Бегущий человек

Он бежит, чувствуя своё дыхание, ощущая упругое покрытие стадиона. Его ноги, едва прикоснувшись к земле, тут же взрываются в новом толчке. Руки вместе с плечами двигаются согласно методике, отточенной за многие часы тренировок. Сотни тренировок ради одного забега.

400 метров – тактически сложная дистанция. Тем более, если это эстафета. Ему надо грамотно раскидать свои силы. Взрывной старт на поворотном участке – когда тело борется с центробежной силой, уводящей куда не надо – вбок. Теперь прямая – когда кажется, что сил немерено. Но ему известно, что под конец забега силы полностью иссякнут. Он начинает поддерживать выработанный годами темп, но соперник, бегущий на соседней дорожке впереди, заставляет превысить обычный ритм его бега.

Он заходит на очередной поворот – третью стометровку. Мышцы ног начинают закисляться чуть раньше обычного, и знакомая обжигающая боль уже подкрадывается изнутри. Вот она плата за скорость и стремление угнаться за соперником. Надо терпеть. Ради себя и будущего, ради мамы, ради тренера, ради страны. Последние 50 метров. Боль уже не обжигающая, нет. Это даже и не боль. Кажется, будто какой-то мясник ржавым ножом режет твою плоть, пытаясь вырваться наружу. Лёгкие горят, воздуха не хватает. Мозг быстро перебирает всевозможные причины, заставляя его остановиться или хотя бы сбавить скорость. Он же заставляет мозг заткнуться, но тот не подчиняется. В эти секунды идёт борьба не с соперниками. Главный его враг – он сам.

В борьбе с сознанием промелькнуло воспоминание, где за ним, десятилетним пацаном, ворующим торты из магазина напротив дома, бегут два "мусора". Он бежит, спотыкается, встаёт и бежит дальше. В его пальцах на двух перевязанных ниточках болтается тортик. "Не догнали тогда, не догонят и сейчас!", - кричит он про себя.

Там впереди напарник смотрит на него через плечо. Уже вытянул руку и медленно перебирает ногами, готовый принять эстафетную палочку и продолжить забег в борьбе за Олимпийскую медаль.

Он вкладывает палочку в руку напарника и смотрит, как тот уходит на поворот, так же как и он, чуть ранее, борясь с центробежной силой. Он не сдался и сделал всё, что мог. Теперь дело за ними.

Фамилия пермского легкоатлета Максима Дылдина – бронзового призёра Олимпийских игра 2008 в Пекине – известна многим людям, хоть немного интересующимся спортом. В январе прошлого года с формулировкой «уклонение от сдачи допинг-пробы» Макса дисквалифицировали на четыре года. После этого на своей странице в facebook он официально заявил, что заканчивает с профессиональным спортом. Однако уже в апреле в интервью местной газете сказал, что возвращение в спорт считает вполне вероятным.

О настоящем.

Если с работой "устаканится", то со спортом закончу. А если придется постоянно дергаться – работать то там, то здесь, что пока и происходит, то в спорт вернусь. Стимул никуда не пропал, есть еще много сил и желание бегать. Дадут ли потом выступать на профессиональном уровне – другой вопрос. Недавно общался с координатором допинг-контроля России. Она сказала, что все возможно. За полгода до окончания дисквалификации должен буду пройти три допинг-контроля и попасть в "пулл" (международный список зарегистрированных спортсменов). Есть еще несколько секретных процедур.

Фото: М. Столярова
Фото: М. Столярова

Не могу сказать, где сейчас работаю, но получаю немного. Жду предложений от наших властей. Хотелось бы заниматься общественной деятельностью официально, иметь какую-нибудь должность. Пока был "в спорте" обещано было многое. Когда ты есть – ты нужен, как только что-то произошло – нет. По крайне мере, когда я обратился за помощью, мне сказали, что нужно немного подождать. А сколько ждать?

В моем положении невозможно заниматься общественной деятельностью, развивать спортивную культуру в Перми. Я даже не могу быть тренером по легкой атлетике. Вообще, не могу "быть рядом" с профессиональным спортом, если имеет место какая-либо федерация: краевая, мировая – без разницы. Мне даже теща говорит: "Так ты иди в другой вид спорта". А я по закону не могу. С удовольствием бы ушёл в санный спорт. Мне это интересно – люблю экстрим и скорость.

На высоком уровне лёгкая атлетика – это прибыльное дело, но обязательно надо быть в сборной, чтобы зарабатывать неплохие деньги. Не как футболисты, конечно, но жить можно.

О футболе.

