Буры: история народа

22 March 2018

ХIX век — время великих потрясений по всему миру. Наполеоновские войны, войны за независимость в Южной и Центральной Америке, Пруссия объединяет вокруг себя Германию. Огромные земли по всему миру становятся частями европейских колониальных империй, а на Чёрном континенте британский лев долбится головой об стену, пытаясь завоевать себе Южную Африку.

Прибытие голландцев в Южную Африку
Прибытие голландцев в Южную Африку

Начать стоит с того, почему это вдруг всякие бомжи начали селиться у мыса Доброй Надежды и в Южной Африке вообще. Сначала там мимо проплывали португальцы, которые искали путь в Индию и, что самое интересное, в самом деле эту самую Индию нашли. В 1652 Нидерландская Восточно-Индская компания впервые посылает колонистов под командованием Яна ван Рибека, который по заданию начинает выращивать там всякие неместные культуры и вдобавок отстраивает форт из говна и палок. Голландцам нужен был перевалочный пункт по маршруту от Амстердама до Индонезии, где можно восстановить запасы да куртизанку снять ради скрашивания отдыха, и они его получили. В последующие годы перевалочный пункт превратится в настоящее поселение, а позже и в колонию вроде тех, что в Новом Свете делали. Постепенно Капская колония расширилась вглубь Африки, создавая торговые связи с местными племенами и привлекая больше мигрантов из Европы, которыми в большинстве своём были небогатые фермеры Голландии и выброшенные ссаными тряпками с родины французы-гугеноты. Всё это не особо нравилось Компании, потому там начали внедрять жёсткие законы на миграцию и фермерство. В это же время появляются первые фуртреккеры — мигрирующие вглубь Африки в поиске лучшей жизни фермеры, предки последующих буров. Компании и это не понравилось, так что законы стали ещё жёстче, на что буры послали власть нахуй и запилили себе собственные правительства с блэк-джеком и шлюхами.

Этапы заселения голландцами Южной Африки
Этапы заселения голландцами Южной Африки

Стоит заметить, что в то же время во Франции набирал обороты всеми любимый император республики. Уже тогда он смог защитить революцию, но останавливаться на этом было нельзя, ибо нести большое добро нужно дальше. Взгляд упал на Голландию. Придя на место, Наполеон без особого сопротивления всех отмудохал и запилил там Батавскую республику, а позже и королевство для своего брата Людовика. Вся эта волокита негативно влияла на заморские юрисдикции бывших Соединённых Провинций, что сыграло значительную роль в распаде Восточно-Индской Компании. Капская колония осталась в политическом лимбо. Король Нидерландов Вильгельм, который свалил в Бриташку сразу после вторжения торта в страну, написал, что он, мол, всё ещё король, потому велит на “временное хранение” отдать всё чаехлёбам. Вот только республика в Гааге как будто бы тоже зовётся Нидерланды. В Капе письмо получили, да чёт легитимность монарха не почувствовали, потому пошли под республику. Чаехлёбам перспектива французской марионетки у мыса Доброй Надежды не понравилась, потому они приплыли в Капп, дали всем по щам и оккупировали всё, даже буров. После Наполеоновских войн Капскую Колонию Англичанка оставила себе и уже в 1820 году послала туда своих поселенцев. Также они установили английский как единственный официальный язык колонии, отказались от рабства, и вдобавок начали права чёрных качать. Фермеры-Буры, аки южане в Штатах, от такого поворота офигели, потому решили вновь свалить вглубь континента в поисках незалежности, равенства и братства для белых людей. В этот раз шумиху они сделали серьёзную: по пути развалили процветающее царство Зулусов, а потом ещё и запилили свою республику Натал.

Карта будущих бурских республик, по итогу естественного отбора останутся только Оранж и ЮАР
Карта будущих бурских республик, по итогу естественного отбора останутся только Оранж и ЮАР

