ответы на вопросы: "Не называйте никого 'учителем' и 'отцом'!" (часть 1)

11.05.2018

Задали мне вопрос о понимании этого места Писания:

А вас пусть не зовут "учитель",
    потому что вы все братья друг другу
    и у вас один лишь Учитель.
• И "отцом" никого на земле не зовите  –
    у вас лишь один Небесный Отец.
• И пусть не зовут вас "наставниками",
    потому что у вас один лишь Наставник  –
    Помазанник Божий. (Мф.23:8-10)

"У нас к священнику не иначе как "батюшка" не обращаются, да и кроме этого есть понятие "святые отцы" и "отцы церкви", это же вроде как идёт в разрез с тем чему учил Христос".

Получилось около 6000 слов. Наверное, те мнения и объяснения, которые я здесь приведу, можно было бы изложить короче. Прошу простить меня за многословие.

Ст. 8-10  –  Иисус предостерегает Своих  учеников  от  подражания фарисеям  и учителям Закона. Если те стремятся к почету у людей, любят титулы, то среди учеников все должно быть по-другому. Их не должны называть учителями (рабби). Ведь все они равны, они братья, а в истинной семье нет неравноправия. Все они ученики одного Учителя  – Христа. Отцом никого на земле не зовите – возможно иное понимание: "никого из вас отцом на земле зовите". Самых уважаемых знатоков Закона постепенно начинают называть отцами, но широко эта практика распространилась после разрушения Храма. Слово "наставник", вероятно, значит то же, что и "учитель". Таким образом, здесь категорический запрет употреблять какие бы то ни было почетные титулы в христианской Церкви. Ср. Ис 54.13; Иер 31.34 и Ин 6.45. Христианская община – это братство, в котором Бог – Отец, а Иисус – Учитель. Вот почему Иисус призывает к полному отказу от почетных титулов, так как они принадлежат только Богу и Христу.

(В.Н.Кузнецова)

Как мы видим, в этом случае комментатор вовсе обошел трудный вопрос  – о практике уже с самой ранней Церкви называть наставников "отцами" и "учителями"...

Мф 23:1-12; Мк 12:38-40; Лк 20:45-47. Прямая заповедь,  воспрещающая  титул  "отец",  осталась,  по-видимому,  неизвестной в большинстве церквей в эпоху устного Евангелия. Около 57 г. ап. Павел пишет: "Даже если вы имеете тьму наставников во Христе, вы имеете, однако, не многих отцов, ибо родил я вас во Христе Иисусе через Евангелие" (1Кор 4:15). Впоследствии этот обычай именовать руководителей Церкви "отцами" утвердился, несмотря на слово Господне. Бл. Иероним пытается объяснить такое противоречие следующим образом: "Подобно тому, как по естеству один Бог и один Сын не препятствует другим, чтобы они назывались богами и сынами, и единый Отец и Учитель не препятствует другим, чтобы они назывались несвойственными им именами" (Бл. Иероним. Толкование на Матфея, IV).

 (А. Мень."Сын Человеческий")

Припомните, что Господь заповедал: Не называйте никого отцем... Один Отец. И учителями никого не называйте... Один Учитель... А между тем в Писании обязательными представляются известные отношения наши к отцам телесным и духовным и к учителям. Как помирить! Так: есть стороны сего дела такие, по которым никого нельзя называть отцем и учителем. И есть такие, по которым можно иметь и чтить многих отцев и учителей... Источное отчество и учительство одно... в Боге, а побочных может быть много. Это проводники и распространители Божия отчества [= отцовства] и учительства.

(Выдержки из писем святителя Феофана Затворника 6, п. 942, с. 3.)

Господь  говорит:  "Кто хочет быть первым, да будет всем слуга", "не называйтесь владыками, учителями, отцами – не владычествуйте",  – значит, Он в корне отрицает социальную, санкционированную власть Церкви.
  "Да будет всем слуга". И даже папа римский вынужден в результате этого в своем титуле носить выражение "слуга слуг Божиих" – то есть что он всем слуга, – пускай хотя бы формально, но все-таки должен.
 Значит, прежде всего должна быть эта оговорка. Если власть церковная не должна быть властью деспотической, тиранической и административной, то исторически складывалось, что она именно такой и становилась. Но идеал всегда оставался, и во имя него происходило постоянное обновление, он всегда светил. Любое искажение есть не более чем искажение. И у нас есть критерий, по которому мы можем это мерить.

(А. Мень. Власть Церкви.)

8-12 Обращаясь к ученикам, Христос предостерегает их от соблазна гордыни и превозношения. Если люди и становятся "отцами" и "учителями" (ср 1Кор 4:15; 1Кор 12:29), то не сами по себе, а лишь по воле Христа.

