Одесский юмор от холеры до демократии

Одесские хохмы. Короткий рассказ Марка Агатова.

«Крымский аналитик» готовит к изданию рассказы Марка Агатова.

Он вернулся в Одессу через 39 лет и его никто не встречал с оркестром. Подумаешь, он вернулся! И что интересно, когда он улетал из Одессы – его не провожали с оркестром у самолета. Мало того, на нем тогда была военная форма, сержантские лычки на погонах и значки на груди. Он пережил в Одессе холеру, тогда холера была у всех. У одних в животе, у остальных - в голове. Мало того, он видел, как в Одессе спекулировали … хлоркой! Вы видели, что бы на ваших глазах спекулировали хлоркой? Вы не видели, а он видел, как в Одессе сажали тех, кто хотел заработать на холере. От вокзала ему надо было сесть в пятый трамвай и доехать до Филатова. Пятый номер оказался очень популярным. Все стояли впритык, и это можно было бы терпеть, если бы не «ледокол». По салону трамвая, расталкивая пассажиров пятым номером бюста и огромной кормой, двигалась кондуктор. Рост у нее был метр восемьдесят, в ширину примерно столько же. Старик, не подумав, спросил у дамы: «И сколько стоит проехать с вами на трамвае?». Женщина остановилась, медленно провела взглядом с головы до ног и, не оценив, сказала громко на весь салон: «Рубль пятьдесят». В Одессе рубли не ходят лет двадцать, но украинские гривны как-то не прижились. Их по привычке называют рублями. Он дал ей две гривны, она вернула ему полтинник и пошла к передней площадке, вдавливая пассажиров в закрытые двери. Старик глубоко вздохнул и стал рассматривать Одессу через трамвайное окно. Он хотел что-то вспомнить, но из всей его одесской жизни вспоминалась хлорка и вор-старшина, который пытался толкнуть две бочки хлорной извести налево. Тем временем, по салону пошла штормовая волна, это возвращалась кондуктор. Старика вдавили в железный столб, прикрученный к пассажирскому месту. Он повернулся к кондуктору и спросил: «Мадам, а вам не кажется, что вы здесь уже всех удовлетворили?».

- Это как? – Опешила женщина.

- За рубль пятьдесят, - пояснил старик.

- Это вам показалось. Вон мужчина у окна, который что-то высматривает на улице, не замечая кондуктора. Так, он просто мечтает отдать мне рубль пятьдесят за проезд. – На весь салон громыхнула женщина-ледокол.

Мужчина у окна нехотя полез в карман, достал деньги и протянул кондуктору. Женщина – ледокол торжествовала.

Старик тут же решил сменить тему и спросил у кондуктора: «И сколько отсюда до Филатова?».

Женщина перестала торжествовать и удивленно посмотрела на старика.

- Я вас держала за одессита. До Филатова три остановки. Вы меня полностью разочаровали.

В институте имени Филатова старика долго изучали врачи, фотографировали зрачки, задавали десятки вопросов. Наконец, он вышел за ворота и вошел в пустую аптеку на Французском бульваре.

- Девушка, мне нужно такое, о чем неприлично спрашивать даже в аптеке, - смущенно проговорил старик.

Девушка оценивающе посмотрела на посетителя.

- Вы покраснели совсем не о том, что мне надо.- Покачал головой старик. - Мне нужна баночка для анализа. Без этого анализа они мне не верят. Сказали, иди в аптеку, купи баночку.

- Два тридцать, - назвала цену аптекарь, - вам что-нибудь еще?

- Человеку, которого интересует баночка для анализа, уже ничего не надо. Его интересует сахар, белок и лимфоциты.

На следующий день после обеда старик вновь посетил аптеку на Французском бульваре. Он попросил детское мыло.

- И как ваши анализы? - Не удержалась аптекарь.

- У меня там нашли «кока-колу»?

- У Филатова уже делают анализы на «кока-колу»? – удивилась она.

- Ничего удивительного. Я вчера вечером посетил «Макдональдс», а утром у меня нашли лишний сахар. Лаборант сказала, что это «кока-кола». Поэтому, я вам тоже не советую.

Старик положил «детское» мыло в карман и пошел гулять по Одессе. Недалеко от вокзала он прочитал на заборе «Велика Арнаутска».

- На Малой Арнаутской 6 когда-то делали всю «контрабанду Одессы», - вспомнил старик, Интересно, и что же там сейчас.

В шестом доме на Арнаутской он увидел надпись «Провiта». Пока старик снимал «Провiту» на телефон к нему подошла старая одесситка.

- И что вы тут снимаете? – спросила она у фотографа.

- Ходят слухи, что раньше в этом доме делали всю контрабанду Одессы.

-На нашей улице было много интересных людей. Сейчас их можно пересчитать по пальцам,– гордо приподняв подбородок, проговорили женщина. Потом, помрачнев, продолжила. - Новые власти вначале переименовали весь город и написали на заборах на украинском всякие глупости. Потом переименовали назад. И в итоге мою улицу назвали «Велика Арнаутска». Но я вам скажу по секрету «БОЛЬШАЯ» и «ВЕЛИКАЯ» - в Одессе это две большие разницы. Я всю жизнь жила на Большой Арнаутской 6, а Малую Арнаутскую, 6 - прославил на весь мир, сами знаете кто! А теперь, здесь появилась страховая компания.

- С «Провiтой» я уже все понял, - поддержал разговор старик, - а куда делась старая Одесса?

- Вы сейчас спросили глупость, - недовольно скривила губы женщина. - Старая Одесса уже давно на кладбище. А те, кто еще живой – уехали из Одессы. И вы знаете когда они похоронили старую Одессу? Это случилось тогда, когда у людей забрали сараи и палисадники. Мы раньше жили все в одном дворе с большой верандой вовнутрь. У каждого был сарайчик во дворе для угля, а возле него палисадник, где можно было посидеть летом в тени деревьев. Так вот, если у вас была свадьба или не дай Бог похороны, выносили во двор столы, жарили кефаль, кушали, пили, радовались или плакали. Теперь, всю Одессу переселили в каменные коробки, и я уже не помню, чтобы кто-то во дворе устраивал свадьбу. И после этого вы хотите увидеть старую Одессу?!

Старик свернул с Большой Арнаутской в сторону моря, периодически снимая на телефон уличную рекламу. Кое-что из этой рекламы ему понравилось.

Потом был вокзал и поезд «Одесса-Симферополь». Но и тут не обошлось без одесской хохмы. В Одессе 30-ти туристам продали билеты в купейный вагон, а отправить хотели в плацкартном. Туристы забастовали, устроили небывалый скандал. В результате, поезд задержали на сорок минут, не включая в вагонах кондиционеров. Пока все потели и обсуждали, железнодорожники поменяли вагоны. Туристов пересадили в купейный до Симферополя. И что интересно, в Симферополь поезд из Одессы прибыл строго по расписанию.

На перроне одесский поезд встречали таксисты, которые за очень большие деньги готовы были отвести курортников куда угодно. Но в одесском поезде не было курортников, кроме тех, кто скандалил из-за вагона, но за ними прислали автобус.

Он тридцать девять лет не был в Одессе. Оказалось, что уже прошла целая жизнь от холеры до демократии с переименованиями. Быстро и незаметно.

Реклама. Книги писателя Марк Агатов на ЛитРес