Детский монитор

В старшей школе мы с друзьями придумали довольно своеобразное развлечение. Как и многие подростки, мы любили заниматься всякой ерундой. Мы не были вандалами, не баловались наркотой, и мы, конечно, не доставали младшеклассников. Нет, нам нравилось до жути пугать родителей совсем маленьких детей, «взламывая» их детские мониторы (Детский монитор (англ. baby monitor) — радиосистема для удалённого прослушивания звуков, издаваемых младенцем. Представляет собой передающее устройство, оснащённое микрофоном, которое помещается рядом с младенцем. Оно передаёт звуки по радиоволнам на приёмное устройство с громкоговорителем, которое носит с собой или помещает с собой человек, присматривающий за ребёнком.Одно из основных назначений детских мониторов состоит в том, что он позволяет присматривающему услышать, когда ребёнок просыпается, находясь за пределами зоны слышимости). Естественно, мы считали себя самыми умными и думали что нам всё сойдёт с рук. Тем не менее, одной ночью мне пришлось усвоить урок, что я вовсе не настолько неуловим, как мне кажется.
Ник, Курт и я пошли в одной школе, в одном классе, и после уроков обычно проводили время вместе. Чаще всего мы смотрели дурацкие шоу по телеку, играли в видеоигры и обсуждали дела в школе. Однажды вечером в парке мы травили страшные истории. Курт рассказал нам байку о матери-одиночке, которая услышала жуткий голос из детского монитора. Как и большинство страшилок, это было полной чушью, но Ник сказал нам, что подобное случилось с его мамой. Из собственного монитора она услышала, как сосед поет ее ребенку. По-видимому, можно было случайно наткнуться на частоту чужого монитора. Через мгновение у всех троих в головах зажглась лампочка, думаю, вы поймёте о чём я. Когда вы достаточно близки с кем-то, вам не нужны слова, чтобы понять о чём думает этот человек. Мы решили купить детский монитор и попугать людей.

Простите за каламбур, но взлом детского монитора - детская игра. Все, что вам нужно сделать, это найти устройство на той же частоте, что и ваше. Так и не оставив эту затею, мы купили качественный монитор с возможностью настройки частоты, чтобы мы могли пробивать как можно больше целей. Следующей ночью мы сели на наши велосипеды и отправились шарить по окрестностям. Вскоре первая жертва была найдена. Пригородный дом, в окне второго этажа горел ночник и была видна обстановка детской комнаты. Ник взял наш монитор и стал настраивать его на разные частоты, пока мы не услышали дыхание. Я помню, как был взволнован, когда наш план впервые сработал. Ник нажал кнопку, и начал хрипло дышать в приемник.

«... твой... малыш... был... вкусным...» - сказал он жутким голосом.

Свет в главной спальне вспыхнул моментально, раздались пронзительные крики. Умирая от смеха, мы быстро покатились вниз по улице, чтобы нас не застукали.

Мы проворачивали этот трюк несколько раз в течение следующих недель, в монитор говорили по очереди. Не желая чтобы кто-нибудь нас раскусил, мы каждый раз выбирали разные дома. Реакция людей была бесценной: некоторые родители кричали в панике, другие понимали что это была шутка, и слали нас куда подальше. Одна напуганная женщина даже начала рыдать, умоляя нас не причинять никому вреда. Теперь, когда я стал старше, я мерзко себя чувствую из-за этой истории, но тогда мне было весело. Наша компания со смехом вспоминала её крики и мольбы о пощаде ещё несколько недель. Да, мы были теми ещё засранцами.

Карма - бессердечная сука, и однажды ночью кое-что случилось. Курт и Ник решили сидеть дома и готовиться к экзаменам, поэтому развлекаться я отправился один. К тому времени мы достали почти всех в окрестностях, и я решил прокатиться в город в малознакомые места. Определить цель было легко: просто нужно было искать припаркованные автомобили с детскими сиденьями внутри, дома с чересчур красочными занавесками с героями мультфильмов, ночники и игрушки, оставленные во дворе. Я наткнулся на подходящий дом и слез с велосипеда. Поиграв с тюнером, я в итоге нашел нужную частоту. Из монитора раздалось лёгкое сонное сопение. Мои губы сами собой сложились в ухмылку, сердце забилось от волнения. Сейчас будет весело.

«Я... я... смотрю...» - прошептал я в монитор, используя самый жуткий голос, который только мог.

Дом оставался темным и безжизненным. Я подумал, что хозяева дома меня не слышали.

«Я... стою... над твоей кроватью... смотрю... жду... Я схвачу тебя...», - в этот раз я говорил громче.

Ничего. Только чириканье ночных птиц, и далёкий рев автомобиля. Это было странно. Родители обычно реагировали гораздо быстрее. У меня возникло ощущение что за мной кто-то смотрит, я подумал о том что меня могли заметить. Было уже поздно, меня ждала долгая поездка на велосипеде домой. Когда я уже собрался ехать к дому, с моего монитора послышались какие хлюпающие звуки, потом настала тишина. Сопения слышно не было и я предположил, что ребенок проснулся и сейчас начать плакать. Но вместо этого из динамика устройства я услышал мужской голос.

