"После Таиланда изменил отношение к деньгам"

Надымский путешественник Олег Потапов собрал коллекцию купюр, монет... и историй про них. 

Собирать, а не копить

– Лет в двадцать я относился к деньгам как обыватель, - рассказал "Красному Северу" Олег Потапов, который работает по вахте в Надыме, а свободное время чаще всего проводит за границей. - Самый заурядный. Стремился в себя вложить. Помню, купил браслет и цепочку из золота. Почти двести тысяч потратил. Тогда это были приличные деньги. А после поездки в Таиланд все изменилось. Я ходил там в буддистские храмы. Проникся их духовной культурой. Идеей помощи людям. Драгоценности, деньги перестали иметь для меня какую-то силу. Я снял свои украшения и отдал их маме.
Деньги я «собираю», а не коплю.
Обычно туристы стремятся потратить все до копейки. А я безразличен к покупкам. И после поездок у меня всегда оставались иностранные деньги. Так я и начал их собирать. Сейчас у меня более шестисот пятидесяти купюр из ста двадцати стран. На деньгах, как правило, изображают выдающихся деятелей страны, памятники архитектуры, флору и фауну. Каждая купюра – это часть истории. Память.
Еще есть целый мешок монет. Но он не в Надыме. Слишком тяжелый для перевозки.

Вагон и маленькая тележка

– Если у нас «мешок денег» – это очень много, то в Сомали – ничтожно мало. При мне на рынке покупали телевизор. За него заплатили целую тележку денег.
Дело в том, что курс местной валюты очень маленький. Одна купюра в 50 сомалийских шиллингов – это половина русской копейки. В ста наших рублях – 200 тысяч таких купюр получается. Это две тысячи пачек денег! Там за продуктами люди реально ходят с пакетами денег. Если надо купить домой что-то крупное – мебель или бытовую технику – денег придется взять целую тележку.
В продовольственных магазинах вместо касс стоят ведра с мусорными пакетами, на рынках – железные клетки метра полтора на полтора. Банки находятся под открытым небом. Кипы денег разложены на коврах. Тут же заламинированный лист бумаги – регистрационный номер банка. Здесь можно взять кредит. Обменять валюту.
По приезду я забил свой рюкзак местными деньгами. Потратил его за день. Заплатил за такси и купил покушать. Полпакета денег привез из Сомали для своей коллекции.

Что можно купить на 100 триллионов долларов Зимбабве

– Ничего. Вообще ничего. Зимбабве – государство с самым высоким уровнем инфляции в мире. Она могла достигать трехсот процентов в день! Чтобы снизить инфляцию, государство печатало деньги все более и более высокого достоинства. Так доллары Зимбабве стали купюрами с сумасшедшим номиналом! В стране были банкноты – 200 миллионов, 300 миллиардов и даже 100 триллионов долларов Зимбабве.
Когда я был там, деньги эти уже из обращения изъяли. Они повсюду валялись просто, как бумажки. Я набрал их для своей коллекции и в качестве сувениров.

Где самые «чистые» деньги

– Восточная Африка. Государство Джибути. Пользуются они там долларами США. В стране, естественно, антисанитария полная. Купюры настолько грязные, настолько засаленные! Чтобы привести доллары в божеский вид, местные стирают их, как белье, и развешивают на веревки с прищепками. Они высыхают моментально.

Не казино в отеле, а отель в казино

– Лас-Вегас называют «городом греха», а я назвал бы его «городом денег». Их там много, очень много, слишком много…
Я был в Лас-Вегасе два раза. Последний – ровно год назад.
Ты сходишь с трапа самолета – и ощущение, что попадаешь не в аэропорт, а сразу в казино. Кругом игровые автоматы. Весь город – одно сплошное казино. И каждое уникально. Одно в виде Эйфелевой башни, другое в виде Статуи Свободы. Поющие фонтаны. Сад фламинго. Казино с американскими горками. Мое любимое «Эскалибур» – в виде диснейленда для взрослых. В каких-то есть бесплатный бассейн. Ты играл, устал, пошел поплавал, расслабился.
В Лас-Вегасе люди буквально живут в казино. Это единственный город в мире, где не казино есть в отеле, а отель в казино.
Здесь я сфоткался с миллионом долларов. Это настоящие деньги. Джекпот, который ждет своего хозяина. В этом казино миллион выигрывали уже не раз.

