Книга "Сущность". Часть 2

29.03.2018

Собравшись с силами, ты вышел из кабины транспорта. Тебя немного покачивало от нахлынувших эмоций. Доходило до шести часов вечера. Сегодня ты свалил с работы раньше... не только сегодня. Работа консультантом в местном паршивом магазине тебя, имевшего красный диплом, не устраивала. Но другого выбора не оставалось. Ты был виновником всех последствий и расплачивался за всё лично. Это ты прекрасно понимал.

После тёплой осени стало холодно. Снег начался неделю назад. Ветер пронизывал до последней косточки, упрятанной глубоко за кожей слоем жира и мышц. Деваться было некуда, поэтому люди надевали самое тёплое из гардероба. Сибирские зимы они такие.

Ты был в лёгкой курточке, поэтому, немного пройдясь по хрустящему снегу около дома, почувствовал сильный озноб, зубы застучали друг о друга, как заправские танцоры, хотя ещё было не так поздно. Погода подействовала на тебя, и ты стал отходить от воспоминаний и рабочего дня.

От города до этого уединённого места, расположенного среди массива деревьев разного рода, было около тридцати минут на машине.

Вдоволь помёрзнув, ты пошёл домой.

Дом достался в наследство от родителей. За время супружеской жизни ты собственными силами превратил его из халупы в комфортабельный жилой дом: покраска, утепление и прочее (руки у тебя были откуда нужно). Здесь с женой вы часто проводили вечера в уединении от шума и глаз большого города, устраивали с друзьями посиделки и пикники. Сюда ты приводил любовницу, рыжую красотку, когда жена носила твоего сына.

В настоящее время дом представлял из себя запущенное холостяцкое место: пыль, захватившая приборы быта, грязь, копившаяся засохшими кусками на полу, мусор, сваленный на столе, на кухне, под кроватью, посреди комнаты, паутина свисала с потолка. Крысы были частыми "застольными" гостями. Раз в неделю ты стабильно находил мёртвую крысу, которая объелась таблеток с ядом. Свет не проникал в помещение из-за всегда закрытых окон.

Ты прошёл в зал, холодный и чужой. Ничего примечательного. Лишь диплом, висевший на стене, над диваном, напоминал о прошлой жизни. Он стал потёртым, весь в царапинах и помятым. Ярко-красный цвет и блеск давно сошли, уступив место пожелтению от сырости. Бросив куртку на стул, на котором уже лежала куча грязной одежды, ты стянул штаны и рубашку, запнул их под стул и остался в трусах и носках с дыркой на пятке.

По непонятной причине тебя потянуло в спальную. Со скрипом открыв дверь, ты вошёл внутрь и чуть не споткнулся о табуретку, которая неизвестно как оказалась посреди прохода. Антураж комнаты был аналогичен остальным помещениям в доме, лишь прибавлялась кровать со сваленными подушками и с парой одеял (ночами становилось холодней).

Одна стена представляла интерес, так как там не было обоев. На их месте красовался цветной рисунок красками, который ты нарисовал вместе с отцом в детстве. Тот день был одним из самых счастливых моментов твоей жизни. Вспоминая его, у тебя перед глазами мелькали смех, улыбки, объятия и запах отцовского одеколона, который когда-то был популярен в советские времена.

***

В тот вечер ты долго не мог уснуть из-за предстоящего события. Твоё ребяческое сердце колотилось сверх нормы, поэтому ты ворочался полночи, чтобы найти удобное положение. Намучившись, ты уснул в час, а утром встал очень рано. Как хорошо в детстве быть лёгким на подъём. Такую бы способность взрослому человеку, но печально, что он утрачивает многое из детства. Некоторые из них могли очень пригодится.

Утром, как по мановению злого волшебника, время текло черепашьим шагом. Каждые пять минут ты поглядывал на часы, которые имели гирьку, качавшуюся туда и обратно. Иногда ты мог часами "залипнуть" на "незамысловатое представление".

До официального подъёма было два часа, нужно себя занять делом.

