Книга "Сущность". Часть 3

31.03.2018

Отец зашёл за тобой в девять часов. Он ждал на улице, когда ты выбежал из подъезда. С разбегу запрыгнув к нему на руки, ты ухватился за его широкую спину.

Он был крупным невысоким человеком с квадратной челюстью и руками, кисти которых были похожи на ковши экскаватора. От него веяло одеколоном, который был в моде в советские времена несколько лет назад. Ты чувствовал хрупким телом, как его грудь тяжело поднималась и опускалась. Жаркое дыхание обжигало шею.

Ваши взгляды пересеклись. Отец улыбался, но по карим глазам было видно, что давалось это с трудом. Глаза выглядели потускневшими, а мешки под ними придавали лицу измученный вид. Через лоб глубокими впадинами прошли морщины. Лицо усеяли разные пятна. Волос на передней части головы не наблюдалось. Лишь редкие жидкие волосики "доживали свой век" на затылке. Кто-то мог заметить, что лучшие годы некогда крепкого мужчины унеслись крылатой птицей в глубь небосвода. А ведь ему не было ещё и сорока...

- Пойдём. - он опустил тебя на землю, взял за руку.

С этими словами начался чудесный день с весёлыми приключениями.

Первым делом вы отправились в цирк, о чём ты давно мечтал. Но всегда не хватало свободных средств на осуществление мечты. Отец купил тебе цветное мороженое в стаканчике, и вы пошли занимать места. Людей было мало, так как до представления оставалось полчаса. Ты махом уплёл "лучшую сладость в мире после бабулиных блинов с вареньем" и попросил лимонад. Постепенно народа становилась всё больше. К началу показа некоторым не хватило сидячих мест, и им пришлось смотреть двухчасовую программу на ногах.

Началось. На арену цирка выбежал клоун с красным носом и с цветной курчавой причёской. На на ногах у него была огромная обувь. Он заставил всех давиться от смеха из-за своих неуклюжих действий. Бегая по рядам, кувыркаясь, прыгая, он наполнял зал атмосферой счастья. Когда клоун закончил выступление, зал взорвался в овациях и аплодисментах.

После него грациозной походкой вышел фокусник. Весёлая музыка сменилась на тихую и размеренную, яркий свет притушили, направив всё внимание на "чародея". Все затаили дыхание и с напряжением наблюдали, как иллюзионист позвал худенькую ассистентку, которая залезла в ящик. Остались видны лишь голова да стопы. Фокуснику принесли несколько острых шпаг и пилу. Он продемонстрировал, что они настоящие, разрезав телефонный справочник. А затем... "чародей" проткнул шпагой ящик с девушкой. Ты на мгновение закрыл глаза. От напряжения у тебя намокла спина, а на на лбу скопился пот. Ты не мог их открыть - вдруг он убил её. Но хлопки и одобрительный возглас толпы разбавили жуткую атмосферу. Глаза открылись.

Из ящика уже торчало четыре шпаги, а девушка, словно ничего не произошло, мило улыбалась, шевеля пальчиками стоп. Бояться нечего. Вытерев пот со лба, ты посмотрел на отца, который все свои чувства направил на сцену. Он даже не ощутил, как ты вцепился к нему в руку, когда фокусник принялся распиливать ящик.

- Смотри, - с азартом произнёс то ли отец, то ли кто-то другой, - он её распилит!

От переизбытка эмоций и страха ты закрыл лицо руками, крепко сжав глаза. Возгласы толпы казались тебе страшными и противными, словно их издавали дикие звери или неизвестные науке существа из фантастических книг. Они как-будто просили море крови, как когда-то на гладиаторских боях. В таком положении ты просидел до конца выступления, пока не включили свет и не раздались овации. Через щель между пальцев ты увидел, что девушка цела и стоит на сцене. От сердца отлегло.

- Не бойся, - сказал ласково отец, прижав к себе, - это всё магия. У них заранее всё подготовлено, чтобы никто не пострадал.

- Правда-правда? - убрав руки, ты с мольбой посмотрел на отца.

- Конечно, разве я тебя обманывал...

