Здесь я был, а там я не был

- Ну, вот, что у тебя есть сейчас? Да, искорка таланта, да, интересная подача, оригинальность, смелость. Пойми, все это не нужно людям. В большинстве своем. Ты много пьешь да куришь, и не стесняешься это показывать, у тебя возникнут проблемы со здоровьем, значит ты не успеешь получить выгоду от своего творчества. Да и общество, поверь, на тебя не клюнет. Ты останешься эксцентричным, известным в среде  алкопехоты и псевдоинтеллектуальной тусовки, но  не оставишь следа в культуре эпохи.

 

Черт говорил уверенно, было видно, что он знает, как сложится будущее. И оно не нравилось, ни ему, ни подвыпившему, ощетиненному запущенной порослью на щеках и недружелюбными глазами, уже покрытыми признаками отмирания нейронов  мозга слушателю.

- А теперь слушай, что я тебе скажу, - черт элегантно приземлился в единственное, находящееся в помещение кресло, закинул одну волосатую ногу на другую, и даже начал помахивать в такт, каким-то своим мыслям, копытом. - Сегодня, да, у тебя есть несколько приличных, хехе хотя и матерных, песен и неплохой клип. Мне правда нравится, да он весь наш отдел порадовал, не вру, вот те крест. Мне бы-  мне бы- мне бы в небо…. Ммм. Красиво, и музыка и настроение. Здесь я был, а там я не был.  Круто сделал. Молодец. Вот только, останется он безызвестен, потому что снят в задрипанной бильярдной, на второсортную камеру, таким людей не проймешь. Но это все может измениться. Только представь:

Через каких-то десять пятнадцать лет, актер первой величины скачет, на белой лошади, разбрасывая деньги, а на переднем плане офигенные такие стриптизерши вращаются на пилонах. И это в твоем клипе, Сережа. К тебе идут  в сниматься Невзоров, Собчак, Ходченкова, да еще черт мне кто. Зовет к себе Познер. Ты на первом, втором и еще, хер знает, каком канале. Ты самый кассовый и узнаваемый.  Ты - эталон отечественного клипостроения. Миллионы просмотров, миллионы поклонников, миллионные гонорары. Туры по всему миру. Но тебя ведь не только это волнует. Твое творчество признается. Ты становишься глашатаем десятилетия. Выдаешь, помимо заходящей на ура музыки, мудрую сатиру, злободневную аналитику, тонкую иронию. Все ты. Ну и как бонус, отличное здоровье, переносимость алкоголя, долголетие, любимая, любящая баба, известность. Ну, это даже, в общем-то не обговаривается. Это в принципе включено в пакет «Премиум666+». Да не смотри на меня так. Расплата, есть, конечно, но поверь, она не печальнее того, что с тобой случится, если ты не подпишешь мое предложение. В конце концов, ты ведь и сам искал что-то подобное. Мы ведь на тебя не через холодные звонки из жаркого офиса в нашем аду вышли. Держи маркер вот здесь автограф ставь. Да, вот так. Хорошо. Молодец. Ну, обмоем, сделочку? Что тут у тебя есть?

Черт подошел к не новому холодильнику и копытом открыл его, сокрушенно произнес:

-Да, не богато. Ну, ничего, сейчас нами сами все привезут.

К дому подъехал рендж.

………………………………………………………………………………………………………………………………..

Стадион был забит чуть более чем полностью. Сцену пришлось отодвигать максимально, к тому же уменьшили буферную зону, свободную от зрителей, но все равно люди заняли все пространство.  Команда выкладывалась на все 126%, даже под третий час выступления.  Финальная песня. Восторг был уловим в воздухе.

«А ты распустишь косы и любовь по венам. Как о***нно просто. И просто о***нно»

Духовые выдали душеразрывающее соло.  Люди достали мобильники, и темная чаша стадиона наполнилась светом фонариков. 44 тысячи человек, влюблено, подпевали. В небо выпустили фейерверки. Праздник счастья посреди будничной жизни. Подобный эсхатологический восторг, наверное, испытывали свидетели явления {имя} народу.  

«Как о***нно просто. И просто о***нно.»

….

Сергей зашел в гримерку, затягиваясь сигаретой, поставил гитару на стойку, открыл бутылку виски, и только после этого, во тьме, заметил, ожидающего его в кресле, черта. 

- Опять ты. Здравствуй. Понравилось? Как начальству?

- Мои поздравления. Всё отлично, все довольны. В том числе и ты, да? Ведь это главное, не так ли? На самом деле подобное не так уж и часто случается. Знаешь, многие после заключения договора, тяготятся полученным счастьем. Но не ты. Ты искренне вкладываешься. За тебя наш отдел премии получает, так держать, Серега. Привычно, спрошу есть ли пожелания, дополнения?

- Привычно отвечу. Меня почти совсем перестал брать алкоголь. Я пью его беспрерывно, и почти не пьянею. То же самое с сигаретами. Твои специалисты придумали уже что то?

- Ну, Сереж, Все имеет свою цену. Здоровье, оно ведь не бесконечное. А у тебя по контракту, довольно долгий срок отпущен. Не смотри на меня так, все равно не скажу сколько.  Не те полномочия. Но как только наши справятся с этим багом, мы сразу тебе все исправим. А пока терпи. Пей, сколько влезает. Ограничений то не поставлено. Ну, или на что- то потяжелее переходи.

