№2: Она старше практически в два раза, и все же... (18+)

С Надеждой мы впервые встретились на пресс-конференции в ТАСС. Она как руководитель крупной государственной организации докладывала об итогах деятельности и планах на будущее, а я готовил материал с этого мероприятия.

Когда она зашла в зал мне в глаза бросились её стоящие соски, которые не смог спрятать даже лифчик. Я почувствовал дикое желание поцеловать её в шею, хотя меня никогда не возбуждали зрелые женщины (Надя была старше меня почти в два раза - на вид ей было 45-47). Немного раскрасневшаяся фигуристая, но при этом стройная блондинка, в спешном порядке стирающая из своего образа легкое волнение перед встречей с прессой - вот какое первое впечатление у меня осталось в памяти.

Она сразу приметила меня. Каждый раз наталкиваясь взглядом на мой взгляд она почему-то начинала улыбаться. А происходило это довольно часто. Вообще, если бы со стороны кто-то следил за этой пресс-конференцией, он с уверенностью мог бы сказать, что мы с Надей устроили настоящую перестрелку взглядов и улыбок.

Когда она говорила о реконструкции объектов и смотрела на меня, её тон менялся. Мужчины иногда додумывают такие вещи, но я был совершенно уверен в том, что понравился ей.

В тот день мы так и не познакомились - сразу после Надиной пресс-конференции шла следующая и у меня просто не было времени подойти к ней, несмотря на то, что очень хотелось. Она заинтриговала меня не только как роскошная женщина, с которой хочется оказаться в постели, но и просто как человек: мне вдруг стало безумно интересно, как сложилась её жизнь, что ей нравится и о чем она мечтает.

Я позвонил ей через две недели - взял телефон у коллеги, которая полгода назад делала с Надей интервью.

– Надежда, здравствуйте. Может быть вы меня не вспомните, но я почему-то не могу уже вторую неделю выбросить вас из головы. Мы пересекались на пресс-конференции вашей организации, я еще задал вам вопрос про хищения на стройке, – я был уверен, что она меня помнит.
– Здравствуйте. Очень неожиданный звонок. Кажется я вас припоминаю, – в её голосе звучит легкое недоумение.
– Я хочу пригласить вас погулять в парк, покормить уток. Мне очень хочется узнать вас поближе, познакомиться. Мне кажется, что вы очень интересный человек. Понимаю, что предложение глуповато и не жду, что вы согласитесь.
– Ну да, это как-то странно, – по голосу я слышу, что она улыбается.
– Я решил, что лучше попробовать и потерпеть неудачу, чем вовсе не попытаться. Вы правда меня очень заинтриговали, – почему-то мне кажется, что она согласится. Строго говоря, я был уверен в этом еще до звонка.
– Я вас вспомнила. Очень смелый звонок. Я сейчас уезжаю в командировку, вернусь через 3 дня. Думаю, что мы могли бы увидеться. Да и погулять в парке - это что-то новенькое. Мне нравится ваше предложение.

Мы договариваемся о встрече по её приезду. Я чувствую, что все получится. Так и выходит.

Мы встречаемся в Таврическом парке, который как раз закрыт на просушку, но нас это не останавливает. Надя бегает здесь по утрам и знает "секретный" проход. Мы говорим о ней. Люди вообще в большей массе своей любят говорить о себе.

Ей кто-то позвонил и она отошла. Таврический всегда настраивает меня на какой-то меланхоличный манер и ледяным душем на меня обрушиваются мысли: "Какого черта ты, молодой парень, вместо того, чтобы проводить время со сверстниками, общаешься с женщиной, которая тебе в матери годиться? Ты серьезно хочешь затащить её в постель?".

Становиться даже не грустно, а как-то пусто. С момента, когда я расстался со своей настоящей любовью, грустить я разучился. Наверное, когда из жизни исчезают по-настоящему глубокие чувства, только и остается ввязаться в бесперспективную гонку за впечатлениями в надежде, что однажды магия вернется. Ну или тихо ждать, когда эмоциональный штиль сменится приятным бризом, но для этого нужно уметь ждать.

Внутренние демоны подкидывают дрова в неожиданно угасающее желание творить херню, и меланхолия отступает. Надя как раз закончила разговор, и я понимаю, что этого клиента упускать нельзя.

– А как развлекаются взрослые? – как-то по хамски провоцирую я.
– Хм. Походы в кино и театр, встречи с друзьями, какие-то выезды, – начинает перечислять Надя.
– Все это конечно здорово, но звучит немного скучновато. Мне кажется, что если мы продолжим кормить уток, то их диетологи нас убьют. В связи с этим есть авантюрное предложение, но мне кажется, что ты не согласишься, – провокация продолжается.
– ? – вопросительный скепсис ей к лицу.
– Пойдем на крышу пить вино. Обещаю, что в завтрашних новостях этого не будет.
– Вот так сразу? Ну даже не знаю, – отвечает она интонацией "отличная идея, я как раз знаю отличную крышу и первоклассный винный магазин, но сначала ты должен меня уговорить". Вот почему нельзя просто сказать: "пойдем".

Я подыгрываю ей в этой игре, и мы уже двигаем к Восстания. Я предупредил, что путь на крышу пролегает через мерзкий подвал и полную ржавых гвоздей дверь, но её это только раззадорило. Впрочем, кажется, даже если бы я предложил ей пойти покидаться камнями в окна центральных домов, она бы могла согласиться – если тебе кто-то нравится, то все его идеи ты воспринимаешь с восторгом и готов поддержать.

По дороге я сообразил, что с финансами у меня сейчас сложновато, а поить женщину калибра Нади "Монастырской трапезой" за 100 рублей - не вариант. "Хрен с ним, потом у кого-нибудь займу" – за последние полгода я говорил эти слова себе столько раз, что их уже можно считать мантрой.

Купив бутылку красного полусладкого вина за 700 рублей, я вдруг подумал о том, где же на этой крыше можно заняться сексом, и меня преждевременно настиг стояк приятного ожидания. Надя вроде бы ничего не заметила и шла, рассказывая о том, как еще студенткой однажды напилась в здании университета, и как ей потом было стыдно. Видимо, все же мы и вправду какое-то немного ублюдочное поколение.

Сцена на крыше достойна отдельной записи, так что подписывайтесь: пост будет в самое ближайшее время.