Чуть ранее фурттреккеры перешли речку Вааль, оглянулись и поняли, что вот она – независимость. Будучи цивилизованными и дальновидными людьми, они провозглашают Южно-Африканскую Республику в Претории (которую чаехлёбы в историографии по сей день зовут Трансваалем). Сам город был назван в честь одного из важнейших деятелей буров периода Великого Трека Андриеса Преториуса. В 1852 году в городке Бломфонтейн устраивают голосование среди белых людей по поводу независимости. Большинство против, но потом приходит британский наместник и говорит: “Вы нам надоели, вот вам независимость, можете делать с ней что хотите, как хотите, хоть усритесь, ну а мы пошли пиздить русню в Крыму”. Местные прикол не поняли, но независимыми стали, провозгласив Свободное Государство Оранж (назвали в честь реки, с воображением у буров сложно). Также было много мелких республик, которые стали частями больших республик либо оказались съедены Британией, поэтому особого внимания они не заслуживают. Теперь посередине Южной Африки были частично признанные республики, которые спокойно себе жили, да местных геноцидили и в рабство изредка продавали. И всё бы так продолжалось, пока в республиках не нашли залежи золота и алмазов. Потёк огромный поток трудовых мигрантов, наполнив республики дешёвой рабочей силой наряду с богатством. Британцы давно угрюмо смотрели на Бурские Республики, но когда появился реальный бонус за их уничтожение, Англичанке уж очень сильно захотелось нагадить. Сделали они это в 1877 во время войн с Зулусами, аннексировав ЮАР, и введя свои колониальные практики в захваченной республике. Буры копротивлялись, копротивлялись так сильно, что эту освободительную войну назвали Первым Англо-Бурским околовьетнамом, где они таки одержали победу, восстановив Республику. Европка такие новости не ожидала, союзники Империи не понимали, что за бред. Противники же всячески поздравляли народ буров, и самым интересным новым “другом” был (вот это поворот) кайзер Германии Вильгельм II, колонии которого были относительно недалеки. Британцам этот позор не нужен, империя должна нанести ответный удар. Для этого в нашу историю своевременно проникает Дядя Цециль Родс. Он был типичным империалистом, и даже больше — он был стереотипом. Презирал чёрных, забирал земли в пользу Её Величества и, конечно же вредил местным. Без этого — никак!

Колосс Родосский
Колосс Родосский

Теперь уже Родс жадно смотрел на бурские республики, с их богатством на минеральные ресурсы и стратегическим положением (война с Германией для англичан казалось вполне реальной). И тут, как во времена Наполеона, представлялась угроза британскому господству на море. Для провокации Родс спонсирует Рейд Джеймсона, который с треском проваливается, но функцию выполняет, и в итоге буры объявляют Британии войну — Вторую Англо-Бурскую. Война продлится 2 года, 7 месяцев и 3 недели. Здесь авангард демократии устраивает одни из первых в своём роде концлагерей, куда брали женщин и детей, ибо буры иначе не сдавались. В итоге они всё ж таки проиграли, и бывшие республики стали новыми британскими колониальными владениями.

Бурские добровольцы, родоначальники партизанских войн 20 века
Бурские добровольцы, родоначальники партизанских войн 20 века
Свидетель чудес британской политики — Лиззи ван Зейл, фото из лагеря в Блумфонтейне
Свидетель чудес британской политики — Лиззи ван Зейл, фото из лагеря в Блумфонтейне

Поскольку прямо руководить землями от Каира до Капа заебёт даже отчаянных империалистов, Англичанка на Юге пилит доминион, на подобие уже запиленных вроде Индии, Австралии и Канады. Но тут были существенные отличия: во-первых, Южно-Африканский Союз был унитарным государство, во-вторых, государственная власть стала привилегией белого меньшинства с крайне паршивым интегрированием чёрного большинства в политике и в обществе в целом. Может подуматься, что бриташки молодцы, очень прогрессивные (для своего времени) и прочее, но как бы не так. Буры, конечно же, были рады созданием для себя хоть и зависимого, но какого-то государства, да вот помнили они, что в британских концлагерях погибло 27 тысяч их соотечественников (в особенности женщин и детей), а потому британский “плюрализм и великодушие” побаивались и ненавидели.

Раздел Африки до ПМВ, красным выделены англичане, синим — французы, а бледно-зелёным выделены гансы.
Раздел Африки до ПМВ, красным выделены англичане, синим — французы, а бледно-зелёным выделены гансы.

Уже через несколько лет внезапно развязывается Первая Мировая Мясорубка, где Союз оказался близко к местному обиталищу гансов – колонии Германии Юго-Западной Африке (ныне Намибия). Поначалу колонии никто трогать не хотел, ограничившись боевыми действиями в Европе, но после таких видных событий, как вступление Японии в войну, а также начало боевых действий в Германской Восточной Африке, махач добрался и до колоний. Лондон вежливо просит первого премьер-министра Южной Африки Луиса Боту захватить будущую Намибию с правом оставить её себе. Полевые командиры, узнав о намерениях правительства пойти войной на ещё недавних друзей немцев, подняли восстание, которое прозвали Марицким, в честь главы восстания. Восставшие заявили о желании воссоздать независимые бурские республики (в союзе с Германией, конечно же). Но судьба сыграла злую шутку с фраерами, и революция не удалась, так что по итогу почти все восставшие получат небольшие сроки в тюрьмах и штрафы разных размеров. Позже эти люди будут у истоков Националистической партии, но об этом потом. Намибия захватывается без особых проблем и после войны закрепляется за Союзом как мандат Лиги Наций, позже ООН.

Луис Бота в свои лучшие годы
Луис Бота в свои лучшие годы
Ян Смэтс в 47-ом.
Ян Смэтс в 47-ом.

