Сергей Брагин: 22 июня

Застава держалась восьмой час. Немцы пустили основные силы дальше и бойцам грозило окружение. Связи не было и не было приказа отступать. Но силы пограничников таяли на глазах. Сейчас их оставалось 15 человек и почти все были ранены. В основном легко, так как тяжелых приходилось складывать в лазарет, в который буквально полчаса назад прилетела авиационная бомба и обрушила его. Сергей, как самый большой и выносливый пытался пролезть в разрушенный медицинский пункт, но спустя несколько минут осознал бесполезность. Никого в живых в таком месиве обломков кирпичей и начавшегося пожара обнаружить было не возможно.

Командир погранзаставы, воевавший еще в первую Мировую, за неделю до войны приказал изрыть все окопами. Старый волк, прошедший суровую школу жизни в постоянных боях, словно чувствовал приближение беды. Он самолично выходил к берегу и видел концентрацию немецких войск. Радиоразведка осназа докладывала о все увеличивающихся переговорах в войсках на противоположном берегу. Все свои наблюдения и выводы Деньщиков многократно посылал в штаб округа. Но директивы, приходившие обратно, гласили лишь одно: не поддаваться на провокации. Окопы и высокая выучка погранцов, которых нещадно гонял командир спасла многих, но силы были не равны. Сказывалась и отсутствие связи и общей обстановки.

Война для Сергея началась с гула неизвестных самолетов. В это время он как раз вышел скрутить самокрутку. Ему не спалось, щемящее, тревожное чувство не давало покоя. И когда раздался гул, он посмотрел на небо, увидев в нем армады самолетов с черными крестами на крыльях. Чертыхнувшись, бросил окурок и нырнул в казарму. Первая бомба упала в середину плаца, вслед за ней посыпались остальные. К этому времени почти все пограничники заняли позиции и готовились к ,возможно, первому и последнему бою в своей жизни.