29 subscribers

Алый жеребёнок

Рассказ, часть 6

Вертихин обдумывал ход, когда дверь открылась и в комнату вошёл Криницын.

– Ну как?

– Слушай, а у тебя сегодня людно, Женя. Кто-то ходит около конюшни. Люся и какой-то незнакомец.

В этот момент Евгений услышал окрик Олега и подошёл к окну. А затем, быстро нажав на кнопку вызова полиции, схватил второй парализатор и осторожно вышел во двор. Вслед за ним в дверь выскользнул журналист.

***

Валя, проснувшись, увидела, как Света (студентка снимала комнату на даче Полосухиных), накинув халатик, выбежала на террасу.

– Свет, что там? — любопытная Валя тут же помчалась за девушкой.

– Валька, немедленно оденься! А то простудишься!

– Не простужусь, я — закалённая! Ты лучше скажи, что увидела?

– Полицейский флайер пролетел на станцию. Там что-то случилось, — в голосе Светы звучала тревога.

***

Со стороны конюшни слышались негромкие злые голоса мужчины и женщины. Помня о предупреждении Елены, Вертихин тихо прокрался к двери и сразу увидел лежащего у конюшни бесчувственного Олега и озиравшуюся по сторонам Люсьену…

– Подожди-ка, Женя, — остановил Криницын Вертихина. — Что-то не так на конюшне. Слышишь?

Вертихин действительно услышал какой-то приглушённый шум.

– Проверь там, только осторожней. А я с Люси поговорю, — усмехнулся журналист.

Ворота конюшни оказались приоткрытыми. Евгений остановился, прислушиваясь. Где-то рядом послышалось приглушённое ржание. Доносилось оно не из конюшни…

Тем временем из ворот выглянул человек. Кутаясь в серо-зелёную куртку, человек осмотрелся по сторонам и, аккуратно прикрыв ворота, поспешил к старой дороге, проходившей позади станции. Именно оттуда слышалось и глухое ржание.

– Стой! — Вертихин выскочил из-за укрытия.

Человек, услышав его, вжал голову в плечи и бросился бежать.

– Стоять! — Евгений вскинул бластер, но, увы, человек растворился в ночной темноте.

«Надо проверить конюшню».

Вертихин подошёл к воротам и заглянул внутрь. Денники Огонька и Кометы были пусты…

***

– Ты что здесь делаешь? — Криницын подошёл к Люсьене.

– Тебя прикрывала, — не моргнув глазом ответила та.

– Что?! — Криницын не ожидал такого ответа. — Зачем?!

– Незаконное проникновение на охраняемый объект. Вот это ты сегодня сделал ночью. Но я могу тебе помочь… Восстановить твою журналистскую честь, если она у тебя конечно есть, — усмехнулась Люсьена.

– Красиво говоришь. В какой книжке прочитала? Сфотографировать нескольких жеребят на селекционной станции — это правонарушение, но не преступление! А вот это, — Криницын показал на лежащего Олега, — уже преступление и карается законом! Почувствуй разницу! Но ничего, я тебя полиции с потрохами сдам! — Криницын нагнулся к Горшенькову и, нащупав пульс, удовлетворённо вздохнул. — Очнётся через полчаса. Так что тебе повезло, что с парнем ничего серьёзного.

– Мне тоже есть, что сказать полиции! — парировала Люсьена.

– Нечего тебе сказать. Я договорился о сегодняшнем визите с Евгением. И был здесь легально. В отличие от тебя. Только из-за твоих активистов мне пришлось, как вору, ночью сюда лезть. А тебя сюда никто не звал.

Люсьена лишь заскрипела зубами в ответ.

– Приветствую вас, Люсьена Эрастовна.

Тихий спокойный голос прозвучал для Люсьены гласом небес. Она быстро вскочила, но голос сразу охладил пыл активистки: — Не дёргайтесь, Люся. А то я вас быстро положу поспать до утра рядом с парнем, — вышедший из темноты кустов Вертихин недвусмысленно покачал бластером. — Я шутить не умею и не люблю.

– Что случилось? — Юрий обернулся к биологу.

– Украли двух жеребят, Огонька и Комету. Так что, уважаемая Люсьена Кологривцева, боюсь, что у полиции будет к вам много вопросов. В том числе и о вашем спутнике.

***

Утром полиция быстро свернула лагерь «экологов», задержав для острастки некоторых, самых рьяных активистов. Но, прежде, чем палатки и оставленный «экологами» мусор погрузили в грузовик, к полицейскому флайеру «торжественно» провели рыжую Люсьену.

– Боюсь, что всё равно вывернется, — Олег потёр шею, на которой краснел след парализатора. — Это же рыба-вьюн, а не человек: всё равно выскользнет, как ни хватай.

– Такие не тонут, — согласилась с ним Света.

– Что случилось, дядя Женя? — тревожно спросила Юля, посмотрев на выходивших из конюшни полицейских и Вертихина.

– Огонька и Комету украли, — Евгений Петрович печально посмотрел на ребят. — Я видел какого-то человека в серой куртке. Его видел и Юрий. Но «серый» ушёл…

– Какой «серый»? — удивился Павлик.

– Наверное, тот грибник, которого мы за дядю Юру приняли, — ответила Валя.

– Похоже, он самый, — кивнул Евгений.

– А как же теперь? — Юля посмотрела на биолога, и её глаза наполнились слезами.

– Полиция будет искать Огонька. А нам остаётся только ждать…

– Это она жеребят украла, — насупилась Валя, кивнув на бело-синий полицейский флайер, увозивший Люсьену.

