала – этими выстрелами хвост врага был поврежден, он стал дымить. Однако радоваться было рано. Совершив несколько маневров, у меня на хвосте опять висел враг. Это уже было даже стыдно, потому что поврежденный противник смог меня обмануть. Собрав волю в кулак, я резким маневром рванул вниз и сравнялся с мессером. Он был выше я ниже. Подняв нос, нажав на спуск, мне удалось расстрелять все его днище. Немец падал.


Остался только Юнкерс. Эта цель была самая простая, надо только нажать на… И тут я понял, что ленты пусты, патронов нет. В порыве боя, все потратил. Ну, выбора нет – таран. Иначе этот гад накидает бомбы на наши объекты и тогда будет очень неприятно.


Находясь у него на хвосте, я слегка меняю курс, чтобы ударить в бок. Врубаю форсаж, лечу, бью. Скрежет металла рвет мои перепонки, из-за чего получаю оглушение. И снова мне везет, кабина не сильно повреждена, значит, есть время прыгнуть с парашютом, что я и сделал.
Вот так прошел один из первых моих боев.