Назад к корням: почему подростки начали слушать песни на русском языке

К этому вопросу мы в «Хвоще» приближались постепенно, по мере изучения популярных у поколения Z музыкантов. И вот какая получается картина: подавляющее большинство ребят, которых мы опросили, среди своих любимцев называли только русскоговорящих исполнителей.

Скриптонит /фото с сайта Geometria.ru
Скриптонит /фото с сайта Geometria.ru

Тот же вывод можно сделать, если смотреть на упоминания в медиа: Гречка с Монеточкой уже давно стали мемом, треки Элджея разрывают ВКонтакте, Matrang со своей «Медузой» вспыхнул и погас, Face, Хаски, Скриптонит и остальная рэп-тусовка у всех на слуху. О том, почему так происходит, мы решили спросить у человека, который прекрасно разбирается в музыке, чувствует тренды и веяния и просто знает об этом гораздо больше, чем мы в «Хвоще» — у музыкального журналиста, ведущего радиостанции «Серебряный дождь» Льва Ганкина.

Но прежде, чем перейти к интервью, давайте условимся, что музыка — это не математика (и это прекрасно!), и в таком вопросе может быть сколько угодно мнений, предположений и возражений. Мы выступаем в роли исследователей, а Лев — в роли эксперта, чьи опыт и знания позволяют ответить на наши вопросы.

— Лев, как ты думаешь, почему подросткам так заходят русскоговорящие исполнители? Если вспомнить тех же миллениалов и более старшие поколения, мы как-то больше шли по иностранному. А сейчас Монеточка, Гречка, Фейс, Пошлая Молли и ещё с десяток ребят, которые собирают залы, и все поют на русском. Это растёт качество нашей музыки или связано с чем-то ещё?

— Сложно ответить с полной уверенностью, не будучи подростком, но кажется, играет роль совокупность факторов:

Во-первых, появление на постсоветском пространстве огромного количество качественной по мировым меркам музыки: качественно сочинённой, сыгранной и записанной. В перестроечные и постперестроечные времена было слово «фирмА», с ударением на последний слог, означавшее некое нездешнее качество исполнения и записи — сейчас оно не имеет смысла: с точки зрения звучания, подачи и прочего многое из того, что происходит здесь, тоже давно абсолютная «фирмА». Те же, кто, наоборот, делает музыку «на коленке», нарочито неумелую и дилетантскую, занимаются этим не от отсутствия требуемых выразительных средств или сочинительски-исполнительского опыта, а вполне сознательно полемизируя с этим повсеместным профессионализмом.

Во-вторых, оперативное освоение всех мировых трендов, происходящее в русской музыке благодаря тому, что она полностью влилась в глобальный музыкальный рынок. Раньше стили и звуки из-за рубежа доходили до нас с существенным запозданием, теперь, в эпоху интернета, появляется какой-нибудь вейпорвейв или витч-хаус или клауд-рэп или ещё что-нибудь — и уже завтра он существует в России и исполняется на русском языке. Соответственно, нет смысла ждать у моря погоды, слушая иностранное, когда то же самое оперативно появляется под боком.

Группа Комсомольск / фото с сайта the Flow
Группа Комсомольск / фото с сайта the Flow

В-третьих, исчезновение романтического флёра в восприятии зарубежной музыки. В своё время он складывался из сразу нескольких пунктов: а) музыку сложно было достать — а радость обладания чем-то, что сложно достать, психологически усиливается в несколько раз; б) эту музыку мало кто знал — соответственно, её прослушивание вводило в некий избранный круг посвящённых, облегчало идентификацию и поиск себе подобных и противопоставляло «дешёвому массовому вкусу». Сейчас все всё знают, и любая музыка находится и прослушивается в два клика — так что это романтическое чувство избранности абсолютно ушло.

И, наконец, здоровая попытка как-то обособить себя, собственное творчество и собственную культуру (в том числе слушательскую культуру), находясь внутри глобального котла текущего музыкального процесса. Отсюда само появление большого количества музыки на русском — и следом появление у неё ещё большего количества слушателей и почитателей; быть частью мирового процесса это прекрасно, но появляется риск напрочь утерять всякую идентичность, и язык нужен для того, чтобы этого не произошло. Ещё лет десять назад про некоторые группы говорили с восхищением — вот это да, звучат прямо как англичане! Сейчас стало понятно, что нет большой доблести в том, чтобы звучать как англичане (хотя ничего стыдного в этом тоже нет — у всех свои ориентиры), куда занятнее придумать с учётом освоенного зарубежного музыкального опыта собственный звук и собственный подход. Который зачастую — для достижения этой самости — предусматривает переход на родной язык.

— Соберут ли условная Монеточка или Гречка стадион через пару лет или это скоротечный тренд?

— Конкретно Монеточка или Гречка — нет, не соберут, но появление такого артиста на этой сцене исключать нельзя (хотя пока есть ощущение, что он будет скорее из рэп-тусовки).

— Есть ли шанс вообще у современного российского исполнителя перейти однажды в статус легендарного?

— Думаю, что у современных исполнителей вообще меньше возможности перейти в разряд легенд, это мировой тренд — музыки слишком много, а делать её (на вполне качественном уровне) слишком просто. в XXI веке «будущих легенд» стало меньше повсюду, не только в России — я и на западе назову буквально нескольких артистов, взлетевших в последние лет десять, кто имеет подобную перспективу.

==============================================================================

Если у вас тоже есть мнения на этот счёт — присоединяйтесь к обсуждению в нашей группе ВКонтакте