Нейро-когнитивные войны

08.04.2018

В основном, социально активные граждане, проводят в технологически созданном виртуальном мире немало времени и переносят ряд характеристик уже в мир реальный. Телекоммуникации и информатизация рассматриваются в контексте международной безопасности, а сам термин «информационная война», может и стал неким излюбленным приемчиком определения любых баталий в виртуальной среде, имеет значение для рассмотрения в классическом понимании – базисном:

военное противостояние за овладение командно-контрольными функциями; противоборство разведок и контрразведок; противоборство в электронной сфере; психологические операции; организованные хакерские атаки на информационные системы; информационно-экономические войны за контроль над торговлей информационными продуктами и овладение информацией, необходимой для преодоления конкурентов; кибернетические войны в виртуальном пространстве.

К тому же, нет единого, терминологического на международном уровне принятого стандарта, и теоретиками предлагаются лишь лаконичные примеры.

Допустим: использование интегрированных возможностей с целью влияния на сознание/поведение человека.

Существует шесть базовых пространств, определяющих территориальную карту ведения боевых действий: сухопутное, воздушное, морское, космическое, киберпространство и мозг.

О мозге (как базовом пространстве) и стоит поговорить чуть подробно. Итак, идея создания оружия в настоящее время, которое может нарушить или изменить когнитивные процессы отнюдь не фантастика, а достижение нейробиологов и еще достаточного числа различных ученых мужей. Можно его называть «нейрокогнитивным оружием». Допустим, это исследования нейронаук двойного назначения, инструментарий коих может быть использован в сценариях влияния, так и сдерживания.

Нейрологические методы позволяют исследовать и изменять мозговые процессы и связывать их с поведением. Измерение нервной интеграции может проиллюстрировать последовательности разнообразных процессов: внимание, рабочую память или эмоцию, и задействованные мозговые структуры. Нейрологические методы позволяют исследовать нормальное функционирование головного мозга, а также измененных функций мозга и структур, вызванных патологическими процессами или вмешательствами и обучением. В данном случае, технологии принято называть «нейро-сдерживанием». Они служат для проникновения в суть индивидуального, коллективного и межгруппового мышления, эмоций и поведения. Используются при анализе разведывательных данных и операций, а также для понимания степени агрессии, чтобы уже разработать более эффективные стратегии и тактики сдерживания.

Ради справедливости стоит отметить, что обеспокоенность военных манипулированием умами не нова, и сами психологические операции суть предшественники нейро-технологий. К психологическим операциям можно отнести эксперименты с кокаином у пруссаков, у американцев во Вьетнаме с метамфетамином, или у англичан во время Холодной войны эксперименты с LSD для солдат (см. видео 1963 г., где подопытные английские солдаты пытаются выполнить свои обязанности), или у тех же американцев (для справки: эксперименты с психотропными веществами просуществовали с 1950 г. до 1972 г.).

Можно выделить четыре инструмента продвижения нейро-технологий:

Наркотики: это определенные лекарственные препараты, которые действуют на центральную и/или периферическую нервную систему, и могут быть использованы для:

изменения концентрации и бдительности (для увеличения или уменьшения производительности боевых качеств на различных задачах);

изменения ощущения, восприятия и эмоции (чтобы вызвать чувство страха; растерянности или даже любезности);

глубокого истощения и смерти.

Ошибки/вирусы/баги: есть целый ряд микробиологических агентов («ошибок») – вирусы и бактерии – которые могут вызвать множество неврологических заболеваний (такие как энцефалит, менингит и т.д.) и эффекты (например, когнитивных и двигательных проявлений).

Токсины: разнообразные органические нейротоксины, которые являются производными от Конус улитки, осьминога, моллюска и ядовитых змей (например кобры, мамбы и т.д.). Они могут быть использованы при очень низких дозах, чтобы нарушить неврологическую функцию, вызвать паралич, болезнь и даже смерть. Что делает очень эффективным «скрытое» оружие против важного и высокого профиля отдельных целей.

Байты: использование стиля как очевидной, так и подсознательной информации («байты») в описательных функциях и дискурсах, которые могут быть показаны как в традиционных, так и различных социальных средствах массовой информации. Они влияют на нейро-когнитивные процессы мышления, эмоции, принятие решений и действия неврологически на основе формы пропаганды и психологических операций.