Как в тридцать раз сэкономить на Кубе

– На Кубе две валюты: кук и песо. Куки – конвертируемая валюта. Она, по сути, для иностранцев. А песо для мелких расчётов для местных. В одном американском долларе примерно 30 песо. Чуть больше, чуть меньше. В зависимости от курса. А кук равен доллару.
Все знают, что на Кубе любят облапошить. Пример. Центр города. Рынок. Общественный туалет. Висит ценник на одно посещение: «1». Просто цифра. Валюта не указана. И местные платят один песо, а туристы, как правило, один кук. То есть в тридцать раз дороже. То же самое можно встретить в кафешках, в ларьках и в мелких частных магазинах. Я сам на это натыкался часто, но знал, что к чему. Спорил, ругался и платил исключительно в песо, как местный.

Самая старинная и самая дорогая

– Самая старинная купюра у меня – китайская. Дата на ней не указана. Она ко мне перешла по наследству от путешественника-деда. Кто не знает, китайские бумажные деньги – самые-самые старые. Они появились на полтысячелетия раньше европейских. Я пытался хоть что-то о своей китайской банкноте в интернете нарыть. Но пока ничего не нашел.
А самая дорогая у меня, как ни странно, современная тысячная банкнота российская. С дьявольской нумерацией. Все шестерки в номере. Стоит она сейчас около ста тысяч рублей. Я когда-то выменял ее у друга на брелок дракара.

Откуда на российских банкнотах свастика

– В моей коллекции есть государственный кредитный билет 250 русских рублей 1917 года. И каждый, кто его рассматривает, замечает на нем свастику.
Мало кто знает, что символ этот пришел к нам из Индии. Он означает солнце, развитие, изобилие и процветание. Считается очень сильным. Матрица для банкноты была изготовлена до Временного Правительства, при Николае II еще. А он, как поговаривали современники, весьма интересовался сакральными символами. Так на российских банкнотах и оказалась свастика.
Путешествуя по Азии, я часто ее встречаю: в Китае на крышках канализационных люков, в Непале на лепнине многоэтажек.

Уникальные деньги уникального государства

– Орания – непризнанное государство внутри ЮАР.
Это город с населением около двух тысяч человек. Живут там только белые. Так называемые африканеры. Потомки голландских, немецких и французских колонистов. Живут за счет сельского хозяйства. Люди они трудолюбивые. Продукты производят высший класс! Темнокожим там можно находиться только днем. Они приезжают скупиться в местный супермаркет. С заходом солнца город должны покинуть.
До 1994 года темнокожие граждане ЮАР жили под гнетом апартеида. Напомню. Все сферы жизни были строго поделены: туалеты отдельно для «белых» и отдельно для «черных», пляжи, вагоны поездов и многое другое. С отменой апартеида, в ЮАР стал развиваться «обратный расизм». Теперь страдают светлокожие. Которых, к слову, там меньшинство.
Я был знаком с одной семьей. Они бежали в Оранию после того, как африканцы убили и ограбили их соседей. Белым людям в ЮАР зачастую небезопасно. Большинство семей, что сейчас живут в Орании, испытали это на собственной шкуре. Эта правда, конечно, умалчивается.
В Орании есть собственная валюта – ора. Я привез две купюры из этой страны. Ора 1:1 приравнивается к южноафриканскому ранду. Ее курс в 10 раз выше рубля. За территорией города валюта эта не признается.
На купюрах (как и на флаге Орании) изображен мальчик, закатывающий рукав. Символ это весьма двусмысленный. То ли он готов к работе, то ли постоять за себя.
Каждая банкнота подписывается президентом Орании. Я с ним кстати знаком лично.

Мечта коллекционера

– В ближайших планах у меня поехать в Конго. Бывшее название страны Заир.
До 1997-ого года там правил диктатор Жозеф Мабуту. Он славился своей жестокостью. Его законы доходили до маразма. К примеру, все вечерние новости в стране начинались с показа сцены, где он сидит на небесах. Подумать только, но он единственный в Заире мог носить шляпу из леопарда! Портрет его был на всех банкнотах Заира. Когда тоталитарный режим Мабуту свергли, на замену денег не было ни средств, ни времени. И новое правительство ничего другого не придумало, как просто вырезать с купюр его изображение.
Действительными считались только деньги с «вырезанным» Мабуту, а целые купюры – нет. И в магазине тебе спокойно могли отказать продать что-то, предъяви ты в качестве оплаты денежку с Мабуту.

Текст: Мария Деревенькина. Фото из личного архива Олега Потапова и с сайта kcur.org.