После иллюзиониста на сцене появлялись и исчезали животные: обезьяны, кидавшие мячики в корзину, львы, прыгавшие через горящие кольца, лошади, пони, говорящие попугаи, которые передразнивали друг друга, медведи на велосипедах и остальные.

После животных выступали: жонглёр, который перекидывал в воздухе мячи, кегли, горящие палочки; акробат, который вытворял со своим телом невообразимые вещи и канатоходец, забравшийся под купол с длинной палкой.

Постепенно ты забыл о страхе, и, когда цирк закончился, твои ладони болели и приобрели красно-жгучий оттенок.

Вторым пунктом "день с отцом" стал парк аттракционов и развлечений. Для начала ты желал покататься на колесе обозрения. Ты очень хотел увидеть город с высоты, поэтому вы пошли покупать билеты именно туда. Твоё желание исполнилось.

Колесо медленно набирало высоту. Вскоре другие аттракционы казались игрушками ребёнка среднего возраста. У тебя захватило дыхание, открылся рот и расширились зрачки, когда ты увидел крыши невысоких домов. На одной крыше люди в яркой одежде что-то делали, таскали, переговаривались.

- Пап, что они делают?

Отец сидел справа от тебя. Его выражение лица мало отличалось от твоего. Он тут был впервые и по-детски счастлив, поэтому не сразу услышал вопрос. Ты повторил.

- Ну, они ремонтируют крышу. - ответил "исполнитель желаний".

Ответ утолил твою детскую любознательность.

Вытягивая шею и чуть не выпрыгивая из кабинки (благо ремень хорошо контролировал порывы), ты высматривал свой дом.

- Осторожней, - сказал отец, придерживая тебя за руку, - что ты там хочешь увидеть?

Указав пальцем куда-то влево, ты крикнул:

- Вижу! Вон наш дом! Ты видишь его, пап?

Но кабинка "пошла" вниз, откуда начинала путь...

- Жаль, что ты не увидел дом. - с сожалением в голосе промолвил ты, когда вы сошли с колеса и пошли к другим аттракционам.

- Ничего страшного, - улыбнулся отец, успокаивая тебя, - хорошо, что ты увидел. Потом маме расскажешь. Вот она обрадуется!

Он купил тебе эскимо на палочке, которое ты обожал. Вопреки холодному десерту, тёплый день растопил ледяной наст грусти и прорастил на душе росток счастья.

- Куда дальше пойдём?

Вы подошли к палатке, где можно было пострелять из воздушки по банкам. Если сбиваешь все пять - получаешь приз. Отец зарядил первый патрон и отдал тебе воздушку со словами:

- Прижимай вот так к плечу... хорошо. А теперь... видишь вот эту небольшое отверстие (прицел)? Он должен примерно совпасть по уровню с дулом воздушки.

Отец поддерживал тебя сзади и регулировал голову и руки.

- Молодец! У тебя хорошо получается.

Воодушевившись от похвалы, ты ещё усердней, с особым вниманием, прислушивался к советам отца.

- А теперь наводи на банку и очень медленно нажимай на спусковой крючок. Не забудь задержать дыхание!

Ты аккуратно выстрелил. Первая банка со звоном упала куда-то на пол.

- Первая есть! Давай остальные в том же духе. - подбадривал отец, весело жестикулируя.

У тебя оставалось пять зарядов и четыре банки, поэтому, увидев, как легко достался первый успех, ты расслабился.

Особо не задерживая дыхания и нажав слишком резко, ты понял, что патрон просвистел мимо банки. Отец заметил это пренебрежение к мелочам.

В дальнейшем он учил и заставлял обращать внимание на каждую мелочь. Нужно было внимательно их находить, хоть тебе и могло казаться, что детали не имеют особого значения. Отец объяснял, что до поры до времени так оно и есть, если рассматривать ситуацию в узком, локальном смысле. Но если посмотреть на ситуацию в общем, то эти детали обретали большое значение. Они становились важным звеном любого дела или события. Поэтому люди, внимательные к незначительным и, казалось бы, бессмысленным событиям, добиваются успеха. Жизнь состоит из мелочей. Ты это хорошо усвоил, поэтому достиг неплохих результатов, но...

