«На детях в России постоянно ставят эксперименты при изучении вакцин»

31.03.2018

Известный вирусолог Галина Червонская о вреде прививок и осложнениях, к которым они приводят

О вреде и пользе прививок сегодня ведутся споры как на просторах интернета, так и в кабинетах врачей. На постсоветском пространстве одним из первых ученых, заговоривших о вреде массовой вакцинации, является известный вирусолог, кандидат биологических наук, независимый эксперт по проблемам вакцинологии Галина Червонская. Вооружившись ее просветительскими трудами сегодня родители на законном основании добиваются признания своего права отказаться от прививок детям. В интервью «Реальному времени» Галина Петровна рассказала о мифах, существующих вокруг прививок, и осложнениях, к которым приводит массовая вакцинация.

— Галина Петровна, это правда, что дореволюционные врачи и врачи первых десятилетий советской власти с осторожностью относились к прививкам?

— Да. Прежде всего, потому что они были настоящие доктора. Я занимаюсь вакцинологией всю жизнь. Сама я не вакцинирована и все мое окружение никогда не знало, что такое вакцина. Старые врачи, в том числе мой дед, очень осторожно относились к прививкам. Хотя тогда существовала всего одна прививка — против оспы, но даже к ней относились крайне осторожно. Причем выходили статьи, где говорилось о том, что вакцинация, то есть прививка против оспы, приводит к сокращению жизни человечества. Следовательно, еще до того, как я вышла в центральную прессу в 1988 году и первый раз рассказала о том, что такое вакцины, уже были такие материалы. Они понимали, что любая вакцина чужеродна для ребенка, что это риск, что она обязательно аллергизирует детей, потому что состоит из чужеродных белков и вспомогательных химических веществ.

Кроме того, существует перечень противопоказаний, который я публикую в своих книгах. Например, против БЦЖ — вакцины против туберкулеза — 12 противопоказаний. Против БЦЖ-М — девять противопоказаний. Против злополучной вакцины АКДС, которая делается для защиты от коклюша, дифтерии и столбняка — 16. Можно ли сделать массовым применение какого-то лекарственного средства, если есть 16 противопоказаний? Старые доктора это все знали, учитывали и относились совершенно иначе к вакцинации по сравнению с основной массой современных так называемых врачей (впрочем, я их не называю врачами, я их называю оголтелыми вакцинаторами), которые, видимо, родились без совести и без чести. Они невежественны и неграмотны, они в целом не понимают, что такое индивидуальная природа человека. Регулярная массовая вакцинация из года в год, из десятилетия в десятилетие — одним словом, пресловутый календарь прививок — это борьба не с инфекционными болезнями, это борьба с природой человека. Потому что ребенок находится в постоянном напряжении не только в отношении иммунной системы, но и в состоянии повышенной психической возбудимости.

Поэтому в России нет практически здоровых детей. Одни врачи говорят, что их всего 2%, но точно эта цифра не установлена, и можно сказать, что практически здоровых детей нет. Демографическая ситуация для коренных жителей России катастрофическая. Процент женщин репродуктивного возраста резко сокращен. Очень многие пары не могут родить. Все это в том числе и благодаря массовой вакцинации.

Я никогда не выступаю против прививок. Они, как любые лекарственные средства, нужны, но цель должна быть предусмотрена и доказана. Массовая вакцинация допустима только в одном случае: если в стране угроза эпидемии какой-то конкретной инфекционной болезни. Эдвард Дженнер, автор первой в мире вакцины, произведенной в 1796 году, так и говорил. Он даже представить не мог, что детей начнут загружать этими вакцинами из года в год! А у нас в стране вакцинация начинается с роддома — там новорожденных прививают против туберкулеза. В свое время Петр Бургасов, главный государственный санитарный врач СССР, сказал, что мы единственная страна, которая в свое время могла себе позволить эту массовую вакцинацию детей. Пока Геннадий Онищенко был главным санитарным врачом РФ, он принес много бед. Это же нужно было додуматься — заявить по телевидению, что родителей, которые отказываются прививать своих детей, будут судить, что их будут лишать родительских прав! Разве он не читал закон, где говорится о добровольности прививок?