("Брюссельская" Библия)

Ни  учителем,  ни  отцом не должно называть кого-либо другого, кроме Бога  Отца и Господа нашего Иисуса Христа. Он Отец, потому что всё от Него; а Тот - Учитель, потому что все через Него, или потому, что через домостроительство плоти Его мы все примирились с Богом. Спрашивается теперь, почему же апостол вопреки этому повелению называет себя учителем <язычников>; или каким образом на простонародном языке, особенно в Палестине и Египте в монастырях, взаимно называют один другого отцами? Этот вопрос разрешается так: иное дело быть отцом по природе, как и учителем, а иное - по милости (indulgentia). Если мы называем человека отцом, то показываем этим почтение к его возрасту, а не то, что он виновник нашей жизни. Также и учитель называется этим именем по участию в деле истинного Учителя. Но чтобы не расширять возражение в бесконечность [скажу]: подобно тому, как по естеству один Отец и один Сын не препятствуют другим, чтобы они по усыновлению назывались богами и сынами, и единый Отец и Учитель не препятствует другим, чтобы они назывались несвойственными им именами отцов и учителей (abusive appelentur patres et magistri).

(Иероним Стридонтский)

При рассмотрении этого стиха многие комментаторы предлагают такой вопрос: если Христос запретил ученикам называться учителями (раввинами), то правильно ли стремление к получению так называемых ученых степеней, доктора, магистра и пр.? Иероним спрашивал, почему вопреки этой заповеди апостол Павел называл себя "учителем язычников" (1Тим 2:7; 2Тим 1:11; <...>). Или каким образом в народной речи, преимущественно в палестинских и египетских монастырях, называют себя взаимно отцами? Это, отвечает Иеороним, решается так: иное дело быть отцом или учителем по природе, и иное по "снисхождению" (indulgentia). Если мы называем человека отцом, то оказываем ему честь, соответственную его возрасту, а не считаем его виновником своей жизни. <....> Поэтому Христос не говорит: не будьте, но – не называйтесь учителями. "Христос, следовательно, запрещает не <ученые степени>, а гордость и тщеславие по поводу получения этой степени, высокомерие и спесь, когда лицо, получившее степень доктора, считает себя выше других, ходит надувшись и презирает других, как будто имеет знание и учение от себя, а не от Христа, как делали книжники". Барнс (Barnes), на основании слов Христа, возражал против названия "doctor divinitatis" (доктор богословия), потому что Христос запретил называться так. Но, говорит Морисон, Барнс не обратил  внимания на факт, что титул, по своему значению – учитель богословия, огромен; Барнс не заметил также, что если он действительно заслужен, то не видно причины, почему люди не должны допускать этого и говорить так.
  Факт тот, что в древности у евреев не было ученых степеней. "Равви", "раввин" и пр. есть произведение раввинизма и фарисейства. В первоначальной христианской церкви не было кандидатов, магистров и докторов, такие названия были совершенно чужды первоначальной христианской древности. "Все, принимавшие слово, были вполне учениками только одного Иисуса; в этом выражался принцип равенства всех". Христос не был основателем школы. Титул doctor ecclesiae появился в позднейшие времена схоластики; а относительно theologus сделано было определение на 2 Латеранском соборе 1215 года, по которому "столичная церковь должна иметь одного теолога, чтобы он преподавал священникам и другим Священное Писание и особенно учил их пастырскому попечению о душах". Как и всегда бывает, первоначально степени означали просто "фах", деятельность и занятия какого-либо лица, занимавшегося учительством; но впоследствии, с одной стороны, препятствия и затруднения для лиц, желавших приобрести ученые степени, а с другой – преимущества, породили целый ряд мечтателей, которые, называясь докторами и учителями, стали смотреть на себя, как на богов и научных законодателей. Христос именно это и обличает в лице книжников и фарисеев, разъясняя принцип, что никакое название не должно устранять в человеке сознания своего недостоинства, равно как и зависимости всей своей деятельности от Христа, как от Лозы, только в связи с которою ветви могут приносить добрый плод.
9 Замечания, которые сделаны были к предыдущему стиху, отчасти относятся и к настоящему, т. е. слова Христа нельзя понимать в совершенно буквальном смысле, например, в том, что дитя не должно произносить слов отец или мать. Уже одно то обстоятельство, что здесь не упоминается о матери, показывает, что речь не идет о простых семейных отношениях. Христос опять имеет в виду только книжников и фарисеев с их чванством. В Талмуде есть целый трактат, который называется Авот, т. е. изречения "отцов". В Эдуиот I, 4 Гиллель и Шаммай называются "отцами мира". В Мишне и Тосефте слово "отец" встречается, как титул многих раввинов. Вероятно, такое название имело основание в Библии (Сир 44). Спаситель, конечно, говорит только о том, чтобы ученики Его не называли никого отцом в раввинском смысле. Златоуст так ограничивает смысл слов Христа: "это не то значит, чтобы они никого не называли отцом, но чтобы знали, кого, собственно, должно называть отцом". <....>

(Толковая Библия)

Продолжение следует!
(
По материалу имейл-рассылки "Христианское просвещение")

---
Желаю всяческих успехов!

Редактор-составитель рассылки
священник Александр Поляков,
mjtap@ya.ru