- Вспомни мои слова: дыхание и аккуратность. - произнёс отец, чеканя, как монету, каждое слово.

Родители бывают правы, когда дают советы. Так они заботятся о нас. Может показаться, что они пытаются контролировать нас или управлять нашими желаниями. Или осуществить через нас свои несбывшиеся мечты. Отчасти это правда. Но их главная задача усердного контроля и нравоучений состоит в том, чтобы предупредить об ошибках и не дать их совершить.

В детстве и подростковом возрасте ты выполнял многие родительские советы, приняв их как должное и обыденное. А родители, зная твои желания и возможности, всеми силами пытались развивать тебя по мере сил.

Услышав слова отца, ты сконцентрировался на оружии и мишенях. Целый мир перестал для тебя существовать, время замерло. Казалось, что вся энергия и сила Вселенной в скором порядке направлены на помощь. Всё сейчас работало, от малого винтика до огромного механизма, на мальчика с воздушкой.

Твои ладони обильно пропотели, футболка прилипла к спине. Капелька пота скатилась по щеке к подбородку, где её ждали точно такие же "узницы".

Выстрел... банка упала.

Выстрел... банка завертелась в воздухе от попадания в край.

Выстрел... цель поражена.

Оставался последний патрон, от которого зависело, сможешь ли ты доказать отцу внимательность к деталям. "Дыхание и аккуратность", - эхом раздались наставления "исполнителя желаний".

Выстрел!

Последняя банка аналогично остальным упала. Ты неплохо сегодня пострелял, хоть и впервые.

- Ура! У меня получилось! - оставив воздушку, ты с радостными воплями запрыгнул к отцу на руки, - пап, круто! Я выиграл!

- Я не сомневался в тебе.

Отец поцеловал тебя в лоб, и вы пошли забирать приз - мишку, символ Московской олимпиады.

- Пойдём в комнату страха? Ты ведь не боишься?

Вы подошли к одному из больших зданий в парке, из которого выходили испуганные дети, а иногда взрослые. На входе красовался скелет в капюшоне. Он ухмылялся, словно говоря: "Жалкие трусишки". В руках скелет держал косу, из глаз вырывалось адское пламя. Здание было наполнено страшными звуками, скрежетом металла, криками, бульканием и дьявольским смехом.

Ты резко затормозил.

- Что такое? Страшно туда заходить? - поинтересовался отец.

На фоне обителя ужасов он показался тебе совсем другим человеком (страх и детская мнительность сыграли отличный дуэт): злым, оскалившим клыки, с глазами, наполненными тёплой кровью. Его руки заросли волчьей шерстью, а на голове выросли два красных рога. За спиной болтался хвост, заострённый на конце.

До жути испугавшись, тебе захотелось отцепиться от руки "такого отца" и убежать далеко-далеко. Спрятаться в укромном месте, накрыться с головой магическим одеялом. Тогда никакая потусторонняя сила не смогла бы добраться до тебя. Но ступор прошёл, сознание вернулось в прежний мир.

- Сынок, ты слышишь меня, очнись. - отец сидел на корточках и пытался вернуть тебя лёгким потряхиванием.

- М-мне... я н-нехочу т-туда. - ты отрицательно покачал головой. Дрожь охватила твоё тело. Зубы застучали, челюсть задрожала...

Отцу удалось тебя успокоить порцией сладкой ваты. Погуляв ещё немного, вы отправились к нему домой.

На автобусе вы добрались до дома, который в будущем стал для тебя постоянной обителью. Ты повторил участь отца. На сколько жизнь может быть циклична и повторима.

- Подожди меня здесь, - сказал отец, когда посадил тебя на кровать в комнате, - я кое-что интересное принесу. Но только оставайся тут. Ты ведь послушный мальчик.

Он вышел, не закрыв дверь. Неведомая сила так и манила подглядеть.

Детское любопытство взяло верх. Ты на цыпочках подошёл к двери и выглянул. Увиденная картина поразила твоё воображение. Отец достал из небольшой коробочки шприц и ввёл его себе в плечо. Запрокинув голову и стиснув зубы, он простоял некоторое время, а потом всё убрал и спрятал под стол.