Внутри же государства всё было довольно странно: после Версаля помер Бота, и его место занял Ян Кристиан Смэтс — ещё один ветеран Англо-Бурских замесов. Он был сторонником либеральных социальных реформ, любой пробританской политики, ну и, конечно же, расширения Союза. Также стоит заметить, что как и любой империалист того времени, он считал африканцев за полулюдей, которых “должны направлять белые” и одобрял расовую сегрегацию, однако был куда либеральнее своих коллег ветеранов англо-бурских войн, которые пробрались в политику. После восстания коммунистических пидарасов-хуесосов Ян проигрывает выборы ещё одному интересному политику Джеймсу Барри Муннику Герцогу — или же Д.Б.М. Герцогу — лидеру национальной партии. Герцог, по сути, был законодательным отцом будущего Апартеида, отобрав у чёрных право голосовать на выборах. Также он заботился о благополучии народа… белого народа, конечно же. Пенсии, права белых женщин, поднятие зарплат, тарифы на импорт и учреждение государственных добывающих корпораций всерьёз подняли Южную Африку экономически, и даже длань Великой Депрессии не смогла это изменить, что, опять же, является заслугой Герцога. Ещё за свои 4 срока он успел поднять Буров в статусе, сделав Африкаанс официальным языком страны и приняв новый государственный флаг.

Герцог и присущая ему солидность
Герцог и присущая ему солидность
Новый флаг Южной Африканской Республики, слева британский флаг, посередине перевёрнутый флаг республики Оранж, справа флаг Трансвааль
Новый флаг Южной Африканской Республики, слева британский флаг, посередине перевёрнутый флаг республики Оранж, справа флаг Трансвааль

Но не всё хорошее вечно, и после разногласий по вопросу нейтралитета во Второй Дидовской ему пришлось снять с себя полномочия, которые потом опять возьмёт Ян Смэтс. Смэтс начал серьёзно засматриваться на сегрегацию и расизм в стране, желая от этого всего избавиться. Да вот только бурам это было ни разу не в кайф, потому начала набирать обороты ультраправая и националистическая риторика. Герцог, уйдя в андеграунд, объединился с националистом Даниэлем Франсуа Маланом, создав новую Национальную партию, в которую чисто случайно (нет) попали члены профашисткой организации Оссевабрандваг. В 1948 году выборы выиграл Малан, выступая за программу отделения (Апартеида) по расовому признаку, а также независимости от Великобритании (да и тебя, бля, мусор, я в гробу видала). Почему же избирателям это так зашло? Во-первых, промышленники и фермеры крайне любили утилизировать довольно дешёвый труд чёрных, во-вторых, белые побаивались насилия со стороны чёрных (ни на что не похоже?), в-третьих, англичанка после ВМВ была уже не та, и под шумок свалить из их империи теперь было возможно. Также у Национальной партии были стандартные для любых выборов лозунги: Смэтс коммунист, чёрные нас всех уничтожат, да и вообще во время войны, которую вёл Смэтс, всё было хуёво. Малан сформировал правительство из Брудербонда — довольно старой националистической организации буров — и отсюда уже начинается история настоящего Апартеида. По расовому признаку теперь разделялось всё: образование, места жительства и поселения. Также запрещались межрасовые отношения, а требование иметь при себе карточку для подтверждения расы стало обязательным. Сокрытое насилие и шпионаж за чёрным населением теперь было обыденностью. Также были созданы отдельные районы для проживания чёрных людей — бантустаны — куда насильно, как на каторгу, отправляли гражданских и прочих неугодных государству людей.

Даниель Франсуа Малан
Даниель Франсуа Малан
Последний белый президент ЮАР жмёт руку Манделе
Последний белый президент ЮАР жмёт руку Манделе

Вот Южная Африка и жила так целых 46 лет, и жила бы дальше (быть может и нет), если бы президент Фредерик Виллем де Клерк (не без участия Манделы, кого ж ещё) не отменил бы Апартеид полностью и трансформировал Союз для белых в Республику для всех. Не будет больше славный Вирклёр веять по ветру Капа. И что же из этого вышло? Произведённый в кооперации с Израилем ядерный арсенал был добровольно уничтожен, экономический рост государства в разы замедлился: серьёзно поднялись безработица, коррупция, бедность населения и уровень уличной преступности. Также граждане толерантного государства абсолютно ненавидят мигрантов, убивая, калеча, и нанося ущерб тысячам. Судьба самого народа буров после окончания Апартеидов тоже пропитана драмой. Поначалу толерантные начала Манделы (хотя, возможно, это была простая осторожность — когда он стал президентом, белые ещё держали на себе почти все сферы жизнедеятельности страны) вскоре забыли, бывший президент Джейкоб Зума (вы этого придурка на саммитах разных могли заметить) вообще намеревался отобрать у белых граждан ЮАР всё, без компенсаций и прочего. На улицах, площадях и фестивалях негры высказывают всю свою любовь к белым людям и страстное желание вырезать их всех поголовно.

Прочитав это, вы можете подумать, что я намеренно дискредитирую нынешнее правительство ЮАР, но так ли бессмысленны на этом фоне слова Яна Смэтса? Апартеид – безусловное зло, но при нём было сильное и стабильное государство. Помогли демократия, равенство и братство всему населению Южной Африки, или же они просто создали чёрное правящее большинство?

Totsiens!