Радикулит

29.03.2018

- Да что ж это за порядки такие, когда прежде чем попасть на прием нужному врачу, нужно всех ненужных пройти.
- Да что ж это за порядки такие, когда прежде чем попасть на прием нужному врачу, нужно всех ненужных пройти.

Отклячившись и скособочившись, превозмогая боль от прострелов в пояснице, Корякин взобрался на обледенелое крыльцо районной поликлиники. Сердобольная старушка, увидев перекошенное от боли лицо Корякина, придержала входную дверь, пропуская его в вестибюль. Поблагодарив ее, он направился к заветным стеклянным окошкам регистратуры, у которой уже столпилась небольшая очередь. На стене у самого потолка он заметил большой транспарант с надписью: - «Твое здоровье – здоровье нации». «Однако» - заметил про себя Корякин, но очередной прострел начисто вышиб из его головы все мысли о здоровье нации. Застыв в позе античного дискобола, он переждал боль и лишь после того, как немного утихла она, наконец, добрался до заветного окошка регистратуры. Регистратор сидела за столом, старательно разглядывая журнал учета больных, не обращая ни какого внимания на очередь.

Заглядывая в глаза женщине явно предпенсионного возраста, на плечи которой был, накинут белый больничный халат, он попросил: - Девушка, мне талончик к невропатологу.

- Фамилия и номер участка?

- Чье фамилиё? Мое?

- Ну не мое же. Я свою фамилию помню.

Тупея от подступившей боли Корякин, наконец сообразил, о чем его спрашивают.

- Корякин Сергей Владимирович, а номера участка я не помню.

- Нужно помнить, - назидательно произнесла регистратор и добавила: - адрес скажите?

- Чей? Мой?

- Да ваш же адрес, ваш. – выходя из себя, зло произнесла женщина.

Обливаясь холодным потом, Сергей Владимирович назвал свой адрес. Встав из-за стола, женщина, покачивая обширными бедрами не торопясь, направилась к стеллажам стоящими в дальнем конце комнаты. Вскоре оттуда донесся ее голос: - Сергей Владимирович?

- Да. – подтвердил Корякин, радуясь тому, что так быстро нашлась его медицинская карта. Она вернулась к столу, присела и, поглядев на него, спросила: - Вам на какое время?

- Да мне сейчас, сейчас.

- На сейчас нету, есть на девять сорок.

Корякин, махнув рукой, сказал: - Давайте на сколько есть. Она протянула ему в окошко два талончика.

- Девушка! Вы, наверное, не поняли меня. Мне к невропатологу.

- А я вам и даю в «смотровой» и к терапевту.

- А мне не надо к терапевту. Мне к невропатологу.

- Больной! У нас порядок. Сначала к терапевту, а он - если нужно даст направление к невропатологу.

Недоумевая, Корякин, взяв талончики и пошел раздеваться в гардероб. У проходящей навстречу ему девушки спросил о том, где находится смотровой кабинет. Та, удивленно посмотрев на него, ответила: - Второй этаж, кабинет восемь.

Раздевшись, Сергей Владимирович поглядел на часы. До приема у терапевта оставалось чуть больше часа. Досадуя о том, что все равно придется подниматься на второй этаж, он решил сначала направиться в смотровой кабинет. С трудом, поднявшись этажом выше, он к своему удовлетворению заметил, что очереди у восьмого кабинета нет. Прямо над дверью висел плакат с надписью: - «Здоровый ты – здорова и страна». «А если я не здоров, так что выходит и страна больна?» - подумал Корякин, толкая от себя дверь кабинета. После темноты коридора свет яркий идущий от окон на мгновение ослепил его.

Сергей Владимирович прикрыв глаза рукой, сделал шаг вперед, и в этот момент раздался оглушающий женский крик. Опустив руку вниз, Корякин застыл на месте. От увиденного, его густые с проседью волосы начали шевелиться на голове. Прямо перед ним на каком то кресле странной и никогда ранее не видимой им ранее конструкции, полулежала молодая обнаженная женщина с широко разведенными ногами. Ее белые полные ноги неприятно поразили Сергея Владимировича. Но еще больше поразило его другое. Мужчина – врач, стоящий к нему спиной запустил свою

волосатую, похожую на обезьянью лапу, стянутую резиновой перчаткой руку в промежность женщины.

- Ну, чего орем то милочка? Чего орем? От того, что я сейчас делаю - больно быть не может, а скорее наоборот - приятно. – низким рокочущим голосом выговаривал он женщине. А та, неотрывно глядя на Корякина, продолжала орать, при этом она тщательно прикрыла руками груди, хотя на них то и был одет телесного цвета бюстгальтер.

- Успокойтесь дамочка. – продолжал уговаривать ее доктор. Но, перехватив взгляд кричащей пациентки, он не вынимая руки, обернулся назад. Увидев стоящего у двери растерянного Корякина, он во всю мощь своего голоса выкрикнул: - Воон!!!

От этого крика Сергей Владимирович задом начал пятиться к двери. Упершись в нее спиной, он пытался открыть дверь, но та не открывалась. Тогда Корякин он, что было силы, толкнул ее задом.

