Вы о них ничего не знаете: как нам врут про подростков

30.03.2018

Редакция «Хвоща» считает очень важным подробнейшее исследование поколения Z, потому что поверхностно их изучить просто невозможно. Мы проводили интервью, наблюдения, брали фокус-группы и просто по-человечески пытались понять образ мышления современных подростков. Это важно, потому что совсем скоро нам принимать их на работу, а может быть, наоборот, наниматься к ним, продавать им товары и услуги, и просто общаться, в конце концов.

Но, как выяснилось, не все так же ответственно подходят к задаче, как мы. На днях наткнулись на статью одного крупного издания.

Статья с бомбическим названием «Тупой юмор или отсталость взрослых: над чем смеются подростки». В двух словах, автор с помощью нескольких спикеров рассказывает о том, как деградирует способ подачи юмора, насколько он сейчас нелеп и непонятен, в отличии, например, от того, что было в его детстве. То есть «а вот в наше время...». Сейчас, прибегнув к нашим знаниям и экспертизе, мы попробуем объяснить, что не так с этой статьёй.

Итак, первое, за что цепляется глаз (здесь и далее — цитаты из статьи)

Раньше люди рассказывали анекдоты, чтобы поднять настроение, а сейчас подросткам достаточно нажать на кнопку «Поделиться», чтобы заставить смеяться друзей.

Возникает ощущение, что автор получил задачу от редактора: «Напиши, что у подростков всё по-тупому, а мы были классные». Во-первых, подростки конечно же общаются вне интернета, у них есть свои шутки, приколы и кулстори (одно из интересных сленговых слов, от англ. cool story — крутая история) — ими поколение Z с удовольствием делится друг с другом, они смеются и передают их из уст в уста, как и мы в своё время анекдоты. Во-вторых, не надо думать, что современный подросток — это человек, который прирос к компьютерному стулу.

И над вами они тоже умеют шутить, только вы не понимаете
И над вами они тоже умеют шутить, только вы не понимаете

Среди ребят, с которыми мы общались, практически каждый занимается в секции и ходит гулять (Представляете? Ногами ходит, да. И бегает даже. И даже в снежки играет). И да, недостаточно нажать кнопку «поделиться». Выбрать классный мем, который подходит под ситуацию, свежий, и который точно «порвёт» сейчас даже не каждый SMMщик умеет.

Такие взрослые, а не понимают

Дальше — веселее. К автору присоединяется психолог Людмила Попова, которая просто жжёт напалмом:

Попова отметила, что в такой подаче юмора исчезает талант и актёрская игра рассказчика, так как раньше юмор и практически весь фольклор передавался в устной форме и, чтобы донести до группы людей что-то смешное, необходимо было создать сначала коммуникацию, а потом стать хорошим рассказчиком.

Людмила сетует на то, что круто рассказать анекдот (во времена анекдотов, само собой) можно было только используя мимику, ораторское искусство, жестикуляцию. А здесь клик-клик, и всё. Но, Людмила, у нас для вас две плохие новости. Первая — вытекает из предыдущего абзаца. Они общаются! Они не только показывают смешные картинки с телефонов друг другу, как вы говорите, но и шутят, обсуждают тренды, обстёбывают и обыгрывают то, что посмотрели «в этих ваших интернетах ». И да, среди них есть и хорошие рассказчики, и плохие.

Чем вам не политическая сатира?
Чем вам не политическая сатира?

А вторая плохая новость в том, что нельзя просто так взять и сравнить современный юмор, мемы и шутёхи с анекдотами. Я вот помню такие тупиковые анекдоты, которые даже с мимикой и интонацией не вытянешь на слабую троечку (колобок повесился — бессмертное, помните, да? Но ничего, никто вроде не деградировал), при этом встречаются и мемы на разрыв аорты, которые смело можно отправить папе или даже дедушке. Ну не работает здесь парадигма «у них — у нас», всё гораздо сложнее (Ну, если погрузиться в вопрос, конечно).

Сами шутки сильно деформировались и изменились не только по смыслу, но и визуально: мемы и демотиваторы на данный момент являются основными формами. И если об этих явлениях взрослые могли слышать, то о «фейспалмах», «троллях», «рейджфейсах» знают немногие.

Нет, уважаемый автор, ничего не деформировалось, логика построения шуток осталась прежней, изменился лишь способ передачи юмора. Если вы бились в конвульсиях перед телевизором от Коклюшкина и Петросяна, то они угорают от неизвестного автора перед монитором. Ну и что, что у Коклюшкина целый монолог, а тут — картинка, смысл-то остаётся прежним: есть завязка, доведение до абсурда (или, собственно, сама шутка) и всё — вот и весь юмор. А ещё у них есть видеоблогеры, которые живым языком умеют рассказывать смешные вещи, и их смотрят. И в мемах тоже есть сатира, рефлексия на политику, спорт и прочие повседневные события. У них есть свои персонажи, герои, свои рефрены и отсылки. Свой "Вовочка", свои "Васильиваныч и Петька", свои сюжеты, просто надо чуточку глубже в это погрузиться.