Сейчас, вообще, непонятно, что происходит. В советское время футболисты сборной получали копейки. А в 80х годах легкоатлеты в разы зарабатывали больше них. Сейчас все наоборот. Кокорин, Дзюба… Да, они хорошие спортсмены, мастера спорта, но они не стоят таких затрат на себя.

Положительно отношусь к легионерам в нашей сборной. Пусть хоть негров наберут одних. Кстати, в сборную России по легкой атлетике для бега на дальние дистанции натурализовали порядка пяти человек с Кении или Эфиопии, точно не помню. Устроили их в один из Казанских ВУЗов. Они получают там стипендию и спокойно выступают за Россию.

Зная о футбольных предпочтениях Максима – Амкар, Спартак и Барселона – интересно было узнать о его антипатии.

Не люблю весь немецкий чемпионат. "Реал Мадрид" не люблю, но не игроков, а именно клуб. Раньше всегда переключал канал, когда на них "натыкался". Сейчас же, благодаря Зидану, появился интерес к их игре. Но в финале Лиги Чемпионов болел за "Ювентус" (Гол Марио Манджукича, конечно, шедевр). Очень давно импонирует итальянский футбол. Вообще, каждый чемпионат интересен по-своему: в Италии играют от защиты, на контратаках; в Англии – много нападения, ударов по воротам, нереальные счета; в Испании – тактический футбол. Ну, и, безусловно, слежу за нашим чемпионатом, хожу на игры. Нравится посещать матчи в других городах. Как-то раз побывал на игре третьего дивизиона в Самаре.

На Кубке конфедераций изначально буду болеть за Россию, а потом, если вылетит, то за Чили, наверное.

Приятным воспоминанием и шоком от Олимпиады в Пекине для Максима стала столовая. Глядя на "Прикамье", он говорит, что она была раза в четыре больше основного поля стадиона. В центре – огромное количество столов, а по краям, как на фудкорте, кухни всего мира. Бесплатно, естественно. Кстати, русской еды, такой, как пельмени – не было. Довольствовались европейской. Был Макдоналдс. На замечание, что фаст-фуд, по нашему мнению, не для легкоатлетов, Максим с улыбкой говорит, что тот же Усейн Болт только им и питался: наггетсами да бургерами. Многие американские спортсмены также предпочитали еду из Макдоналдса.

О детстве.

Я с Комсомольского (микрорайон в правобережной части города между микрорайонами Железнодорожный и Пролетарский). Мое окружение того времени – в большинстве ребята судимые. Кто-то получил реальный срок и неоднократно. Кто-то сидит и сейчас. Были случаи, когда и меня пытались в чем-то обвинять, но ничего не было доказано. Хулиганили хорошо: выбитые окна – это детские шалости, по сравнению с тем, что мы вытворяли.

Разборки с "Железкой" и "Пролётом", когда собиралось человек по двести – тоже было нормой. Но люди "на районе" всегда были честными. Например, соблюдалось пацанское правило: если вечером идёшь с девушкой – вас никто не тронет. Ну а нынешней молодежи ничего этого не нужно: у них есть компьютер, смартфон, Инстаграм.

Конечно, пойти по правильной дороге мне помог спорт. Если бы не он, точно попал бы за решетку. Я говорил это и раньше, году в 2006, когда только стал расти в спортивном плане. Легкая атлетика меня вытащила.

Закон, бывает, и сейчас нарушаю, но исключительно на дороге. Люблю скорость и быстрые автомобили. Хотя в последнее время поспокойнее езжу.

Фото: М. Столярова
Фото: М. Столярова

Профессионально в лёгкую атлетику пришёл, учась на втором курсе в лицее. Это было как раз на этом стадионе. Проходил праздник, посвященный Дню Победы, бежали эстафету. Мне нужно было пробежать 450 метров, и я был поставлен на первый этап. Помню, перед забегом ко мне подошел заместитель директора лицея и сказал: "Вот Саша Поспелов, держись за ним, он – КМС". Я встал на вторую дорожку, он – на первую. Побежали. На повороте я стал чувствовать, что он медленно бежит и, выйдя на прямую, обогнал его. Всю дистанцию бежал впереди. Только палочку он передал быстрее меня, так как его напарник находился ближе по расстановке. В итоге мы заняли второе место, но "наказал" я его нормально. Так меня и заметили. Через год Саша мне был уже не конкурент (Александр, если ты это читаешь, Максим искренне попросил, чтобы ты не обижался на него).

