Учительница и ученик. История любви-5

15.05.2018

Утром моросил мелкий осенний дождь. Я накинул капюшон и прибавил шаг, чтобы не опоздать к первому уроку. На краю школьной стоянки, еще издалека, увидел красную «Тойоту». Возле машины стояли Татьяна и ее бывший муж Олег. Он громко кричал и размахивал руками, а затем, наотмашь ударил ее. Я бросил сумку и быстро побежал к ним. Татьяна сидела на корточках, зажав лицо руками. Олег стоял, грозно расставив широко ноги:

– Поняла, сука?

Подбежав, я подпрыгнул, и ударил его ногой в грудь, сбив с ног. Он упал, ударившись затылком о багажник машины, а когда попытался встать, я еще раз достал его боковым ударом ноги.

Вдруг я почувствовал, как что-то холодное уперлось мне в затылок.

– Замри, урод, башку прострелю! Руки назад!

Сзади мне пристегнули руки наручниками, и быстро развернули. Передо мной стоял рыжий, коренастый крепыш, лет двадцати пяти. И тут я вспомнил, что когда подбегал к машине, сзади открылась дверь, и промелькнула чья-то фигура. Олег встал, сплевывая кровь с губы, и ударил меня в живот. Рыжий открыл дверь и быстро запихнул меня на заднее сидение. Татьяна, приподнявшись, взяла бывшего мужа за руку:

– Олег, отпустите парнишку.

Он оттолкнул ее, сел в машину, и отъезжая, показал средний палец.

– Ты хоть понимаешь, щегол, что тебе будет за нападение на капитана полиции? – рыжий сильно ударил меня тяжелой ладонью по затылку. – Олег, может, его в КПЗ и в камеру – к Валету?

Олег хищно оскалился, вытирая платком кровь с губы:

– Да ты что, Константин, он же там через час закукарекает. Не жалко тебе юношу?

Дальше ехали молча, остановились за старым парком, на стройке.

– Костя, выйди покурить.

Рыжий вышел, и сел на скамейке неподалеку. Олег обернулся и осмотрел меня с ног до головы, играя желваками. Его голубые, водянистые глаза были холодны, как арктический лед. Он достал из кармана куртки красное удостоверение и быстро показал мне:

– Капитан Белов. Красноармейское ГУВД. Что пацан, ходунками научился махать?

Он презрительно посмотрел на меня.

– Слушай сюда, Сергей Павлович Круглов, если не хочешь сидеть – принесешь в шесть часов вечера пять тысяч долларов. На это место. А если нет…– и он скрестил по два пальца на каждой руке, в виде решетки.

– Ты меня понял, урод?!

Я молча кивнул. Он подозвал напарника:

– Константин, отстегните молодого человека, пусть идет в школу, грызть гранит науки…

Я вышел из машины и пошел в школу. Татьяна в этот день в школе так и не появилась, на звонки она тоже не отвечала.

Дома, после обеда я маялся, не зная, что делать. Деньги, которые запросил капитан Белов, были не маленькие, даже если занять у друзей и знакомых, можно было набрать от силы одну-две тысячи долларов. У родителей тоже денег не было, отец платил автокредит, а мама уже четвертый год мечтала о ремонте квартиры.

И тут я вспомнил о японской катане, висящей в кабинете отца, на ковре. Отец когда-то собирал старинное холодное оружие, но в 2008 году, после экономического кризиса, пришлось продать большую часть коллекции, чтобы заплатить жилищную ипотеку. Я вспомнил, что отец как-то недавно хвалился:

«Вот, Серега, езжу на «Приоре», а моя катана почти на новую «Ауди» потянет! Вещь ценная, середины шестнадцатого века. Настоящая самурайская катана…»

Стрелки на часах уже остановились на пяти.

«Отдам Белову катану в залог, пока не найду деньги – отец все поймет…» – подумал я, и тут зазвонил мобильный.

– Сережа, у тебя все хорошо? – голос у Татьяны был взволнованный. – Этот урод отпустил тебя?

– Да, нормально, я дома… А ты где?

– Слушай, Сережа, мы с дочкой уехали на некоторое время в другой город. Он угрожал, обещал забрать дочку к себе жить. А мне грозил устроить такую жизнь, что мало не покажется …

– Послушай, Таня, ничего не бойся, я помогу вам…

– Сергей, поверь мне, так будет лучше. Прощай, Сережа, ты очень хороший человек…

Я услышал в трубку короткие гудки, и спрятав катану под курткой, вышел в прихожую. Неожиданно открылась дверь, и вошла усталая мама, с полными пакетами продуктов. Она неторопливо снимала плащ и сапоги.

– Сережка, – она грустно посмотрела на меня, – сегодня хоть пораньше приходи.

– Мама, знаешь, я давно вам хотел сказать, что я вас очень люблю – знайте это.

Я одел ботинки и быстро вышел из квартиры. Уже во дворе, обернувшись, я увидел, что мама пристально смотрит на меня из окна. На место я пришел без десяти шесть, весь взвинченный до предела. В голове веером проносились всякие мысли:

«Почему я должен отдавать отцовскую катану этому «нелюдю»? Может быть, все решить одним ударом японского клинка – раз и навсегда? Сделать счастливой женщину, которую по-настоящему полюбил, избавить ее от зверя в человеческом обличии. Разве не так поступали рыцари в средние века? Благородные мужи стрелялись на дуэлях ради дамы сердца, и шли на эшафот, ради любви. Неужто мой удел – прозябнуть в каменных джунглях, окруженным стекло-бетонными стенами, модными гаджетами, и скачками за «призрачным» сытым счастьем? Призвание мужчины – иметь дело с кровью…»

Неожиданно, я заметил, что хожу по асфальтовому пятачку уже довольно долго. Даже пожилой сторож на стройке вышел из вагончика, и пристально посматривает в мою сторону. Я взглянул на часы: половина седьмого. Прождав до семи часов вечера, я вернулся домой, и повесил катану на свое место, ровно за пять минут до прихода отца.

Тогда я не знал, что когда ходил возле стройки с катаной под курткой, ожидая капитана Белова, он давал показания следователю из собственной безопасности, по каким-то своим старым «грешкам», а вскоре Белова уволят из правоохранительных органов.

В школе я узнал, что Татьяна Викторовна уволилась, и уехала с дочкой в другой город. Однажды я отыскал ее маму, Юлию Сергеевну, но она так и не призналась мне, куда уехала Татьяна с дочкой, настолько ее запугал бывший зять. Вскоре и сама Юлия Сергеевна продала квартиру и уехала. Так я навсегда потерял все ниточки, которые связывали меня с Таней.