А после отставки, Геннадий Онищенко начал говорить правду о прививках

— А что это за закон?

— Один из наших известных академиков Алексей Владимирович Яблоков в свое время привлек меня в комитет по здравоохранению и безопасности Госдумы СССР. А потом та же экспертно-рабочая группа перешла в Госдуму РФ, где я вплоть до 2000 года участвовала в работе над рядом законов. В каждом из этих законов сказано о добровольности любого медицинского вмешательства. Первый закон — «Основа законодательства об охране здоровья граждан». Вступил в действие в 1993 году. В статьях 30—34 сказано не только о добровольности, но и об информированном согласии. То есть вас должны информировать о том, что от того-то или другого лекарственного средства могут быть какие-то побочные эффекты. В этом же законе сказано, что дети до 15 лет решают это с родителями, а после 15 лет подросток имеет право сам отказаться от любой медицинской процедуры. Второй закон «О лекарственных средствах», 1998 год. И третий выстраданный закон — «Закон об иммунопрофилактике инфекционных болезней», 1998 год, где в статьях 5 и 11 сказано о добровольности прививок. В статье 5 прямо говорится: гражданин имеет право на информацию о поствакцинальных осложнениях. Также гражданин имеет право на отказ от прививки. В той же пятой статье сказано и про обязанности гражданина: вы свой отказ от прививки обязаны оформить в письменной форме. А в статье 11 говорится, что любая прививка осуществляется только с разрешения родителей. Узаконены также поствакцинальные осложнения. Введена статья о выплате гражданам пособий за поствакцинальные осложнения, в том числе и за летальный исход.

С большим трудом мы утвердили этот закон. Но, к сожалению, врачи никак не информируют о его существовании пациентов. Более того, даже наша рабочая группа разделилась сразу на две подгруппы. Одни выступали за то, чтобы были тотальные прививки, они говорили: «Будем мы еще спрашивать людей, прививать или не прививать!» Это врачи с административно-приказной советской установкой. Я никогда не была антисоветчицей, но такой подход мне никогда не был понятен.

— А как сегодня российские врачи относятся к вакцинации?

— По-разному относятся. Всегда были и будут врачи, которые категорически не признают прививки. Другая часть не признает вакцинации как массового явления: да, вакцинация может быть, но только на случай явной опасности. Третья группа специалистов категорически против живых вакцин, потому что никто не знает, чем обернется живая вакцина для ребенка и биосферы в целом. Ведь, не вдаваясь в глубокие разъяснения, живая вакцина — это мутант, измененная особь, и по своим свойствам отличается от тех микроорганизмов, что циркулируют среди населения. От живых вакцин только одни неприятности, если их применяют массово и без диагностики.

Сейчас уже значительный процент практикующих врачей знает о неоднозначности применения вакцин. Раньше образованные педиатры говорили об этом пациентам на ушко: «Не надо вакцинировать своих детей». Теперь об этом говорят уже открыто, информации в интернете очень много, есть даже такая рубрика «Врачи против прививок».

Есть врачи, которые за деньги оформляют ложные справки о том, что ребенок привит. Есть врачи, которые выбрасывают на мусорные свалки упаковки с вакцинами. Я только в 2014 году перестала ездить по городам и весям, где в поликлиниках врачи демонстрировали мне холодильники, полные вакцин. А ведь на них, между прочим, тратятся деньги налогоплательщиков. И тратятся эти деньги впустую. Должен быть очень серьезный контроль по закупке вакцин.

«Планово можно выпускать носки, а не вакцинировать детей»

— Когда вообще появилась эта идея о плановости прививок?

— Советские люди помнят, что с фабрик и заводов просто не выпускали, пока вам не сделают прививку, допустим, от гриппа. Перелезали через заборы, убегали. Есть известная цитата из стихотворения советского поэта Сергея Михалкова: «Я уколов не боюсь». Но есть продолжение этой фразы, которую все время забывают: «Если надо, уколюсь». Если надо! А вот когда «надо» — вопрос очень непростой. Если прогноз эпидемии и люди хотят через вакцинацию сохранить свое здоровье — пожалуйста. А если люди не хотят, если они себя оберегают как-то по-другому от инфекционных болезней?