- Нет, спасибо. Зачем пришел, говори.

- Ладно, давай к делу. По 2226 п. договора, ты должен делать нам откаты. Мы, конечно, стараемся не слишком тебя нагружать, но, а знаешь, ты ж мне нравишься, так что я тебе скажу, чуть больше, чем имею право. Конкуренты, иногда обращаются к нашим маркетологам за помощью. И в этот раз, мы согласились им помочь. Сделай скандал, Серега. Выскажись, как нибудь пообиднее, но мудро и глубоко. Примернно, как в 2010. Надо возобновить интерес к одному человеку.

- Так. Подожди. В смысле конкуренты.

- Серег. Не смеши меня. Ты ж не думал, что мы единственная контора, которая работает с людьми?

- Есть другие корпорации чертей, кроме адовых? Бесы? Ифриты? Джины?

 - Не мели ерунду, и не верь в сказки, не маленький ведь уже. Филиалов ада не существует. У нас только один конкурент. Ну, эти, знаешь, ангелы. Но они по факту, даже не конкуренты нам. Они, понимаешь, как бы, благотворительная организация. Помогают нуждающимся. На безвозмездной основе, но у них финансирование... дай Бог каждому. Хотя, собственно он и дает…

- И они тоже курируют знаменитостей?

- Как и мы. Художников, поэтов, артистов, режиссеров, писателей. Ну ты *ля, за столько лет не   догадался что ли? Только у них принцип другой. Они почти никогда не приходят к тем, кто их ищет. Они сами определяют тех, кому нужна их помощь.

- Машина времени? 

- Да, угадал. Ангелов рук дело. Правда, их под крыло взяли, когда они уже стали известными. Наверное, на опережение сыграли, чтоб наши спецы не подключились. Как с тобой.

- Сплин?

- Тоже да. Но там интереснее история. Саше жизнь вся вышла, когда он молодой был. А мы все его проворонили. Тогда, время такое было, нестабильное. И вот является он к ним на поклон, уже собрался в вечной жизни обосновываться, а они глядь на его душу, и обратно на землю. Пой говорят, и пиши. И, страдая, людям все это неси. Он сопротивлялся, даже, говорил, не хочет. Но с ними не поспоришь. Приписали к Питеру, и крутись как хочешь. Потому и пишет так светло и пронзительно. Завидую даже.

- Земфира?

-  С ней крайне сложно. Ее в свое время не пустили на небо. Но и нашим был указ ее не трогать. Она, вот, как-то между и балансирует. И, что меня пугает, держится очень неплохо. Вот Арбенина – наш проект. БИ-2 откуда-то узнали про ангелов и пытались долго до них достучаться. Не вышло. Вышли на нас. Точнее мы на них. До сих пор торгуются. Пикник, очень забавные ребята. Они у нашего начальства были, так получилось. Причем, это их не слишком напугало. Поют теперь себе сами. Ни на кого не обращая внимания.

- а сейчас кому помочь, то надо?

- Серег. Ну тебе не впервой. Шевчука помнишь?

- Его что, они опекают?

-  Да там вообще не простая ситуация. Мы его себе хотели подтянуть. Сначала по акции ему делали успехи, безвозмездно. Ну, промо у нас такое было. Да только, аналитики наши, прошляпили одну деталь. Баба у него была любимая. И вот когда не стало ее. Он все нахрен послал. К нему, тогда конкуренты и подошли, предложили помощь. Он их тоже послал, но те все равно, втайне ему помогают. Вот и сейчас. Он, ведь, старый становится, все ему побоку. В село тянет, на природу, так ведь и зачахнет. Да и интерес у народа пропадает. Ты его обругай, как умеешь, и делов. Инфоповод, тебе наши подкинут. Ну а за бонусы… Ты нас знаешь, откат норм сделаем. А народ, на этом хайпе, глядишь к нему обратно и потянется. Только быстро надо. А то, у них там какие-то прогнозы невеселые.

Шнур, невесело, но практически абсолютно трезво посмотрел на опустевшую бутылку Чиваса и закурил новую сигарету.

- Значит, меня ваши конкуренты, тогда не заметили?

- А вот этого я тебе говорить не вправе. Но не думай, что ты, выбрав нас, что-то потерял. Ты выиграл, Сережа. Ты не глупый мужик. Ты все грамотно делаешь. К тому же не халтурно…

- Как Бузова?

- Да, не халтурно, как Бузова, продолжай в том же духе. Тебе еще  много отведено. Ты до пика не добрался, а лет еще через 10 может, для тебя откроется платиновая программа лояльности и ты даже станешь иконой философии своего времени, а пока..

- но потом-то все равно в ад?

- Серый. Я пришел обсудить с тобой обычный заказ, а ты меня на такие разговоры вывел. Никакого ада не будет, Серега. Помнишь песню свою. «Мне бы в небо»… Хорошая песня. Здорово, что мы тебя первые заметили. После смерти никакого нового ада не будет.

«Здесь я был а там я не был».

Впрочем, и не будешь.

Ад здесь.