Парадоксы трёх главных достопримечательностей Парижа.

06.04.2018

Каждый большой город имеет свои тайны. Было бы странно, если бы было наоборот.

Три главных достопримечательности Парижа – это Лувр, Собор Парижской Богоматери и, конечно же, Эйфелева башня. Всем о них хорошо известно, но есть парадоксальные факты, о которых знает далеко не каждый.


Начнём с Лувра. Еще в двенадцатом веке на месте нынешнего музея была построена крепость в качестве военного форпоста. Ведь в те времена эта территория была лишь пригородом Парижа, и только гораздо позже на месте старой крепости возвели дворец. И с тех пор начался главный парадокс Лувра: его постоянно перестраивают, реконструируют, реставрируют. Даже в наше время какая-нибудь часть музея постоянно в лесах. Вечно проходят какие-то работы. Самым значительным событием таких реконструкций стали раскопки на территории самого Лувра, в результате которых были обнаружены и частично представлены посетителям строения древней крепости, которая теперь оказалась под дворцом, и возведение стеклянной пирамиды на внутренней площади музея.


Перейдём к Собору Парижской Богоматери. Начнём с того, что возведён он был на фундаменте древних языческих храмов и с использованием материалов, оставшихся от их разрушения. Построен Нотр-Дам-де-Пари в строгом готическом стиле. Однако, глядя на его фасад, остаётся парадоксальное ощущение какой-то незаконченности. И, на самом деле, так оно и есть. Изначальный проект предусматривал наличие на больших башнях собора готических шпилей, но по какой-то причине в период строительства от их возведения отказались, и Собор Парижской Богоматери навсегда остался недостроенным!


Главным же парадоксом достопримечательностей Парижа является творение великого французского инженера Эйфеля. Его шедевр стал для всех визитной карточкой Парижа. Но... Эйфелева башня была создана в 1889 году, чтобы на Всемирной выставке, проходившей в Париже, продемонстрировать инженерные и технологические достижения Франции. Согласно договора, заключённого с администрацией столицы, башня должна была быть демонтирована через двадцать лет! Масла в огонь подливала творческая интеллигенция Парижа, которая посчитала, что это строение уродует облика города. Многие видные культурные деятели того времени требовали сноса башни. Но время всё расставило по своим местам, и представить Париж без великого творения Эйфеля мы теперь не в силах!