Грязные сплетни из ванной: как я проснулась с девушкой

Когда мой знойный друг детства, предпочитающий скорее мужчин, чем женщин, жил в Петербурге, мы любили устраивать вечеринки, приглашая незнакомых людей ко мне в квартиру и разговаривая с ними. Пусть вас не смущает то, как это звучит - мы никогда не позволяли себе пошлости, равно как и мимолетных контактов с гостями. Однако как бы мы культурно себя не старались вести, неожиданности все-таки случались.

Её звали Нина, и она пришла на встречу со мной с огромным букетом алых роз, огромных, как её грудь пятого размера. Не знаю, что меня больше в ней смущало - низкий рост или напористое поведение, будто я была на свидании с мужчиной. До этого я общалась с лесбиянками, но никогда так прямолинейно. Не могу сказать, что я была против завести девушку, меня никогда не отвращала эта мысль. Когда она написала мне в социальных сетях, её фотографии мне понравились. На фотографиях была девушка с кукольным личиком, брюнетка, стройная и в очках. Но в реальной жизни она больше походила на сорокалетнюю Нинэль из армянского супермаркета, на грудь которой можно было ставить кассовый аппарат и еще мешочек для мелочи.

Нина шла на абордаж. Я уточнила, что мы просто будем общаться, это не свидание, просто посидим с другом. Может, еще будут гости. У меня редко было даже трое человек дома. Я любила жить с дверьми нараспашку, поэтому об уединении и интимном вечере не могло быть и речи. Нина решила для себя, что мы сообразим на троих. Нина не умела быть деликатной.

Еще в переписке она писала, что захватит с собой из Франции хорошее вино. Когда она подходила к нам, друг подметил, что девушка тащит картонную коробку с Изабеллой. Не то что бы мы были снобы по части алкоголя. В Петербурге любой 20-летний житель не может быть снобом. Но разница между обещаниями и реальностью была существенной. Букет роз и вино впечатляли.

Потом из её рюкзака появились конфеты. Они когда-то были в картонной подарочной коробке, но Нина наспех сгребла их в полиэтиленовый пакет. Конфеты таяли, так что Нина начала поторапливать друга. Друг с интересом наблюдал за происходящим, так как люди подобной культуры поведения на моих встречах бывали редко. Он старался молчать и делать вид, что все в порядке. Но для меня все было не в порядке - я не знала, что с Ниной делать, учитывая еще одну её особенность - Нина не закрывалась.

Не могу сказать ,что не закрывался её рот. Нет, Нина не закрывалась вся, так как говорила она всем телом и складочками в том числе. Не подумайте, что я имею что-либо против лишнего веса. Но иногда он принимает нездоровые формы. Равно как и то, что Нина рассказывала. Для начала мы узнали, что ей 15 лет. Я не знала, верить этому или нет, но остальная часть её историй заставила забыть про здравый смысл и логику.

Она в 11 лет уже работала главным бухгалтером в крупной компании и спала с генеральным директором, которого называла "папочкой". Из уездного города она перебралась в культурную столицу, где сняла квартиру себе, маме и бывшей девушке. У неё была очень дорогая кошка, которую звали Мими, но кошку переехало трамваем. Нина вышивала иконы, почти как у Дольче в последней коллекции, только бисером и обязательно с золотой нитью.
- Хочешь, я вышью для тебя иконы? Только купи пиджак в H&M.
- Почему в H&M?, - эхом переспросила я, наблюдая за реакцией друга-дизайнера.
- Там купоны дают, если старую одежду приносишь. У тебя есть старая одежда?, - не дождалась она ответа и пошла танком на мой плательный шкаф.

Та самая коллекция от Dolce.
Та самая коллекция от Dolce.

Я лишь пожала плечами. Ассортимент из нескольких черных бадлонов, юбки и джинсов Нину не впечатлил. Она презрительно выцедила: "Француженка" и открыла шкаф с нижним бельем. Тут её ждал приятный сюрприз, но я не хотела слушать её оценок и выскользнула на кухню налить себе еще вина, уже из собственных запасов. Принесенная Ниной Изабелла оставляла след на губах.

Вернувшись, я увидела, что мой друг, безразличный к женскому полу, крадется вдоль дивана, пока Нина, небезразличная к женскому полу, крадется вслед за ним. Заикаясь и лопоча что-то несуразное, друг выскользнул из квартиры "покурить в одиночестве". Я сделала глубокий вздох, так как точно знала - он не курил.

Молчание затягивалось. Нина поняла, что не произвела должного впечатления. Я задумчиво ковыряла розы, слушая тиканье часов.
- Ну, будем спать!, - произнесла она и сняла кофту.

Меня всегда умиляло умение других людей обнажаться при посторонних. Её арбузы были на свободе, а я не могла ничего с этим поделать. Тогда я еще не научилась делать замечание с видом глубоко оскорбленной творческой натуры и шумно отпивать вино, намекая на то, что инцидент неплохо бы замять. Честно скажу, меня восхищает и порой даже возбуждает женское тело. Я люблю аккуратную женскую грудь и стройные ноги. Но то, что я увидела, могло бы быть демографическим оружием. К счастью, я была глубоко пьяна и выключилась через пару мгновений, отвернувшись к стене. Нина делала несколько поползновений в мою сторону, но путь ко мне был прегражден подушками - якобы для того, чтобы наш друг смог тоже лечь спать, когда вернется. Надеюсь, он меня простил за то, что я тогда так предательски сдала его тылы.

Моя амнезия сыграла со мной злую шутку: на утро я проснулась с обнаженной девушкой и мало что помнила из вчерашнего, включая её имя. Нина была бодра и продолжала рассказывать о себе. Она говорила и говорила, говорила и говорила, говорила и говорила, говорила и говорила, говорила и говорила, говорила и говорила, говорила и говорила, говорила и говорила, говорила до тех пор, пока мне не пришла в голову идея предложить ей выпить кофе за пределами моей квартиры. Хвала богам, по дороге нас встретил мой друг - он никуда не уезжал, а провел всю ночь, общаясь по скайпу с парнем из Франции. На его лице застыло хитрое выражение.
- Просто скажи мне, вчера что-то было?
- Ну...
- Говори!, - яростно шептала я, пока Нина, урча и задыхаясь от прогулки, облизывала трубочку с кофейными сливками.
- Да не было, - заржал друг, - Ты же на обезжиренной диете.
Я улыбнулась. У Нины не нашлось денег на кофе, хоть, по её словам, она и устроилась в компанию по переработке цветных металлов юристом. Или кем-то еще. Потом у Нины не нашлось денег на проезд. Я отдала ей деньги, радуясь возможности как можно быстрее удрать. Нина смотрела на меня оценивающе. Она приподнялась и умудрилась притянуть меня к себе, учитывая разницу в нашем росте в две головы.

Она подпрыгнула и поцеловала меня. Вышло неловко, так как метила она точно в цель, чем вызвала негодование прохожих. Целоваться было неприятно.
- Мы ведь еще увидимся?, - томно шептала она.
- Обязательно, - я мысленно добавляла её в черный список.
Больше мы с Ниной никогда не пересекались. Петербург - город маленький. Однажды до меня долетел слух, что Нина теперь живет с семейной парой намного старше её. И что она называет этого мужчину "папочкой".

Подписывайтесь на канал и ставьте лайки, если хотите больше историй из ванной!
Ссылка на основной паблик:
Роман Тиран | Катя пишет

Ссылка на второй канал:
Катя пишет