Вот это было смешно вам. Им тоже смешно, но в другом ключе
Вот это было смешно вам. Им тоже смешно, но в другом ключе

Да, малые формы в тренде: те же стишки-пирожки (или порошки, как подвид), мемы и вайны, гифки и кубы (гуглите, гуглите, это всё полезно знать!) — но это не потому что мозг подростка усыхает, это потому что они гораздо быстрее обрабатывают информацию, они гораздо быстрее понимают, что им интересно, а что нет, и заинтересовать их гораздо сложнее. Поэтому Петросяна они выключат на 30-й секунде, потому что смешно у него будет только через три минуты, а за три минуты они найдут в три раза больше юмора, так зачем тратить время. Понимаете? Это не у них юмор отсталый, это вы за ними не успеваете.

Секс, смерть и юность

Вторая часть статьи посвящена моральным аспектам юмора, и вот здесь тоже хочется заступиться за поколение Z:

Нередко для того, чтобы рассмешить и привлечь внимание близких по возрасту пользователей — а иногда и чуть более старших, — подростки выбирают наиболее аморальные и интимные темы, делая шутки агрессивными.

Почему, описывая подростков, которых, судя по всему, автор совершенно не изучил, не спроецировать всё на себя? Разве не мы рассказывали друг другу про гроб на колёсиках, разве не мы травили анекдоты про мужа, жену и любовника, про матерящегося попугая, про то, как мужик с маленьким членом к доктору ходил, разве не мы рассказывали пошлятину про то, как дед с бабкой захотели сексом заняться? Да всегда шутили про секс и про смерть, это не связано с поколением. И уж если вы обвиняете их в склонности к такому юмору, будьте добры проанализировать и себя.В бой вступает психолог Попова:

— Темы секса, насилия, жестокости именно из-за замалчивания привлекают подростков. Юмор становится единственным способом легально разговаривать об этом, — рассказывает специалист.
Она отметила: тема секса особенно актуальна, так как подросткам хочется что-то узнавать, делиться опытом и переживаниями, но в силу возраста это считается некультурным. Поэтому обмениваться опытом и знаниями приходится через шутки, чаще — сомнительного характера.

Кто-нибудь уже рассказал специалисту про интернет? Подростки разговаривают о сексе, они знают о нём и они его обсуждают. Не надо искать тараканов в булке с изюмом: они шутят про секс, потому что это смешно. А если им надо поговорить про секс друг с другом, они сделают чатик в вотсапе. А если вы подглядываете за вотсапом, сделают чатик в SpeakEmoji (а вы, Людмила, слышали о таком? Нам вот подростки сами рассказали о нём).

Нестареющая классика
Нестареющая классика

А вот ещё один психолог, которого привлекает автор, Александра Зарынь, совершенно перечёркивает любое желание понять поколение Z и изучить их поближе:Иногда подросток использует лексику из мемов и интернет-шуток в реальной жизни, тем самым демонстрируя свою причастность к общим тенденциям и продвинутость.

По мнению психолога Зарынь, такое происходит из-за желания подростков отдалиться от родителей и создать свой мир, куда взрослым вход запрещён. Всё это порождает необходимость создавать шутки, которые будут понятны только своим.
— По сути, сами подростки не желают пускать в этот мир взрослых, им важно сохранение своей независимости, — говорит она.

Нет, Александра, всё гораздо сложнее. Есть понятия о приватности и доверии, которые у каждого подростка складываются с родителями (и даже друзьями) индивидуально. Например, кому-то достаточно просто запаролить страничку от соцсетей, а кто-то будет заводить два разных аккаунта (и об этом тоже нам рассказали подростки, может быть, и вам стоило спросить у них?).

Кстати, вот вам другое, полярное мнение человека, который больше 30 лет работает с детьми. Марина Солотова, которая тоже пообщалась с поколением Z, прежде чем их описывать, выяснила, что если подростку дать выбор между соцсетью и временем, проведённым с родителями, он выберет второе, при условии, что родитель разделит его интересы. А родители (читай, взрослые) зачастую сами этого не делают, вот и получаем мы подростков, которые уткнулись в смартфон, потому что там интересуются не их оценками в школе, а их жизнью и увлечениями.

Спасибо, что хотя бы в конце вашего материала вы пишите, что не надо называть подростковый юмор тупым только потому что он отличается от взрослого. Спасибо за вывод, который должен был перечеркнуть половину вашей статьи.

В общем, давайте резюмируем: вы, уважаемый автор, совершенно не знаете и не понимаете подростков. Вы взяли взрослых людей, которые считаются экспертами, но вы не спросили у подростков.Почему мы так рьяно защищаем поколение Z? Потому что это сложное, интересное и многогранное явление, они крутые, интересные, они гораздо сложнее, чем о них пишут такие вот издания. Но это выясняется только если проявить к ним интерес: пообщаться, понаблюдать, попытаться понять. Они, уважаемый автор, не только постят шутёхи, они ещё ходят на митинги, пытаются заработать, учатся (и мы не только про школу), рефлексируют на происходящее вокруг них и постоянно исследуют. Но вы этого не поймёте, потому что вы — безразличные взрослые, которые не проявляют к ним интереса. Отрастите сначала свой хвощ.

P.S.: Не забывайте про наш телеграм. Там не только анонсы статей, но и квизы, интересные факты и опросы.