Журналистика советская и постсоветская: в чем отличие?

31.03.2018

Поговорим об одной из древнейших профессий? Нет, это не то, о чем вы подумали – речь пойдет о журналистике. Правда, сходство с известной профессией, называемой древнейшей, у нынешней журналистики предостаточно.

Казалось бы, чего проще человеку, получившему профессиональное образование: пришел, посмотрел, при необходимости задал вопросы, записал в блокнот, на диктофон или теле- видеокамеру, подготовил материал, выдал в печать/эфир/интернет. Что в Советском Союзе, что до него, что после – алгоритм остается неизменным, если не брать во внимание более совершенное техническое оснащение современных журналистов. Но, как говорится, бес кроется в мелочах. И эти мелочи в «тогда» и «сейчас» настолько отличаются, что поворачивают на 180˚ представление простого человека о профессии журналиста и журналистики в целом. Итак, предлагаем сравнить, какой была журналистика в СССР и чем она стала в постсоветское время.

Первое и основное отличие – абсолютно все советские СМИ были государственными. Следовательно, пресса следовала официальному курсу страны – в противном случае газета, журнал, теле- или радиопередача была бы незамедлительно закрыта.Сегодня большинство печатных изданий, теле- и радиоканалов находятся в руках частников, главная цель которых – максимальное извлечение прибыли. О каком-либо официальном курсе коммерческих СМИ говорить не приходится. Оно и понятно: демократия.

Далее для полноты картины предлагаем провести сравнение по озвученному выше алгоритму.

Пришел

Напомним, что в советское время журналист никогда и никуда не приходил по личной инициативе – его отправляла на задание редакция. Та, в свою очередь, помимо обязательной идейной направленности, руководствовалась спецификой издания. Например, редакция газеты «Труд» посылала корреспондентов на фабрики и заводы, а руководство телепередачи «Сельский час» – на поля и фермы.

Современный журналист тоже приходит по заданию руководства. Однако у руководства сейчас, в основном, другие задачи. Его, прежде всего, интересуют «жареные» факты: сенсации, скандалы, происшествия, подробности личной жизни медийных лиц – словом, все то, что может привлечь внимание большинства аудитории. А большая аудитория – это рейтинг. А рейтинг, в свою очередь – это прибыль. Как видите, все просто. Поэтому и идут сегодняшние журналисты туда, где их не ждут, где им не рады, а их навязчивость раздражает. Особенно цинично выглядят настойчивые попытки любой ценой взять интервью у людей, только что переживших горе или эмоциональное потрясение: у погорельцев, жертв терактов, у попавших в ДТП или потерявших близкого человека…

Посмотрел

Судя по советским СМИ, журналисты той эпохи не просто смотрели – они умели видеть и объективно оценивать общую картину. Затем увиденное фиксировалось на бумаге, магнитофонной ленте или в телевизионной записи. И даже несмотря на то, что в прессе явно просматривался идеологический подтекст, информация подавалась максимально точно. Журналистская отсебятина в прессе не только не приветствовалась – была наказуема.

Задача современных журналистов – преподнести информацию под тем «соусом», который заказал главред (а он, напомним, бизнесмен). Поэтому им мало просто посмотреть – необходимо выдрать из контекста событий то, что требуется для рейтинга и, соответственно, для прибыли медиаресурса. А если выдрать нечего – это следует придумать. Иначе корреспондент может запросто быть уволен за «профнепригодность».

Задал вопросы

С этим у советского журналиста проблем не было. Список вопросов, которые следовало задать во время интервью, составлялся заранее и утверждался начальником отдела. В особо ответственных случаях список утверждался главным редактором. Кроме того, в журналистской среде существовала строгая этика, согласно которой во время интервью считалось недопустимым задавать «неудобные» вопросы, касающиеся личной жизни человека. Правда, популярные люди порой сами охотно рассказывали о своей семье, но это делалось добровольно, по собственной инициативе.

