Выдворение дипломатов может привести к мировой войне.

29.03.2018

Страны ЕС, США и Украина вслед за Великобританией высылают российских дипломатов, выражая таким образом поддержку Лондону, который обвиняет Кремль в покушении на офицера ГРУ в отставке Сергея Скрипаля. Украину должны будут покинуть 13 дипломатов, США — по предварительной информации, целых 60. Канада, Германия и Польша высылают по четыре дипломата. Почему такой шаг Украины и других партнеров Великобритании беспрецедентен, и на какой новый уровень выходит конфликт Запада и РФ Владимира Путина, «Апострофу» рассказал дипломат, руководитель фонда «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко.

Решение выслать российских дипломатов является беспрецедентным, и прекрасно, что Украина приняла в этом участие — это очень взвешенный и политически грамотный шаг, потому что мы не можем не солидаризироваться с теми, кто противодействует российской экспансии. Нам нужно сделать еще намного больше, и очень хорошо, что хоть это уже есть.

Не могу вспомнить в истории случаев, когда группа стран высылала дипломатов одного государства, которое, с их точки зрения, нарушает какие-то нормы международного права. Раньше это делали исключительно на двусторонней основе. И это очень интересно, особенно на фоне бесконечных разговоров — которые Россия очень часто продуцирует, но под ними есть определенная почва, — что Запад рассыпается, что политического Запада нет. Вот попытка показать, что Запад может консолидироваться.

Очень интересно, что фактически впервые в этой ситуации с покушением на Скрипаля в отношении иностранного государства, члена Совета Безопасности ООН применили не принцип презумпции невиновности, а принцип презумпции вины. Президента Владимира Путина называют тем, кто отдал приказ — очень нехарактерно делать такие ссылки и ремарки в сторону главы государства, тем более постоянного члена Совета Безопасности. Этот беспрецедентный шаг сделан потому, что Россия еще раньше прибегла к таким беспрецедентным шагам, как использование боевых химических веществ для покушений на граждан, вмешательство в выборы и так далее.

Ответ на вопрос, почему этот шаг принципиально новый, кроется, на мой взгляд, в выступлении Терезы Мэй перед парламентом, в котором она покушение на Скрипаля поставила в один ряд с агрессией России против Украины, аннексией Крыма, оккупацией части Востока Украины. Просто пришло время осмысления и конкретных выводов. Россия очень долго прибегала к стратегии действий, когда ее участие в каких-либо подрывных преступных или недружественных действиях было трудно доказать. Это было основой ее тактики, и она очень долго срабатывала. И вот, наконец, перестала срабатывать.

С моей точки зрения, все это является свидетельством того, что отношения между Западом и Россией переходят на новый этап, который будет значительно более агрессивным, интенсивным и конфронтационным, чем подход, который применяли до сих пор: сдерживание и диалог. Понятно, что это выкристаллизуется чуть позже. В том числе, скажем, и намерения не ограничиваться высылкой дипломатов, довольно шаблонным шагом, а перейти, например, к арестам недвижимости, других финансовых активов. Нынешние действия фактически свидетельствуют о начале новой стадии противостояния.

Что касается ответа Москвы, то сомнений почти нет: Россия всегда зеркально отвечала на высылку дипломатов, потому она это сделает и сейчас. А в остальном вопрос — не в реакции России, а в том, что высылка дипломатов является реакцией на ее агрессивную, милитаристскую внешнюю политику. Россия провоцирует такие действия, а не реагирует на них, это тоже надо учитывать.

Ну а чем это закончится — дела могут пойти в разных формах, вплоть до мировой войны. Конфронтация обостряется, конфликт углубляется, и не только насчет Украины. И совершенно точно Россия не будет отступать: это невозможно по той причине, что Путин применяет подход сосредоточения внимания на себе, своих требованиях, напоминая, что он — противник. Ему не удалось стать полноправным партнером, и он решил стать полноправным врагом или противником. Этот подход диктует необходимость продолжать эскалацию. Если он перестает быть противником, у него нет аргументов, чтобы стать партнером.

Богдан Яременко (Украина).