По плану можно выпускать трикотажные носки, но планово вакцинировать детей могли предложить только невежественные врачи. Это вредители здоровью детей. Пришли в школу и весь класс давай вакцинировать. А если в классе половина нездоровых детей? Не может план быть спущен на целый класс. Потому что в мире нет одинаковых людей, если это не однояйцевые близнецы! Я в свое время так и обращалась к нашим чиновникам: «Что же, у нас Советский Союз — это однояйцевые близнецы с севера на юг и с запада на восток?»

Массовая вакцинация допустима только так, как и предлагал автор первой вакцины: когда есть угроза жизни и здоровью детей. Это должно быть научно обосновано, доказано, и только в этом случае допустима возможность массовых прививок без диагностики.

В каждой уважающей себя образованной стране — к сожалению, приходится ссылаться на Германию и США — есть календарь прививок и прививочная карта на каждого ребенка. Там прививки распределены по штатам в зависимости от угрозы той или иной неблагополучной эпидемиологической обстановки.

— Но есть такое представление, что если не будет массовой вакцинации, то начнется эпидемия.

— Это в корне неверно. У меня вышла книга «Прививки: мифы и реальность», где я разбираю подобные мифы. Как я уже говорила, создатель первой вакцины рассчитывал использовать ее исключительно на случай опасности для того, чтобы защитить конкретного человека. У нас же ставится заслон эпидемии искусственно-резистентными организмами детишек. Также есть миф, что непривитый человек обязательно заболеет и может даже умереть. Врача, который это утверждает, нужно лишить диплома.

Если вам говорят, что без прививки вы обязательно заболеете, это смело можно назвать биотеррором. Почему это ребенок должен заболеть? У нас разве нет санитарно-эпидемиологической службы? Эти угрозы исходят от неквалифицированных врачей, и еще неприятнее то, что сами они, как правило, своих детей не вакцинируют. Ведь все участковые врачи получают методические разработки из Минздрава под названием «Расследование летальных случаев после вакцинации такой-то».

— Часто можно услышать, что вакцина — это безопасная и полезная вещь, никакого вреда она не принесет.

— Запомните: любая вакцина — обязательно риск. У многих отечественных специалистов написано: любая вакцина неизбежно небезопасна. Конечно, это же чужеродный белок. Почему вообще нужно так строго подходить к вакцинации? Потому что в основном человечество не восприимчиво к инфекционным болезням. Если бы мир был одинаково восприимчив к туберкулезу, дифтерии и так далее, человечество давно бы вымерло только от инфекционных болезней. Другая категория людей — это те, кто приобретают противоинфекционный иммунитет естественным путем, переболев корью или краснухой в клинически выраженной форме. Также можно переболеть и в скрытой, так называемой стертой форме, например, такими болезнями, как дифтерия или полиомиелит, часто врачи в этом случае ошибочно ставят диагноз ОРЗ или ОРВИ.

— То есть правдивы те ужасы, которыми полон интернет, где говорится, что прививка может привести в том числе к параличу?

— Это правда. Осложнений очень много от каждой вакцины. Есть такие осложнения, о которых вообще никто не слышал и не знал. Что такое осложнение на туберкулиновую пробу? Там столько осложнений, вплоть до помутнения роговицы! А мы ее колем массово, да еще и ежегодно, да еще и некоторым детям дважды в год!

«Не только мамы, но и папы пошли в атаку»

— Вы говорите, что сейчас много информации о вреде вакцин. Население проснулось?

