Что можешь сказать про Путина?

29.03.2018

фото взято из открытых источников
фото взято из открытых источников

Мы с ним не знакомы.

Это единственное, что я могу сказать точно. Всё остальное, что только не скажут люди из моей экологической ниши, не более, чем домыслы и пересуды.

Великий учитель древнего мира - Аристотель - полагал человека политическим животным. И я не встречал лучшего определения человека.

Я - политическое животное. И я не могу не быть вовлечён в политику. Аполитичен только валун. А всякий, кто считает, что он вне политики - дурак. Разве я дурак?

Мой дедушка был политиком. Маленький тойон большой Северной земли. Тойон - это вождь, господин. Это было в ту пору, когда этим полушарием правили Советы. Я не знаю в чём заключалась работа моего деда. Что делают местные власти, провинциальные секретари партии? Местно властвуют, наверное. Я не знаю.

Я знаю, что он был человеком. Он был большим и тёплым. От него пахло старым одеколоном и старостью. Он обнимал меня, поднимал над землёй и глубоко втягивал воздух над моими волосами вместо поцелуя. И когда я дерзил ему, он только хмыкал, закрывал свои глаза и смеялся.

Я вижу Владимира Путина лишь на экране телевизора. Что мне известно о его душе? Ничего. Говорят, будто у него её вовсе нет, души-то. Это ли не ужасно - стать демоном для стольких людей ещё при жизни? 

Только однажды я прочитал “Государь” Николо Макиавелли. Но даже этого мне хватило, чтобы понять: настоящий властелин не сидит на троне, он стоит позади. Зачем подставляться под пули Ли Харви Освальда и Софьи Перовской? Миром не правит кукольный театр больших политиков. Над нами властвуют кукловоды, чьи лица прячутся за кулисами.

Ни в коем случае я не занимаюсь апологетикой Владимира Путина. Его руки в крови, он говорил много лжи. Но он не средоточие тьмы, не эпитом зла. Счесть его причиной всего плохого, значит снять с себя ответственность. Это слишком легко - сказать, будто во всём виноват тёмный владыка. В этом не больше чести, чем в ритуальном сжигании чёрного козла.

Я бы хотел России другого царя. Чуточку честнее, чуточку самостоятельнее. С состраданием и сознанием собственного несовершенства. Которому не нужна была бы многомиллиардная пропагандистская машина, чтобы получать поддержку деревенского населения и бабушек на лавочках. Который любил бы страну больше, чем деньги и свою жизнь. 

Но ещё сильнее я бы хотел, чтобы граждане России наконец взяли на себя ответственность за свои жизни, за Россию. Чтобы перестали пенять на власть, отсиживаясь в конурах. Пока не заговорит плебс, власти не на что будет отвечать. Где нет народа - нет и демократии. А безвольная отара не является народом. Так, всего лишь пипл, который схавает.

И пока пипл хавает, не всё ли равно, что я скажу о Путине?