Крик женщины, доктора и Корякина, почувствовавшего необыкновенной силы прострел, слились воедино. На эти крики уже неслись к кабинету работники поликлиники и любопытные больные.

Они то и вывели мычащего от боли, согнутого пополам Корякина в коридор.

- Ты чего й то миленький? Как ты сюда попал то? – участливо спросила его маленькая старушка в грязновато-белом халате, судя по всему - уборщица.

- Да я вот в «смотровой». – с трудом ворочая языком, ответил ей Сергей Владимирович и протянул ей талончик. Старушка, близоруко щурясь, поглядела на талон.

- Да тебе мил человек в кабинет до врачебного осмотра надо, а это на первом этаже. Давай я тебя провожу.

- Нет, я пока не смогу.

- А мы с тобой милок на лифте, на лифте то оно сподручней будет.

Сопровождаемый доброй уборщицей Корякин добрался до нужного кабинета. Он хотел было занять очередь, но старушка не обращая внимания на выкрики, провела его в кабинет.

Врач - женщина, лет тридцати – тридцати пяти, не глядя на Сергея Владимировича, нашла на столе его карточку. Мельком полистала ее, расспросила Корякина: о возрасте, росте, весе, поинтересовалась давлением, а затем велела лечь на застеленную клеенкой кушеточку. Осторожно, чтобы не растревожить поясницу, Корякин присел, а затем бочком аккуратненько, затаив дыхание, прилег на кушетку.

- На спину ложитесь больной, на спину. – требовательно сказала доктор.

Сергей Владимирович так же старательно повернулся на спину, вытянулся, и закрыл глаза от удовольствия. Даже мелодия сотового телефона доктора не смогла заставить его открыть их. Сквозь легкую дрему он слышал взволнованный голос докторши, разговаривающей по телефону и, незаметно для себя заснул.

Ему снился большой цветущий луг, прикрытый утренним туманом. Обильная роса приятно охлаждала ступни босых ног. Было необыкновенно легко и хорошо. Вдруг невесть откуда взявшийся ветер начал рвать туман. И тогда, сквозь его разрывы он увидел доктора, того самого доктора, из смотрового кабинета на втором этаже. Тот шел ему навстречу, высоко подняв над головой свои волосатые, похожие на обезьяньи лапы, руки. На них, как перчатки были надеты женские гениталии, густо поросшие рыжими и черными вьющимися волосами. От страха Сергей Владимирович бросился бежать, но, запутавшись в густой траве, упал. А страшный доктор, не спеша, уже подходил к нему. Он положил на плечи Корякина свои страшные обезьяньи руки в страшных перчатках, грубо тряс его и кричал высоким женским голосом: - Больной проснитесь!

Сергей Владимирович очнувшись от своего страшного, короткого забытья, ничего не понимая, глядел на стоящую рядом врачиху.

- Вставайте, одевайтесь и к терапевту.- сказала она, протягивая ему медицинскую карточку.

Одевшись и попрощавшись, он вышел за дверь. Направляясь к участковому терапевту на второй этаж, Корякин недоумевал – «Для чего же все же было нужно раздеваться и ложиться на кушетку в кабинете до врачебного осмотра?» Так, не придумав ничего для себя вразумительного, наученный горьким опытом, он постучал в дверь терапевта. - Войдите. – последовало приглашение. Но осторожный Корякин, прежде чем войти, засунул голову в дверной просвет, и лишь убедившись в том, что в кабинете кроме врача и медсестры никого нет, вошел в помещение.

- Проходите больной, присаживайтесь. – раздался мелодичный голос врача терапевта.

Корякин подошел, положил карточку на стол и, опираясь руками о сиденье, осторожно присел на краешек стула.

- Так на что жалуетесь? -

- Так, радикулит у меня доктор. Радикулит. Второй день мучаюсь. Работать не могу.

- Ну, так уж сразу радикулит. Все стали мастера себе диагнозы ставить. Вы знаете… - она поглядела в карточку Корякина: - Сергей Владимирович, один известный актер, тоже утверждал, что у него радикулит и склонил к этому лечащих врачей. А у него оказались почки! Так, что дорогой вы наш пациент, только доктор, только доктор, может знать, что у вас и где болит!

Она внимательно просмотрела карточку, затем столь же внимательно посмотрела на Корякина и спросила: - А где ваши анализы больной?

Сергей Владимирович недоуменно пожал плечами

- А флюорография?

Корякин молчал. Доктор поглядела на часы и сказала: - Сейчас я выпишу вам направление на анализы и флюорографию. Анализы принимают на первом этаже, в четвертом кабинете, а флюорография там же, в седьмом. Если вы быстренько бегом – то можете еще успеть.

Корякин молчал. Он смирился с тем, что придется выполнять все то, о чем говорят доктора.

Зажав в кулаке талончики, Сергей Владимирович, как ему казалось, бежал по коридору. Перекособоченный в левую сторону, далеко отставив назад зад и ноги, он своим видом напоминал старую колхозную клячу, убегающую от конюха, который хочет запрячь ее в телегу.