Фото: М. Столярова
Фото: М. Столярова

В 16 лет заболел туберкулезом. Целый год лечился, в больнице лежал. Потом год стоял на учете в тубдиспансере. Дали третью группу инвалидности. Это всё были обязательные процедуры. Но, к счастью, рецидива не было. Легкая атлетика мне помогла восстановиться.

Удивлением для нас было услышать то, что Максим никогда не уклонялся от службы в армии. Имея большое количество международных титулов, Максим в возрасте 26 лет был призван в спортроту под Екатеринбургом.

О спорте.

В Перми у меня конкурентов не было, нет, и в ближайшее время не появится. Если только я сам не начну выступать. Не скажу, что в нашем городе спорта нет. У нас много выдающихся спортсменов, но попросту нет элементарных баз – тренироваться невозможно. Летом дождливо и холодно, зимой – манежей нет. Один манеж построили, но опять же неправильно, не по стандартам. Видимо, чтобы проводить там концерты или другие мероприятия.

Фото: М. Столярова
Фото: М. Столярова

Лёгкой атлетике ещё долго держать звание "королевы спорта". Она популярна и в мире, и в стране, и даже в нашем городе. Много людей хотят бегать профессионально. Только здесь на "Прикамье" около 2000 детей. Но опять же, повторюсь, негде по большому счету тренироваться, чтобы вырасти в спортсмена мирового уровня.

Смуглый цвет кожи тоже положительно влияет на показатели легкоатлета. Но цвет кожи – есть цвет кожи, нужно еще и тренироваться. Смуглым и темнокожим людям удобнее бежать длинные дистанции, спринты, но белые люди сильнее физически. Где вы видели того же кенийца, который метает ядро? Или темнокожего хоккеиста, не считая пары исключений?

От части согласен с тем, что спортивная борьба переросла в сферу борьбы фармакологии. Самая лучшая – у американцев. У них тоже есть, к примеру, милдронат (запрещенный с недавнего времени препарат, ставший причиной дисквалификации множества наших спортсменов), только называется по-другому. Употребление его не запрещено. Ну, и отношение американских властей к спортсменам иное. Каждый спортсмен под защитой страны и федерации. У WADA и IIAF (Всемирное антидопинговое агентство и Международная ассоциация легкоатлетических федераций соответственно) никогда не хватит денег, чтобы судится с США, ещё и должны останутся. В России всё несколько иначе.

Фото: М. Столярова
Фото: М. Столярова
Сейчас Макс ходит в фитнес-клуб. Выяснилось, что приседает с весом 170 кг, а ногами жмёт 220 кг. Набрал 5 кг веса. Узнав про это, мы шутливо поинтересовались не "курсит" ли он?!

Конечно, нет. Я всегда был против этого. Да и с дисквалификацией вышло так, что я просто не смог пройти допинг-контроль. Это было на сборах в Адлере. Когда я садился в такси, ко мне подошла женщина, представилась офицером WADA и, отказавшись предъявить своё удостоверение или хоть какие-то документы, попросила сдать допинг-пробу. Конечно же я отказался, сел в такси и уехал.

Итог: уклонение от сдачи допинг-пробы. И доказать я этот никак не смог – верят все равно ей. Потому что у представителя WADA не может быть корыстных целей меня закрыть, а у меня, якобы, они есть – например, заработать больше денег, заняв высокое место.

Фото: М. Столярова
Фото: М. Столярова

О Закамске.

Теперь на "Прикамье" бываю редко. Был недавно здесь с ребятами из детдома в рамках благотворительной акции, которую устраивал Фонд "Помоги детям". Нужно было провести с ними день, все показать: манеж, стадион, как спортсмены тренируются.

Не могу дать точного ответа, как юным закамским пацанам достичь моих результатов. Какая-то молодежь "неправильная" пошла. Это, может, даже и не их вина. Учиться им гораздо тяжелее, чем нам раньше. К примеру, моей дочке в первом классе уже уравнения дают. Да и в целом сейчас молодежь отдает предпочтение учебе, нежели спорту. Думают, что в спорте денег не заработаешь. Они пойдут лучше в фитнес-центр, потому что это стала модно. Покрасуются или пофоткаются перед зеркалом. Вот, что им нужно.

Все, кстати, думают, что я из Закамска. Но это не совсем так. Я квартиру маме здесь купил, тренер мой тоже отсюда, тренировался здесь. Так что могу сказать, что Закамск для меня – это "Прикамье", мама и тренер. Ну, и на рыбалку в Оборино езжу.

Фото: М. Столярова
Фото: М. Столярова

______________

Бегите, друзья, бегите. А как добежите, подпишитесь на наш канал в Telegram и на сообщество Вконтакте.