Ты решил почитать книжку. Таки образом, ты ловил двух зайцев: проводил время в ожидании с пользой и выполнял летний школьный норматив. Тебя не нужно было заставлять из под палки. Любовь к чтению привила бабуля. Она каждый день с момента твоего рождения читала и рассказывала истории, завораживающие разум. Вскоре ты научился складывать из букв слова, а из слов предложения. Для тебя стало счастьем погружаться в незнакомые миры, вселенные и исследовать их обитателей, находить вопросы на детские ответы. Книги давали огромный кусочек пищи для мечтаний. На этой почве ты хотел стать известным писателем и уже исписал несколько тетрадей.

В твоей коллекции "прочитано" уже имелось огромное количество материала различной сложности. На сей раз выбор пал на фантастический рассказ о приключениях двух братьев-близнецов. Один был добрым, другой - злым. Второй всем пакостил, грубил, всё крушил и воровал фрукты и вещи, вёл себя как маленький бесёнок. Первый за ним исправлял "косяки" (это слово ты вычитал в какой-то взрослой книге, и оно тут же стало одним из любимых): помогал, убирал мусор, ремонтировал сломанные вещи, говорил всем добрые слова. Все его любили, поэтому злой брат-близнец становился агрессивнее...

Чтение увлекло тебя на час. В конце истории ты узнал, что добро победило, а злой мальчик исправился и стал хорошим. Хоть книга была простой, твоим эмоциям не было предела. Они выливались через край, и были готовы затопить всю комнату.

Представляя себя добрым героем повести, ты помогал воображаемым друзьям.

Оставался ещё час до подъёма.

У тебя было не так много игрушек, но ты нашёл креативный выход из трудного положения. Из дерева соорудил подобие машин, самолётов, танков и строений, из проволоки сделал человечков. Лица для эффекта реализма вырезал из картона, который нашёл зимой на горке. Предварительно высушив, ты нарезал головы различных форм. А потом устраивал сражения, побоища, соревнования.

Сегодня ты решил разыграть шпионский фантастический триллер. В главной роли у тебя выступал двуликий, в прямом смысле слова, шпион по имени Сминяк. Его голова отличалась от всех остальных: она была слеплена из оконной замазки, которую ты выпросил у матери. Двуликий, потому что с одной стороны у него было "выколото" лицо немецкого шпиона с нахмуренными бровями и поджатыми губами, с другой - советского солдата. Симпатизировал ты последнему, но, хоть другой был немцем, тебе становилось интересно развивать его сюжетную ветку.

Ты представлял в воображении, как было бы замечательно , если имелась возможность в любой момент менять свой облик. Вот ты один человек, а мгновение спустя уже новый: с другим именем, возрастом, прошлым и прочими мелочами.

Ты продвинулся по истории до момента, когда главного героя раскрыли и узнали его тайну... но дверь в комнату медленно открылась, и на пороге кто-то появился. Человек на кончиках пальцев подошёл к тебе сзади и закрыл мягкими ладонями, тёплыми как горячий чай, твои глаза. Вздрогнув от неожиданности, ты крикнул:

- Мама! Это ты, я знаю! - и рассмеялся.

Ты повернулся и оказался полностью прав.

- Я думала, что ты ещё спишь.

Улыбнувшись, она крепко обняла тебя, а потом поцеловала в щёку. Ты ощутил счастье, волнение. Твои глаза заслезились от этих эмоций. В тот день ты ощутил особую материнскую заботу, которая оставалась с тобой на протяжении долгих лет.

- Прибирай игрушки, полководец, - она засмеялась по-доброму, как умеют смеяться только мамы, и погладила твои волосы, - и выходи завтракать и чистить зубы. Скоро папа зайдёт за тобой, - и вышла.

С отцом вы не жили. Мать никогда не рассказывала тебе причину расставания с ним, даже когда ты повзрослел. Она лишь отнекивалась: не сошлись характерами. Но по выражению лица - отвращение и скрытый страх - ты представлял другую причину, более весомую.