Он успел, успел сдать кровь и мочу, а кал лаборантки ему простили. Прошел рентген кабинет и довольный собой, не спеша, вернулся к терапевту. Его приняли без очереди. Добрая доктор измерила Сергею Владимировичу давление, выслушала сердце и легкие и, оставшись довольной, спросила: - А лет то вам батенька сколько?

- Сорок два. – ответил не подозревающий подвоха Корякин.

- А тогда вам к проктологу, непременно к проктологу.

- А, что доктор, радикулит уже проктологи лечат? Уже научились изнутри его вправлять? – съязвил Сергей Владимирович.

- Шутить будете дома. А у нас порядок.

Этими словами она напомнила ему женщину из регистратуры.

- Да что ж это за порядки такие, когда прежде чем попасть на прием нужному врачу, нужно всех ненужных пройти.

Обиженная словами Корякина доктор поджала губы и надменно произнесла: - Это уж не вам больной судить, как нужно и как не нужно. На это есть постановление Минздрава и правительства. К вашему сведенью, если вы газет не читаете и телевизор не смотрите, нынешний год объявлен - «годом здоровья».

Затем, выписав направление к проктологу, она сказала: - Карточку оставите у него, а завтра с утра ко мне, я дам вам направление к нужному вам доктору.

- А сегодня доктор?

- А сегодня не получится. Прием у невропатолога до двенадцати.

Чертыхаясь, Корякин вышел в коридор, поднялся на третий этаж, где и нашел дверь с табличкой проктолог. Очередь продвигалась быстро. Мужики, прошедшие обследование у проктолога пулей вылетали из кабинета, иногда на ходу застегивая брюки. Очень, очень скоро подошла очередь Корякина. Загорелось табло над дверью с надписью – «следующий» и он, робея, вошел в кабинет.

Мужчина врач сидел за столом спиной к Сергею Владимировичу. Низким рокочущим голосом он приказал: - Карточку на стол, самому в процедурный, штаны спустить, наклониться, ягодицы раздвинуть.

Голос показался Корякину очень знакомым. В предчувствии чего-то нехорошего он подошел к столу, положил карточку и только в этот момент обратил внимание на руки врача. Да, да, это были те же волосатые, похожие на обезьяньи лапы руки, которые он давеча видел в женском смотровом кабинете.

«Гинеколог-проктолог» - подумал он и, развернувшись, поспешил в спасительную полутьму процедурной.

Выполняя указания врача, Сергей Владимирович прошел в маленькую комнату, расстегнул брюки и спустил их вниз вместе с трусами. Затем с трудом нагнувшись, оперся головой в стоящий рядом стол. Широко раздвинул ноги и развел руками ягодицы. Простояв в столь неудобной позе долгих пять минут, он хотел, было выпрямиться, но не смог. Спину сковало намертво.

- А, так это тот самый Корякин, что делит врачей на нужных и ненужных. – донесся из кабинета голос проктолога.

«Вот стерва! Уже позвонила!» - с ненавистью подумал о терапевте Сергей Владимирович: - «Ну, да и хрен с нею. Будь что будет!»

Вошедший в процедурную комнату доктор прервал размышления Корякина о терапевте. Он стоял рядом и пристально разглядывал Сергея Владимировича.

- Ба! Да вы милейший тот самый мужчина, который любит наблюдать за женщинами в гинекологическом кресле!

- Да, я доктор… Я понимаете, не хотел. – промямлил Корякин.

- Ладно, ладно. Разберемся. - рокочущим басом успокоил его врач и добавил: - Расслабьтесь.

Палец доктора долго и настойчиво проникал в задний проход Сергея Владимировича. Было неприятно и больно. Корякин мысленно просил этого проктолога-гинеколога побыстрее закончить обследование, но тот и не думал. Ныла спина, уже горел огнем задний проход, а врач все ковырялся и ковырялся в анусе Корякина. Внезапно что-то изменилось в ощущениях Сергея Владимировича. Куда то исчезла боль в «очке», тепло разлилось в нижней части живота и его член, налившись кровью, встал. Смущенный Корякин, полуобернув голову к доктору попросил его побыстрее закончить. На что тот, смеясь ответил: - Сейчас, сейчас кончим миленький.

Тело Сергея Владимировича уже начало сотрясаться, ноги не держали, напряженный член его, готов был лопнуть. Внезапно тугая струя семени вырвалась из Корякина, ударила в клеенку, что покрывала стол и, разбившись об нее, густо залила голые ноги и брюки Сергея Владимировича.

- Замечательная, замечательная надо сказать у вас простатка, дорогой товарищ. – не то в шутку, не то всерьез произнес доктор, направляясь в свой кабинет, снимая на ходу медицинские резиновые перчатки.

- Завтра на прием к терапевту, карточку вашу я передам.

Сергей Владимирович ладонями оттер от спермы ноги, натянув брюки, попытался очистить их носовым платком но, поняв, что это бесполезно, вышел из кабинета.

С тех пор Сергей Владимирович в поликлинику не ходит и к врачам не обращается. А радикулит? Что ж он и сейчас напоминает о себе, но Корякин об этом никому не говорит.