Нынешнего журналиста такое положение не устраивает в принципе: если он не принесет в редакцию «сенсационную» новость или скандальное «разоблачение», он запросто может лишиться работы. Причем, если интервьюируемые, несмотря на настойчивость журналиста, категорически не желают распространяться о мужьях-женах, любовниках и внебрачных детях – нужная «сенсация» попросту придумывается. Иначе – сами понимаете…

Неудивительно, что кто-то из популярных личностей в последние годы вообще не дает интервью. Никому. Ни одному изданию. И их можно понять. Как сказал однажды лидер одной из российских рок-групп: «Я два часа рассказывал журналисту о творческих планах, а на другой день в эфир вышел материал, в котором об этом ни слова. Зато написали, то, о чем не говорилось вообще. Например, сообщили, какого цвета у меня трусы». После этого инцидента он не давал интервью целых шесть лет и вообще избегал журналистской братии (автору статьи пришлось убедиться в этом лично, когда группа приезжала в наш город с очередными гастролями).

Ради объективности все же стоит сказать, что часто сами знаменитости просят журналистов выдать общественности тайны их закулисной и личной жизни. И щедро за это платят. Для чего им нужен этот эксгибиционизм? На этот вопрос блестяще ответила экс-мегазвезда российской эстрады: «Черный пиар – это тоже пиар. Неважно, что обо мне говорят, – лишь бы говорили». Боятся забвения, стало быть. Ну, а нынешним масс-медиа это только на руку: внимание общественности – рейтинг – прибыль. Звезды пиарятся, бизнес процветает – и всем хорошо. А общественность… О чем вы? Как говорится в среде современных журналистов, «пипл схавает». Грустно, что он действительно «хавает», да еще и добавки просит. Значит, надо рубить бабло, пока есть спрос.

Подготовил материал

Для советского журналиста это была обычная техническая работа. Полученная информация систематизировалась, «причесывалась», приводилась к нужному стилю. После этого готовый материал ложился на стол главному редактору и после его визы выдавался в информационное пространство.

Другое дело – современный журналист. Для него подготовка материала – процесс творческий, требующий недюжинной фантазии. В результате креативной «литературной обработки» от изначальной информации практически ничего не остается. Более того, нередко журналисты кропают «сенсационные репортажи с места событий», не выходя из кабинета. Действительно, зачем напрягаться, если все равно в итоге придется писать «сочинение» на заданную редактором тему?

Личное отступление

Автору этих строк довелось однажды побывать на собеседовании в редакции газеты «Жизнь». Прямо с порога мне озвучили главное требование (привожу дословно): «Нам неважно, какие творческие планы у артиста – это скучно. Вам необходимо разговорить его так, чтобы он сообщил, с кем провел прошлую ночь или что сегодня ел на завтрак. Мы готовы платить только за такие материалы». На что я ответила, что все это замечательно, кроме одного: я не готова их писать. И расспрашивать талантливого певца или писателя про цвет его трусов тоже не готова – мне стыдно. На том и распрощались.

*****

Все бы ничего – как сказал однажды наш нынешний президент, собака лает, а караван идет. Чтобы не пополнять многомиллионную армию «пипла», который «хавает», можно не покупать газеты, не слушать радио, не включать телевизор. А можно покупать, слушать, включать, фильтруя информацию и перепроверяя ее достоверность, – но это долго, да в большинстве случаев и ни к чему. Обидно только за пожилых людей, которые со времен СССР привыкли доверять прессе и с уважением относиться к тому, что там говорят и пишут. Для них «я в газете прочитал» или «по телевизору сказали – значит, правда» – самый весомый аргумент. И переубедить их в том, что сегодня две древнейшие профессии практически слились в одну, уже невозможно: слишком крепка у них память о тех, прежних, советских журналистах. Их было не так много, как сейчас. Но их уважали, любили, знали поименно. И помнят до сих пор. Вспомнят ли большинство сегодняшних работников масс-медиа через 20, 30, 50 лет? Вряд ли.


http://strana-sssr.net/