Ты побежал обратно и сел на кровать, делая вид, что разглядывал комнату. Но помещение было тебе неинтересно после случившегося. Уколы ты видел прежде в больнице. Но был один случай, который ты наблюдал из окна дома. Один мужик сидел на лавочке во дворе и колол руку ниже локтя, предварительно перетянув предплечье ремнём. Через час он бегал по улице в одних дырявых трусах, громко вопил, кидался на прохожих и матерился. В конце концов, приехала милиция, к которой "обезумевший" особого восторга не испытал. Но пару ударов дубинкой по рёбрам утихомирили "матерщинника" , которого сразу увезли. Из разговора взрослых и местной шпаны ты узнал, что он был наркоманом. Обратно Пашка (так его звали) не вернулся. После очередной ломки он выбросился из окна. У него осталась престарелая мать и дочка Настенька твоего возраста, с которой ты крепко подружился. Через полгода бабушка Насти умерла, и девочку забрали в детский дом. Уезжая, она подарила тебе медальон. Больше ты ничего о ней слышал.

Отец вернулся в комнату, демонстрируя в руках три пачки красок и банку. Что он придумал?

Ты задумался: спросить или не спрашивать про обряд со шприцом. Если спросить, то отец может рассердиться, а потом усомнится в послушании сына и отправит домой. Если не узнать, то вдруг повторится история как с Пашкой, и отец начнёт вытворять безобразие. Его глаза закроет пелена наркотика, и он забудет про сына.

- Что ты там делал?

- Ходил за красками. Хочу, чтобы мы сделали совместный рисунок. - он указал на стену.

- Я о другом... до этого... со шприцом. - с трудом произнёс ты.

- Подсмотрел всё таки, - отец улыбнулся, - неудивительно.

Он подошёл к кровати:

- Мне нужно принимать лекарства от болезни. Каждый день в больницу я ездить не могу. Вот и приходится как-то справляться.

Его реакция оказалась оказалась совершенно другой.

- Какая болезнь?

- Понимаешь, с возрастом организм человека становится слабей. Он уже не может справляться со злыми болячками. Лекарства, как бравые солдаты, помогают защитить от них.

- Мне тоже нужно будет делать уколы?

- Необязательно. Главное заниматься с детства спортом, не пить и не курить. Тогда организм будет оставаться здоровым.

- То есть, ты не наркоман?

- Нет. - отец удивился.

- Точно?

- Конечно, разве я тебя обманывал... а теперь пошли творить чудеса. Украсим эту серую стену.

Вы приблизились к потёртой стене, открыли краски, налили воды в банку, достали кисточки.

- Что будем рисовать?

- Почему меня? - удивился "исполнитель желаний".

- Потому что ты красивый, - какой простой детский ответ.

Отец усмехнулся про себя, такого "красавчика". Но согласился исполнить задуманное. Вы договорились, что будете рисовать в полный рост со всеми деталями, а отец предложил для честности изобразить и тебя рядом.

- Но только я буду фантастическим героем!

Вы начали с "красавчика", а закончили лысым человечком с торчащими тремя волосками, с неровными глазами (от сильного упорства один глаз заплыл коричневой краской), с крупно-квадратным телосложением. Человечек был одет в строгий костюм (по крайней мере, тебе так казалось), а красный галстук привлекал всё внимание.

Рядом с ним стояла громадная груда мышц и мощи. Непробиваемый взгляд наводил ещё больше страха. С таким не захочешь встречаться тёмной ночью один на один.

- Лицо нужно сделать добрым, - сказал ты, - он же должен помогать людям и защищать их. А так они испугаются его.

Ты стёр тряпочкой лицо и нарисовал более приветливое, но даже такая картина наводила больше ужаса. Казалось, что за доброй улыбкой скрывается опасный тиран.

Закончив, вы отошли на пару шагов назад и, как заправские мастера, не могли налюбоваться работой...

...разум вернулся в настоящее время. Ты оценил творение. Рисунок успел потускнеть.

На лице промелькнула фальшивая улыбка: душа не была счастлива.