Учительница и ученик. История любви-6

15.05.2018

После школы я продолжал искать Татьяну Викторовну, но все мои попытки оказались напрасными. Она надежно укрылась от своего бывшего мужа-изверга, затерялась в одном из тысяч небольших российских городков. Вскоре я закончил Волгоградский Нефтяной колледж и устроился работать монтажником.

В августе две тысячи семнадцатого наша бригада трудилась в Новороссийске, на нефтяном терминале. Шеф расщедрился и снял для нас три номера в одном из пансионатов Кабардинки. Это была одна из лучших командировок. По вечерам мы наслаждались теплым ласковым морем, пили легкие домашние вина, ели вкусные шашлыки, и бегали на набережную, на дискотеку. В последний день, когда уже погрузили сумки в «Уаз», я пошел к администратору взять квитанции об оплате. И вдруг, меня как молнией ударило, в стеклянное фойе пансионата входила она, Татьяна, с белобрысым, упитанным карапузом лет трех. Сзади шел невысокий, коренастый мужик, с двумя спортивными сумками, и длинноногая девочка-подросток. Татьяна села в кресло, взяв малыша на колени, и крикнув девочке:

– Оля, помоги папе заполнить анкеты.

Я подошел поближе, и увидел, что она совсем не изменилась. Как будто и не было этих прошедших пяти лет: такая же красивая, желанная, с большими, удивительными, но немного усталыми глазами.

– Здравствуйте, Татьяна Викторовна.

Она вздрогнула, и повернула голову:

– Здравствуй… Сережа. Ты как здесь? – она окинула меня взглядом с ног до головы. Я был одет в синюю спецодежду, со светоотражающими полосками.

– Я по работе, вот, уже уезжаем… а вы, значит, отдыхать?

Коренастый мужик, возле стойки администратора, покосился в мою сторону.

– Да вот, решились, наконец-то, первый раз за три года.

Малыш у нее на коленях молча и с интересом разглядывал меня.

– А как у вас вообще, как дела? – я немного волновался.

– Все отлично, Сережа. Сам-то как?

Дверь приоткрылась и выглянул наш прораб Пешков:

– Круглов, квиточки забрал? Ехать пора! Цигиль-цигиль! – он быстро постучал пальцем по часам.

Я неторопливо положил квитанции в папку:

– Вот такие дела, Татьяна Викторовна, все на бегу да на лету. Ну, счастливого вам отдыха!

– И тебе счастливо, Сережа!

В машине я вскипел:

– Николаевич, куда спешим? Не дал с человеком толком поговорить!

– Вот тебе телефон – звони шефу и объясняйся. Мы в десять должны уже в Крымске быть!

Наша машина ехала по горному серпантину. Как же хотелось крикнуть водителю:

«Стой!»

Броситься назад, к ней, к моей Тане – обнять, целовать ее до страсти, до безумия, утонуть в ее груди, раствориться, слиться воедино... Я отвернулся к окну, и посмотрел в морскую даль. Где-то там, далеко за горизонтом, казалось, что море сливается с небом, будто образуя единое целое, но я знал, что это не так, море и небо никогда не сольются, так же, как уже не соединяться вместе наши с ней судьбы…