— Да, ситуация с прививками по стране улучшилась. Люди сейчас другие, молодежь не принимает слова врачей на веру, читает, здраво мыслит и анализирует. Есть проблема с реакцией Манту — ее требуют в детсадах и школах. Но, слава Богу, есть методы, которые заменяют эту распроклятую Манту: у ребенка берется кровь и вне организма определяется, есть или нет в нем микобактерия туберкулеза. Но нужно также учитывать, что если ребенок был вакцинирован в роддоме, то любая проба бесполезная. Сколько материалов написано о том, что реакция Манту не может служить диагностической пробой, если предварительно проведена вакцинация БЦЖ. Но это ни на кого не действует.

Мне звонят люди из разных городов России, консультируются. Радует, что не только мамы, но и папы пошли в атаку. Рассказывают случаи, что если сначала в школе не принимали отказа от прививок, то после прихода в нее отцов ситуация тут же менялась в положительную сторону.

Я уже сказала, что нигде в мире БЦЖ-вакцину не вводят в роддомах. Это идея только нашей страны. Сейчас родители начали отказываться от этого. Первое время приходилось бороться: «Это мой ребенок, я родила его себе». Скандалы были ужасные. А сейчас говорят, что проблем меньше.

— Какие опасности сулит вакцинация в роддомах?

— Благодаря вакцинации в роддоме мы разносим туберкулез. Это писали очень многие врачи, есть прекрасные статьи на эту тему. Но эти данные до недавнего времени не выходили за круг специфической категории врачей. Фтизиатры занимаются своим делом, у неврологов — своя коалиция. К вакцинации вообще никто не прикасался, не имел права. Это была запретная тема, тем более обсуждение поствакцинальных осложнений. Но специалисты уже давно писали: благодаря вакцинации в роддоме мы разносим туберкулез. Почему? Потому что есть определенная категория детей, которые восприимчивы к туберкулезу. И если воедино совпадут три фактора: живая вакцина, восприимчивость ребенка к туберкулезу и его иммунокомпрометированное состояние, то результат будет один — ребенок заболеет туберкулезом. Это относится к любой живой вакцине.

— Я встречала у вас такое утверждение, что непривитые дети развиваются иначе. Почему?

— Потому что нет никакого негативного влияния на все органы и системы детского организма, не только на иммунную систему. Ребенок освобожден от психического давления. Ведь эти бесконечные уколы… Почему ребенок не хочет идти в детсад? Там уколы делают. Еще в советское время врачи писали о том, что уколы вызывают серьезное негативное отношение детей к людям в белых халатах. А мы сгоняем их в табуны — табун 5А и табун 5Б. Но дети по-разному относятся к уколам. Кто-то бледнеет, теряет сознание, штанишки и рубашка мокрые. Этого не учитывают, как будто они какие-то резиновые куклы. Но психика детей нарушается, они ожесточаются, у них появляется агрессивная установка: «Вот я вырасту и всем покажу!»

— Вы сказали, что от инфекционных заболеваний многие защищаются своими методами. Например?

— Соблюдайте элементарные правила гигиены. Чаще мойте руки. Не ешьте, не пейте из одного стакана, не кусайте от одного яблока. Пример: пришли студентки какого-то института в столовую, посидели, поели и одной салфеткой вытерли губы. А у кого-то из них был гепатит, и вторая тоже заболела. Не допускайте этого. Тем более у вас сейчас такие возможности — много вещей одноразового пользования, есть антибактериальные салфетки и так далее.

Конечно, нужно признать, что санитарно-эпидемиологическая служба в нашей стране работает очень плохо. Ее практически нет. Мы и раньше были не «ах» по этому показателю. Но сегодня имя санитарно-эпидемиологической службы вообще не звучит, завели какой-то Роспотребнадзор или, как в интернете величает молодежь эту организацию: РосНЕпотребнадзор. Название громоздкое, а толку никакого.

Российский закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» содержит 60 статей. Там говорится о том, как должна работать санитарно-эпидемиологическая служба. Но сейчас они только расписывают план прививок, и чем больше охватят, тем больше педиатр получает денег. Где их работа? Прививки кто проводит? Педиатры. Результаты кто собирает? Педиатры, участковые поликлиники. Нет никакой работы со стороны Санэпидемнадзора. Где забота о санитарно-эпидемиологическом благополучии? Чтобы это благополучие было, должен быть надзор, надзор и еще раз надзор за возбудителями инфекционных болезней. Служба обязана знать, какой район опасный, допустим, по полиомиелиту, по дифтерии, по туберкулезу. А у нас никто ничего не знает, поэтому запускают массовую вакцинацию. Но это не спасение, тем более без иммунодиагностики.