– Не она, ребята, — Криницын обнял ребят за плечи. — Хотя и помогла организовать кражу. Жеребят пока никому не показывали. И Люся придумала, как на этом заработать. Вернее, ей кто-то подсказал. Сначала развернуть шумиху вокруг неких инопланетных монстров, которых растит селекционная станция, сотрудничающая с Научной разведкой Главкосмоса. А потом сфотографировать жеребят, и, если повезёт, найти и другие материалы, сделав из этого громкую сенсацию. А для этого завела знакомство с журналистом. А этот журналист оказался слишком наивен и глуп, купившись на её посулы.

– Почему же, Юрий Тимофеевич? — оглянулась на него Света.

– А потому, что этот кто-то, подсказавший Люсе идею, решил под шумок украсть жеребят и подставить журналиста в качестве организатора.

– Хитрый и верный план разрушили ржавые дверные петли, — усмехнулся Олег.

– Да, — согласился журналист.

– Вы меня извините, Юрий Тимофеевич. Я про вас такие гадости говорила, — виновато посмотрела на журналиста Света. — Просто эта Кологривцева вас в таких красках расписывала. Когда они первый раз пикет у нашей станции устроили. И, кстати, сказала, что это вы его организовали.

– Представляю, что она обо мне сейчас рассказывает… Не берите в голову, Светлана. Я вас понимаю. И принимаю извинения, — примирительно улыбнулся Юрий.

На станцию ребята попали только на следующее утро. Во дворе было непривычно тихо — не слышалось звонкое ржание «марсианских» жеребят.

– А где остальные жеребята? — тревожно спросил Павлик.

– Жеребят вчера вечером увезли в головной институт. Исследования нужно продолжать дальше, — пожала плечами Валина бабушка.

– И мы их больше не увидим? — на глазах Юли выступили слёзы.

– Почему? Кого-то из жеребят оставят на станции, может это будет и Огонёк, — успокоил ребят Вертихин.

– Если их найдут, — грустно ответила Юля.

– Надейся на лучшее, малыш.

***

Прошло три дня с той злополучной ночи, когда пропал Огонёк. Дни тянулись серо и скучно. Ребята по-прежнему с удовольствием помогали взрослым, учились верховой езде, совершая под руководством Светы конные прогулки по окрестностям. Но… Не хватало жеребят. И хотя полиция искала украденных животных, результатов пока что видно не было.

– Какие же они гады!!! — в сердцах воскликнул Павлик, глядя в окно, на сверкавшую после ночного дождя, мокрую листву сада.

– Кто?

– Сама знаешь, Юлька! Те, кто украл Огонька! Он же ещё маленький, совсем как мы!

– Он очень ценный, — рассудила Юля не по-детски серьёзно. — Поэтому его и украли.

– Я бы их всех! Вот так! — Павлик схватил висевший на стене детской игрушечный меч и, перемахнув через ограждение террасы, выбежал в сад. — Вот так всех! Этих воров, — Павлик принялся рубить мечом росшие за террасой репейники. — Вот так!!! Вот так!!!

– Что, малыши, скучаете? — бабушка вошла в детскую. — Я знаю, как вас развеселить. Завтра поедем в «Детский мир». Надо вам кое-что купить, а то растёте быстро, уже всё коротко…

Вечером следующего дня Павлик и Юля, уставшие и счастливые, тащили вместе со взрослыми коробки и свёртки с обновами. Часть покупок оставили дома. А часть повезли на дачу. На станции эстакадного трамвая Павлик принялся усиленно разглядывать кого-то среди ожидавших поезд пассажиров.

– Пашка, ты кого там увидел?

– Смотри, Юлька, — шёпотом ответил ей мальчик и показал рукой.

Девочка посмотрела в ту сторону, куда указывал Павлик и заметила в толпе высокого худощавого мужчину в старомодной кепке-«жокейке». Что-то в нём было знакомое…

– Не узнала? Это тот грибник!

– «Серый»!? Точно — он! — ахнула Юля и подбежала к взрослым: — Надо срочно полицейским сказать!

– Что сказать, Юля?

– Деда, там этот, «серый»! Который жеребёнка украл!

***

Солнце ещё только вставало, постепенно заливая луг оранжевым светом и разгоняя молочно-белый туман, поднимавшийся от реки, когда Павлик и Юля одновременно проснулись, услышав такое знакомое тонкое ржание.

Не сговариваясь, оба вскочили и кинулись к террасе… Там в лучах восходящего солнца скакали красные кони… Вернее, пока ещё не кони, а огненно-рыжие жеребята. А к даче уже бежала сияющая счастливая Валя.

– Огонёк!!! — ребята бросились к своему четвероногому другу. — Огонёк, как мы соскучились!!!

Огонёк, увидев друзей, со звонким ржанием поскакал навстречу детям.

– Ну вот, ребята, — из тумана вышел Евгений Петрович, — мы и нашли наших жеребят. Благодаря вам! Спасибо, малыши!

– А того — «серого» — поймали?

– Поймали, Павлик, — вздохнул биолог. — Но организатор ушёл. Юрий видел рядом с Люсьеной совсем другого человека. И он как сквозь землю провалился…

– А жеребята теперь останутся на станции? — осторожно спросила Валя.

– Да. Огонёк и Комета останутся у нас.

Жеребята ответили весёлым ржанием, зовя маленьких друзей поиграть, и поскакали к ещё скрытой туманом реке. А Валя, Юля и Павлик, с радостным смехом понеслись вслед за ними. Они бегали по росистому лугу, среди волн таявшего на солнце тумана, плескались в тёплой воде речки, и вместе с ними летело по солнечным лугам беззаботное детство маленьких друзей: детей и алых жеребят.

Конец

Предыдущая часть

Источник