Португальский - это такой испанский, только другой.

31.05.2018

Будем честными, о португальском ходит не так много мифов, как о некоторых других языках. Португальский, хотя и появился в Европе, а родословная у него не хуже, чем у «благородного» французского, в наших широтах всё же считается экзотикой. А экзотика и должна быть странноватой и немного дикой. Зачем об этом много думать?

Представление о португальском как о редкой диковинке, которую используют полтора человека в Старом Свете и ещё столько же где-то за океаном – в Новом, и есть суть первого мифа.

Миф первый – народный. Португальский – редкий язык.

В Европе действительно это не самый распространённый язык. На нём говорит одна маленькая Португалия. Эта тихая страна не всегда вела себя скромно и в прошлом имела конкретные имперские замашки. Понаоткрывав новых земель и объявив их собственными колониями, она тут же принялась нести португальский в массы.

Вот так выглядит отчёт о проделанной работе португальских колонизаторов:

Не трудно догадаться, что сейчас наибольшее количество португалоговорящих (их называют лузофонами) живут в Бразилии.

Сверимся со старушкой Википедией, которая ссылается на исследования Института Камоэнса. Вот что она нам говорит: носителей, которые считают португальский родным, в мире 250 миллионов, а общее число говорящих на нём вообще 273 миллиона. Это седьмое место после арабского, хинди и бенгальского. Не слабо для редкого языка, да?

Миф второй – лингвистический. Португальский – это вариант испанского.

Португальский с испанским – соседи и в Европе, и в Южной Америке, которую в своё время к обоюдному удовольствию поделили между собой империи. Языки действительно похожи – особенно это заметно в текстах.

Оба вышли из народной латыни, но развивались самостоятельно. Прародитель современного португальского – галисийско-португальский.

В VIII веке Пиренейский полуостров приглянулся арабам и берберам, и они быстренько завоевали эту территорию, взамен обогатив язык местных собственными словами и конструкциями.

Несмотря на это португальский с испанским не растеряли родственные черты и всё ещё могут считаться братьями, но назвать один диалектом другого никак нельзя.

Португальцам и бразильцам родной язык помогает понимать соседей на бытовом уровне: некоторые слова не только выглядят на письме, но и даже произносятся одинаково. Лузофонам достаточно легко «схватить» фонетику испанского. Испанцам же понимать португалоязычных непросто – в испанском нет носовых звуков, которые есть в португальском.

Миф третий – лингвистический 2.0. Португальский сложный.

Если бы португальский был несложным, то он был бы испанским.

Этот миф гуляет среди продвинутых пользователей иностранных языков – тех, кто отлично знает, что португальский не диалект испанского.

При этом у испанского репутация лёгкого и приятного в изучении, с простой грамматикой и фонетикой, а на португальском висит ярлык чуть ли не одного из самых трудных в романской группе.

В грамматике португальского действительно встречаются вещи, которых нет у его соседа, например, личный инфинитив, но в целом структура языка очень похожа на «лёгкий» испанский. Самое главное, что позволяет назвать португальский не сложным для изучения языком, это его логичность. Большинство «странностей», неправильностей и исключений в языке имеют понятные объяснения или являются результатом причинно-следственной связи, которую просто отследить.

Убедиться, что вы уже немного говорите по-португальски, даже если никогда его не изучали, можно по этой ссылке.

Миф четвёртый – прагматический. С португальским не сделать карьеры.

С немецким и английским португальскому по востребованности пока не соперничать, но это не значит, что учить его можно только для удовольствия, а в карьере он никак не поможет.

Возьмём, например, Бразилию. Это крупная сырьевая экономика (нефть, минералы, железная руда) и мировой поставщик мяса, кофе и сахара.

Компании-экспортёры, как правило, стремятся устанавливать связи с интересующими их странами (а Россия пока входит в их число): открывают представительства, нанимают местных специалистов, приглашают к себе.

Португальский здесь точно не помешает. Работа в португалоязычных странах похожа на работу иностранцев в России: уже многие специалисты говорят по-английски, но по-настоящему понять деловую ситуацию и контекст можно только, зная язык страны и понимая культуру.

Миф пятый – культурологический. Кроме самбы, футбола и капоэйры португалоязычные страны ничего не дали миру.

На первый взгляд действительно может показаться, что ни Португалия, ни Бразилия (что уж говорить про остальные бывшие колонии) не могут предложить жаждущему культурного обогащения ничего другого. Когда вы последний раз смотрели португальский фильм? А каких авторов Бразилии, кроме Пауло Каэльо, знаете?

Познакомиться с писателями из португалоязычных стран действительно не просто – их почти не переводят на русский язык. Однако они есть.

Бразильская Вирджиня Вулф - Клариси Лиспектор, мрачный отец Эрику Вериссиму и его ироничный сын Фернанду Вериссиму, психологичный Рамус Грасилиано и многие другие.

Путь Португалии от могущественной метрополии через фашистскую диктатуру Салазара и революцию гвоздик до небогатой, не имеющей влияния на континенте, европейской страны даёт питательную почву кинематографистам, пытающимся осмыслить место страны в истории и маленького человека в большом мире. Вот лишь некоторые имена, которые обязательны к просмотру ценителям арт-кино.

Педру Кошта, Мигель Гомеш, проживший 106 лет и до конца жизни не перестававший снимать самобытные картины, Мануэл де Оливейра.

О музыке говорить не будем – лучше один раз услышать, чем два раза прочитать. Здесь каждый найдёт ритмы по своему вкусу: фаду из Португалии, а из Бразилии сертанежу, форро, босанова и MPB (músico popular brasileiro).

© Елена Покорская, 2018

Краткий путеводитель по мифам о португальском языке здесь.

Сыграть в викторину на знание португалоязычных стран можно тут. И тут.

Частичное или полное копирование текста на другие ресурсы разрешено только со ссылкой на эту статью на Дзен.

Cover photo by POR7O on Unsplash

Photo of the map by Camões - Instituto da Cooperação e da Lingua.

Photo by Phil Goodwin on Unsplash