— А что это за диагностика?

— Иммунная система должна быть обследована до и после. Никто ведь не лезет в сердечно-сосудистую систему, не обследовав до этого человека. Также важно обследовать человека и после введения вакцины. По строгости должно быть так: вакцина и тут же в упаковке диагностикум. Прививку сделали и определили: состоялась ли защита?

— В начале интервью вы отметили, что раньше были настоящие доктора. А сегодня они есть?

— Конечно. Но общая ситуации в здравоохранении России такова, что мы на 130-м месте в мире по уровню оказания медицинской помощи. Я называю наше здравоохранение «здравоохранкой». Мы на очень-очень низком уровне и подниматься с него очень сложно. Разруха началась еще в советские годы, когда уровень оказания медпомощи становился все ниже и ниже. И как эта помощь оказывалась? ЦК партии — это одна медицина. Ведомственные учреждения — это другая медицина. А все остальные обслуживались по остаточному принципу. Многие это видели и молчали. Есть такая интересная книга автора С. Шноля, который пишет, почему мы оказались в такой дыре по медицине и здравоохранению, как уничтожали тех специалистов, которые пытались заявить, что нужно что-то улучшать. Это мы сейчас разговорились. Меня, помню, убеждали в свое время на ученом совете: «Галина Петровна, вы такой прекрасный человек и связались с журналистами!» Мы не имели никакого права говорить, но я пренебрегла этими запретами и в 1988 году пошла в «Комсомольскую правду», где со мной провели большое интересное интервью о прививках, о том, что идет абсолютно пагубное оздоровление нации.

«1990 год нам еще аукнется — тогда к нам хлынула всякая вакцинальная нечисть из разных стран»

— А что сегодня происходит в области вакцинологии?

— Я уверена, что 1990 год нам еще аукнется. Потому что тогда к нам бесконтрольно хлынули всякие вакцины из разных стран. Есть определенные наделенные «прививочной» властью вакцинаторы, которые распространяют в стране расширенную программу иммунизации Всемирной организации здравоохранения и за это получают от зарубежных фирм немалые деньги. Запомните такие фамилии как Таточенко, Учайкин, Мац, Намазова, Озерецковский… Они являются основными распространителями вакцин, а также инициаторами проведения экспериментов на вас, ваших детях и внуках. Никто не знает, что это экспериментальные вакцины. Например, в свое время проводилась двухтуровая вакцинация против полиомелита. Это по меморандуму ВОЗ была новая вакцина, которую нужно было проверить на детях. То есть вся Россия, вся страна, все дети находятся в постоянном эксперименте. То проверяют корь-вакцину, которую привезли откуда-то, то проверяют новую вакцину против туберкулеза, штук шесть привезли. А родителей не ставят в известность.

Повторюсь: вакцина нужна во время угрозы эпидемии. А эпидемии, кроме гриппа, могут возникать один раз в 50—100 лет. Вот только тогда нужны вакцины и только тем, кто добровольно соглашается на это. Потому что, например, в нашей семье никто никогда не вакцинировался, с моей правнучкой это шесть поколений. И таких семей очень много. В частности, тот же Онищенко сказал, что обнаружил в Москве 6 тысяч образованных респектабельных семей, которые никогда не делают прививки своим детям. Прививка может использоваться только как лекарственное средство на случай беды. Ведь вакцина тоже лекарственное средство. Недавно группа врачей с удивлением услышала это от меня. Есть лекарственные лечебные препараты, а есть лекарственные профилактические препараты, то есть вакцины, иммуноглобулины, дезсредства и другие. Но даже врачи этого не знают.


Наши проекты- подписывайся Первый Нравственный и Здравый Смысл
Больше видео о прививках

Источник статьи