В совокупности эти инструментарии сводятся к нано-нейронаукам, нейрофармакологии, нейро-визуализации и нейро-манипулятивным устройствам, нейроинформатике и кибер-нейросистемам. По сути, термин «информационная война» остался «притчей во языцех». Ее изменение – это переход в фазу нейро-когнитивной войны.

Нейро-когнитивные войны являются смешением электромагнитных, инфразвуковых и световых технологий, целевых, человеческих, нервных и физиологических систем. Влияние на тактическом уровне сосредоточено на ухудшении когнитивных, физиологических и поведенческих характеристик. Локализованные эффекты от применения делают ее идеальной для работы с целевой аудиторией, а эффект масштабен. Ряд технологий можно использовать через интернет-иммерсивные среды (от англ. слова immersion/погружение), чтобы скрытно воздействовать на поведение без знания цели…

Говоря о технологиях «двойного назначения» подробно и даже разбирая идеологическую мотивацию следует отметить, что неврологическая информация, полученная в результате методологически строгих исследований, может обеспечить сильное, основанное на фактических данных понимание того, как функции нервной системы отдельных лиц вносят вклад в различные когнитивные (и эмоциональные) состояния, которые важны для принятия решений и поведения.

Однако, нейронаука, предоставляя большой потенциал также ограничена в современных технических возможностях и, таким образом, не предоставляет самостоятельный или абсолютный инструментарий для понимания сдерживания и влияния. Только сочетание с другими дисциплинами, такими как политология, антропология и психология, может дать нейробиологии тот тип и глубину понимания био-психосоциальных факторов, что могут эффективно эксплуатироваться и, следовательно, наиболее будут полезны.

Использование методов, например, различных типов нейровизуализации, таких как позитронно-эмиссионная томография [ПЭТ], однофотонная эмиссионная компьютерная томография [ОФЭКТ], функциональная магнитно-резонансная томография [фМРТ], функциональная инфракрасная спектроскопия ближней области ИК-спектра [fNIRS] ( БИК-спектроскопия) и изображений тензоров диффузии [DTI], а также количественных электро- и магнито- энцефалографических методов [ЭЭГ и МЭГ, соответственно] для оценки состояния мозга, соотнесенного со специфическими когнитивными, эмоциональными и поведенческими паттернами, имеет потенциальное применение в определении структуры функциональной корреляты агрессии и насилия.

Кроме того, вмешательство через информационные системы с гиперсвязью, интерфейсы «мозг-машина», а также использование и подготовка нейропсихоактивных препаратов могут быть применены для усиления разведывательных операций. Или могут использоваться для воздействия на познание, эмоции и поведение людей, групп и групп населения в рамках программ психологических операций и/или военных операций информационной поддержки. Конечно, нейро-технологии могут быть и в виде нейромикробиологических и органических нейротоксинов.

Поскольку я, более себя соотношу с «нейро-скептицизмом», нежели слепо уверовавшей в футуристические сценарии, то отслеживать, скажем, развитие на примере семинаров по темам допустим в США, можно и в открытых источниках. Допустим на «The Mad Scientist Future Technology Seminar». См. архив – это канал в Youtube, или здесь: – а это уже архив конференций на сайте TRADOC. Сам семинар это инициатива в соавторстве с руководителем штаба исследований группы стратегической армии, TRADOC и Центра по изучению вопросов безопасности Джорджтаунского университета США. Никаких секретов там не рассказывается, несомненно, но можно уловить общий настрой и при желании, увлечься более детальным поиском информации.

Для самых любознательных, предлагаю прочесть отчет 2010 г. (по «The Mad Scientist»).

Или «О необходимости применения нейротехнологий в национальной разведке и обороне»

А есть и обратная сторона медали в развитии технологий «двойного назначения» – здесь упоминается инцидент, когда в 2003 г. американские пилоты в Афганистане, после приема специальных стимуляторов (наркотиков) отработали по союзным войскам, и результатом стала гибель 4 солдат канадской армии.

Тайны когнитивного управления можно раскрыть и на примерах власти средств массовой информации и потенциальной опасности, связанной с созданием захватывающих интерактивных виртуальных миров и мемов с вредными сообщениями или идеями, которые могут распространяться вирусно через социальные медиа. Достаточно важны для рассмотрения те технологии, которые провоцируют и поддерживают ненависть, агрессию и конфликты, или же работают на предотвращение или смягчение этих факторов.