«Ты один... совсем один... ты смотрел на этот дом, Джеки, - тихо сказал он.

Мой живот мгновенно скрутило от страха. Как он узнал мое имя?! Мне стало плохо. Что-то здесь было не так, я буквально почувствовал это всем своим телом. Я взглянул на окно яслей и увидел силуэт за окном. Он явно наблюдал за мной. Он был там все это время? Воздух стал густым и стало трудно дышать, хотя, возможно, страх стиснул мне горло. Через секунду я уже отчаянно крутил педали велосипеда, чтобы уйти отсюда как можно дальше. Где-то в уголке сознания билась мысль, что мне нечего так бояться и надо успокоиться, но желание быстрее крутить педали было сильнее.

«Ты... не сможешь убежать... Я знаю... где ты живешь, Джеки...», - продолжал голос.

Я летел вниз по улице, не останавливаясь, пока не добрался до оживленной улицы. Только когда вокруг появились автомобили и несколько ночные бегуны, я почувствовал себя в безопасности.

«Твоя одежда может запачкаться кровью, парень...» - прошептал человек через монитор в моем кармане.

Прохожие посмотрели на меня как на идиота, когда я громко взвизгнул от страха. Для людей я, должно быть, выглядел как пищащий клубок или что-то в этом роде. Они не знали, что мне на самом деле было очень страшно. Я снова понесся вперед.

В конце концов, мне пришлось сделать передышку. Вокруг по-прежнему было немало прохожих и машин. Я решил снять свою куртку и убрать её в рюкзак перед тем как ехать дальше. Когда я взял рюкзак в руки я увидел что на нём довольно крупными буквами написано моё имя. Долбанные школьные правила, я совсем забыл об этом! Неудивительно, что ублюдок знал мое имя. Тут мне пришло в голову, что детские мониторы имели довольно ограниченный радиус приема, похоже, тот парень последовал за мной. Я нервно оглянулся. Может, это тот пустой припаркованный фургон? Или вон тот парень, что гуляет с собакой? Или проехавший автомобиль? В любом случае, последнее, чего я хотел, это снова услышать этот голос, поэтому я выключил устройство и двинулся в направлении моего дома. На всякий случай я немного попетлял по кварталам. Страх обострил мои чувства, я замечал каждое движение деревьев на ветру, каждый щелчок веток под колесами велосипеда и каждый автомобиль, который проносился мимо меня. Я вздрагивал, когда кто-нибудь приближался. Каждый раз я ожидал что говоривший со мной человек догнал меня. К счастью, до дома я добрался без происшествий.

Я поставил велосипед в гараже и поплёлся вверх по лестнице в свою комнату. Небрежным движением я бросил рюкзак и детский монитор в угол комнаты и нырнул под одеяло, словно олимпийский пловец. Неважно, сколько вам лет - забравшись под одеяло вы всегда будете чувствовать себя в безопасности. Я закрыл глаза, надеясь, что смогу успокоиться и поспать несколько часов перед уроками, но потом я услышал шум статики доносившийся из монитора в углу комнаты. Монитора, который должен был быть выключен.

«Сладких снов, Джеки», - сказал голос, который все еще преследует меня в кошмарах.

В ту ночь я не спал. Я был слишком напуган, чтобы слезть с кровати и просидел почти не моргая до восхода солнца. Когда я встал, первое, что я сделал - вытащил батарейки из монитора и выбросил его в корзину. Больше не хотелось к нему прикасаться. Я позавтракал с родителями и пошёл в школу.

Только через несколько дней я посмотрел новости по телеку. В одном из сюжетов полицейский рассказал о семье, которая была убита в собственном доме. Им перерезали шеи. Похоже, именно этот дом я выбрал для своих проделок. Я был снаружи, когда всё произошло. Убийца услышал меня через детский монитор и решил поиметь меня. Безусловно, всё случившееся было очень жутко, я был рад что со мной ничего не случилось. Я был рад что выжил, но мне было жаль ту семью. Впрочем, сочувствие, как и мудрость, приходит с возрастом.

Теперь, когда я стал взрослым, и обзавёлся своими женой и дочерью, я стал по настоящему понимать последствия своих действий, и серьезность ситуации, в которую я попал из-за своих дурацких подростковых выходок. В ту страшную ночь я думал что узнал что такое настоящий страх, но это была только верхушка айсберга. Став отцом я понял, что страх гораздо сильнее, когда на карту поставлено что-то более ценное, чем ваша собственная жизнь. Я не могу точно сказать, было ли это по-настоящему после стольких лет, или у каких-то кретинов была такая же идея что и у нас тогда. Сейчас я понимаю, что такое настоящий ужас. Прошлой ночью я услышал кое-что из нашего собственного детского монитора. Это ледянит мою душу и окутывает страхом, который, похоже, уже никогда не оставит меня.

«Я... всё ещё... смотрю...»